Архив

Парижская отшельница

31 декабря 2001 03:00
743
0

Вряд ли Патрисия Каас популярна сейчас на Западе. Впрочем, весьма сомнительно, что она вообще пользовалась там когда-либо безумным спросом. Артисты ее типа имеют определенную специфику: они всегда востребованы в России. Может десять раз падать в низины хит-парадов и взбираться обратно Мадонна, может совершать подобного рода фокусы рубль, могут рушиться и строиться небоскребы — Патрисию все равно будут обожать в России. Потому что она есть Женщина, Которая Поет, как Алла Пугачева в свое время скромно охарактеризовала себя. Эта самая женщина может петь полную ахинею, да ладно — она может не петь вовсе, но приезд ее в Москву это априори аншлаг в Кремле. О продажах альбомов умолчим, поскольку есть подозрение, что лучше всего расходятся сборники «The very best ofѕ» на Горбушке: народная популярность, увы, отнюдь не сопутствует реализации лицензионной продукции.

Когда я встретила Патрисию Каас в спортивном зале парижского «Жимназклоба», она была в черном купальнике, черном трико и голубых гетрах. Она напоминала гуттаперчевую гимнастку, которая терпением и упорством преодолевает трудности и добивается золотых медалей. В жизни Патрисии хватает и того, и другого. С тех пор, как умерла ее мама. С тех пор, как она рассталась со своим мужчиной.

— О, «Московский бульвар»? — поприветствовала меня Патрисия. — Или «Комсомольский бульвар»? Нет? Но почему же бульвар? Я помню Москву, но совсем не помню бульваров… Москва для меня — это такое веселое место с огромными площадями, на каждой из которых можно было бы устроить эстрадный концерт!

— Вы не собираетесь в Москву?

 — Я собираюсь в Цюрих. А больше я пока никуда не собираюсь. Цюрих — это теперь мое постоянное место жительства — у меня там квартира, моя семья живет неподалеку. Я свободно говорю по-немецки и чувствую себя более свободно, чем в Париже, где на меня постоянно глазеют и на улицах, и в универмагах, и в спортивном клубе… Там я могу прийти куда угодно одна, никто на меня не будет показывать пальцем, никто не скажет: глянь, а она совсем не такая, как по телеку. Это здорово.

— По гороскопу вы Козерог, недавно отметили день рождения, можно сказать — юбилей. Что вы ощущаете по этому поводу?

 — Я чувствую себя… Я по-другому, конечно же, ощущаю себя, чем когда мне было двадцать. Или двадцать пять. Я твердо знаю свои жизненные приоритеты. Я сама их устанавливаю. Иногда люди думают, что главное в жизни — это успех. Я так не думаю.

— А что же?

 — Нужно состояться. Нужно, чтобы твоя жизнь получилась. Что еще… Еще ты отчетливо понимаешь на этом жизненном этапе, что есть вещи главные и второстепенные. Допустим, если сегодня я бы забеременела, я бы оставила своего ребенка.

— Потому что ребенок сегодня — это для вас главное?

 — Это очень важно для меня. Я сама росла в большой семье, у меня братья-сестры, куча племянников вот теперь… Но, разумеется, я бы не стала сегодня делать ребенка с черт знает кем. Я бы хорошо выбрала. Мне вот кажется, что ребенок должен зачинаться в самый высший момент страсти. То есть в самом ее начале, не так ли?

— Ну, не знаю, зависит от страсти.

 — Да нет, поверьте мне, позже мы любим по-другому. Появляется какое-то взаимоуважение, момент привычки, и это все по-другому. Страсти нет, понимаете? Сегодня, достигнув какого-то рубежа, я говорю себе: никаких вопросов. Я не хочу больше задавать себе вопросы. Настоящая ли это любовь? Вообще, существует ли она, настоящая любовь? Один мужчина, с которым вы проведете всю свою жизнь? Не могу себе этого даже представить! Когда-то, да, у меня были иллюзии… Но не теперь. И я не хотела бы остаться одна, разумеется. Жить одной все время сложно.

— Что ж, неужели вы все время одна?

 — Пока — да. Это мой выбор.

— И вы что же так одна… сидите дома?

 — Сижу дома. Если, конечно, у меня нет съемок, интервью, записей или концертов. Если я не иду в театр. Идти одной в бар — для меня это невозможно. Тем более идти одной в бар, чтобы там познакомиться с мужчиной. Я иначе воспитана. У меня бездна принципов во всем, что касается мужчин. Сегодня женщина, если она ищет мужчину своей жизни, она ставит планку так высоко, что ни один мужчина не допрыгивает до нее! Все это очень сложно… Чтобы узнать, подходит ли вам этот мужчина, нужно действительно хорошо узнать его. То есть пожить с ним некоторое время. Но можно пожить две недели, а можно шесть летѕ Странно, но я внушаю мужчинам какой-то ужас. Сама не знаю, как у меня это получается. Однажды я пела с Хулио Иглесиасом, который как-никак образцовый соблазнитель. Так вот: он даже не осмелился на меня взглянуть.

— Видимо, боялся окаменеть.

 — Я не знаю, чего он боялся. Людей удивляет, что я живу одна, но, наверное, это просто потому, что я внушаю страх. Да-да…

— За успех часто платят одиночеством.

 — Достаточно вспомнить Далиду, Эдит Пиаф, Мэрилин Монро… Если ты мужчина и у тебя успех — тогда все о’кей. Вы можете жить с женщиной, которая упивается вашим успехом и всецело разделяет его. Она любит вас, разумеется, но еще она любит ваш успех, ваши деньги, сам стиль вашей жизни. Она даже может при этом ничем не заниматься. Если мы спроецируем подобную ситуацию на жизнь женщины — получится совсем по-другому. Мужчина, который живет с вами, потому что вы — успешны? Потому что у вас больше денег, чем у него? Это нездорово. Я бы хотела встретить кого-то, кто так же независим, как и я. Кто зарабатывает столько же денег. В противном случае это добавляет забот. Может быть, не в самом начале, но в самом конце…

— Ага, значит, у вас были какие-то «заботы» такого рода?

 — Нет-нет, не будем об этом, прошу.

— Давайте о вашем дебюте в кино. Кино — это потрясающе! И именно в этом году вы снимаетесь в своей первой кинороли. Разве это не внушает оптимизм и веру в завтрашний день?

 — Внушает.

— Как вообще вышло, что вас пригласили на пробы?

 — Лелуш однажды позвонил мне и сказал: будут пробы. Я пришла. Мне вообще-то часто предлагали роли в кино, но единственно серьезным проектом я могу назвать проект фильма о жизни Марлен Дитрих. И он так и не был снят! Проект с Лелушем получится, я надеюсь. Я прошла прослушивание, сказав себе, что не выйдет — ну и ладно. Я певица, и я останусь певицей. Но в сам день прослушивания я испытала настоящий страх. Это длилось всего-то час. Час импровизации, в течение которого я должна была показать свое умение быть печальной, влюбленной… Я находила это ужасным! После прослушивания Клод сказал мне: «Я доволен. Я нашел мою героиню». А я ему ответила: «Ну, вы должны увидеть и то, что делают другие». Потом я вернулась к себе и сказала себе: ты сошла с ума! Ты только что оторвала себе первую в твоей жизни роль в кино, и ты на это так реагируешь! Тогда я позвонила Клоду и сказала ему, что я довольна. Очень довольна. Пока шли съемки, все было замечательно. Для меня было самым важным, чтобы он был доволен и не жалел о своем выборе.

— Все-таки у вас холодная кровь: неужели никаких скандалов, сцен, разборок с режиссером?

 — (После некоторых раздумий.) На моей памяти — ничего. Хотя нет, в самом начале было сложно. Когда я очутилась лицом к лицу с Джереми Айронсом, Клаудией Кардинале, Клодом Лелушем, я сказала себе: ой-ой, ну и что ты теперь будешь делать?

— И что вы сделали?

 — Я сыграла свою роль.

— Там были сцены любви?

 — Траха. Там были сцены траха.

— И каково вам было сыграть сцены траха?

 — Я пошла к Лелушу и спросила: мы целуемся по-настоящему или понарошку? Он мне говорит: да как хочешь, но только предупреди своего партнера, если ты хочешь его целовать по-настоящему, чтобы у него в кадре не было опешившее лицо.

— И?

 — Ну, я пошла к Айронсу. Говорю: я тебя поцелую, но это для твоего же блага.

— И у вас с ним ничего не вышло по-настоящему?

 — Я знаю, мне уже передавали… (Смеется.) Не было у меня ничего с Айронсом. Мы полтора месяца прожили бок о бок, он очаровательный, но дальше дружбы у нас дело не зашло. Хотя это правда, что однажды в Лондоне я его поцеловала в ресторане. Прямо в губы. Папарацци засняли этот момент, и фото появились в местной прессе. Но ведь я целовала и Лелуша, который был в том же ресторане. Про это же ничего не написали! А жена Айронса, когда ей принесли показывать фотографии, сказала: пф! И все.

— Давайте еще о мужчинах поговорим. Если бы вы, предположим, все-таки встретили Его…

 — Если какой-нибудь мужик все-таки мною заинтересуется… Впрочем, это меня бы здорово удивило…

— Как это?

 — Я всегда спрашиваю себя: а что, собственно, во мне такого? Может быть, это недостаток какого-то доверия к себе…

— Любите ли вы себя и свою потрясающую жизнь?

 — Я люблю свою жизнь, хотя я слишком часто задаю себе вопросы… Может быть, напрасно. Но только так жизнь становится тебе интересна.

ДЕТСТВО ПАТРИСИИПатрисия Каас родилась 5 декабря 1966 года в небольшом французском городке Форбах, что на границе с Германией.

Ее папа Жозеф работал шахтером, мама Ирмгард, немка по происхождению, была домохозяйкой. Пат была самой младшей в семье, вместе с ней росло еще шесть братьев и сестер.

Мама Патрисии в прошлом была актрисой небольшого театра, и именно она рассмотрела в своей младшей дочери талант к пению.

В шесть лет Пат впервые поднялась на сцену, приняв участие в благотворительном концерте. А через два года стала солисткой музыкальной группы. В 11 лет Патрисия стала работать певицей в танцевальном клубе «Rum-pelkammer» города Саарбрюкен в Германии. Маленькой Каас удавалось совмещать работу и учебу, и она радовала родителей не только хорошими оценками, но и скромным заработком — 100 франков за вечер выступления. «Порой бывало нелегко. Особенно когда устраивались шумные вечеринки и люди забывали, что на сцене стоит певица. Это меня очень унижало», — говорила потом Патрисия. В этом клубе она, однако, проработала семь лет.КАРЬЕРА ПАТРИСИИВ 1984 году Патрисия познакомилась с неким Картини, который поверил в нее и стал искать деньги для записи альбома. Жерар Депардье, очарованный голосом Каас, профинансировал ее первый сингл «Ревнивая», который, однако, успеха не имел. Картини продолжил искать деньги и песню, которая смогла бы раскрутить Пат.

В 1987 году выходит сингл «Mademoiselle chante le blues» («Мадемуазель поет блюз»). Но и этот диск не раскупается. Тогда Патрисия лично стала обивать пороги всех ведущих радиостанций. В итоге она добивается своего: ее песню крутят на радио, и диск раскупается. В этот же год она получает титул «Открытие года», а в декабре уже выступает на сцене самого знаменитого концертного зала Франции — «Олимпии».

В 1988 году выходит ее первый альбом «Mademoiselle chante…» («Мадемуазель поет …») и вместе с ним ошеломляющий успех. Альбом сразу же стал платиновым во Франции, а также в Бельгии и в Швейцарии, и золотым в Канаде.

С выходом второго альбома «Scene de vie» («Сцена жизни») в 1990 году Каас становится французской певицей международного уровня. В 1991 году начинается ее первое мировое турне. Всего 13 стран, 210 концертов, 650 тысяч зрителей.

У Патрисии Каас вышло уже девять альбомов.МУЖЧИНА ПАТРИСИИВ 1993 году во время концерта Патрисия познакомилась с бельгийским певцом и композитором Филиппом Бергманом. Три дня спустя Филипп бросил дом и друзей в родной Бельгии и приехал во Францию к Пат. Так они стали жить вместе.

Они были безумно влюблены, строили планы на будущее, мечтали пожениться и родить ребенка. Филипп даже написал песню Патрисии.

Ходили слухи, что ради Бергмана Пат сделала пластическую операцию на носу, однако сама певица это отрицает.

Через шесть лет совместной жизни они расстались, так как Филиппу надоело ждать, когда Патрисия изменит свой образ жизни и станет больше времени уделять семье.

С тех пор Патрисия живет одна со своей любимой собакой Лолитой.ВСЯКОЕ О ПАТРИСИИС тех пор как умерла мама Патрисии, она перестала верить в Бога. Но Пат верит в бессмертие любви, которая соединяет двух людей.

Любимые цветы: розы и все, которые дарят на концертах.

Любимые музыканты: Шаде, Джордж Майкл, Фрэнсис Габриэль.

Любимый кутюрье: Ив Сен-Лоран, Пако Рабанн.

В свободное время Пат любит ходить по магазинам и покупать дорогие вещи. А дома — лежать в ванне и зажигать свечи.

Патрисия дружит с Аленом Делоном. Он ей очень нравился в раннем детстве, а когда Каас стала популярной, Делон пришел на ее концерт. Они познакомились и подружились.

Самыми близкими друзьями называет свою родную сестру и менеджера.