Архив

Сказка о руководящей Золушке

Тридцать лет назад фильм «Служебный роман» стал лидером проката. В год его выхода на экраны историю о современной Золушке посмотрели более 58 миллионов человек. Сразу после премьеры тысячи советских женщин атаковали парикмахерские с фотографиями Алисы Фрейндлих в руках, а представители сильной половины человечества по-новому посмотрели на своих начальниц. О легендарной картине, вошедшей в золотой фонд советского кинематографа, — в сегодняшнем выпуске «Кинопроб».

18 июля 2007 17:48
1342
0

Тридцать лет назад фильм «Служебный роман» стал лидером проката. В год его выхода на экраны историю о современной Золушке посмотрели более 58 миллионов человек. Сразу после премьеры тысячи советских женщин атаковали парикмахерские с фотографиями Алисы Фрейндлих в руках, а представители сильной половины человечества по-новому посмотрели на своих начальниц. О легендарной картине, вошедшей в золотой фонд советского кинематографа, — в сегодняшнем выпуске «Кинопроб».

Если бы она сказала «нет», фильма «Служебный роман» просто не существовало бы. Режиссер Эльдар Рязанов писал киносценарий своего очередного шедевра специально для Алисы Фрейндлих. И в случае ее отказа просто выбросил бы увесистую книжку с идеально прописанными ролями в мусорную корзину. К счастью, Фрейндлих, ознакомившись с предложенной ей ролью, тут же стала паковать чемоданы: ведь ей предстояло в ближайшие несколько месяцев жить на два города — Москву и Питер. «Я люблю фильм «Служебный роман», — говорит Алиса Фрейндлих. — Это моя первая роль, в которой есть то, что я ценю больше всего: судьба, которая имеет свой завиток, и заключенная в ней метаморфоза, и жанр смешанной комедии с грустными каплями.

Благодаря сценарию, режиссерскому решению, актерскому ансамблю у этого фильма есть узнаваемость, которая всегда привлекает".

«Служебный роман» явил миру новую грань таланта Фрейндлих. Она не побоялась предстать на экране непривлекательной мымрой, у которой в голове лишь цифры и отчеты. И смогла показать, как буквально на глазах эта мымра превращается в обворожительную женщину.


А где же мальчик?

Эльдар Рязанов в любви к актрисе Алисе Фрейндлих признавался давно. И так же давно лелеял мечту снимать ее в своих картинах. Но каждый раз на пути их совместного сотрудниче-ства вставали какие-то преграды.

Именно Алисе Бруновне Рязанов прочил главную роль в своей ленте «Гусарская баллада». Фрейндлих тогда не один раз приезжала на кинопробы в Москву. И даже в съемочной группе уже никто не сомневался, что у Шурочки Азаровой будет лицо Алисы Фрейндлих. Однако в самый последний момент главную роль Рязанов вдруг отдал Ларисе Голубкиной, витиевато извинившись перед своей питерской любимицей: «Алиса, ваша неистребимая женственность мне не годится. Мне нужен мальчик!»

Во второй раз Рязанов позвонил Фрейндлих перед съемками фильма «Зигзаг удачи». На этот раз отказом ответила сама актриса: как раз в это время она была глубоко беременна дочерью Варей. Но Рязанов до последнего надеялся, что случится чудо и Фрейндлих таки сыграет в его картине. «Эльдар Александрович все звонил — на всякий случай узнавал, не стряслось ли чего, что для меня было бы трагедией, а для него — возможностью меня снимать, — рассказывала позже Алиса Бруновна. — Было это очень по-детски и выглядело безумно наивно и трогательно».

Ту роль в итоге сыграла Валентина Талызина. А Эльдар Рязанов спустя время предпринял новую попытку поработать вместе — уже на съемках культовой комедии «Ирония судьбы, или С легким паром!» И вновь не сложилось…

Казалось, все было против этого тандема. Но Рязанов не сдавался. Тем более когда решил экранизировать свою же пьесу. Он понимал: участие Фрейндлих в проекте — уже половина успеха будущей картины.

Подозревая, что Фрейндлих могут не отпустить из театра, где у нее были большие нагрузки, Рязанов долго подготавливал почву. В Питере убеждал руководство, что будет отпускать актрису на все репетиции и спектакли театра. В Москве увещевал худсовет, что без Фрейндлих картина просто пропадет, поэтому надо трепетно относиться ко всем ее просьбам.

Когда уже начались съемки, он с ретивостью сторожевого пса охранял покой актрисы. Ведь порой Фрейндлих целыми неделями ночевала только в поезде, кочуя из Питера в Москву и обратно. Поэтому в любой перерыв, даже самый небольшой, он разрешал ей поспать, а гримеры помимо своих основных обязанностей должны были по утрам делать актрисе специальные маски, чтобы разгладить лицо. Неудивительно, что Алиса Бруновна до сих пор считает Эльдара Рязанова своим крестным отцом в кино.


Без права на ошибку

В архивах «Мосфильма» не сохранилось ни одного альбома с фотопробами к фильму «Служебный роман». По причине вполне уважительной: их просто не было. Редкий случай — Эльдару Рязанову разрешили снимать тех актеров, которых он хотел видеть в своем фильме, безо всяких мучительных утверждений у высоких чиновников.

Более того, Рязанов всерьез начал подготовку к работе над картиной, лишь заручившись поддержкой своих любимцев.

Помимо Алисы Фрейндлих в число людей, без которых «Служебный роман» никогда бы не начался, входили Андрей Мягков, Светлана Немоляева, Олег Басилашвили и Лия Ахеджакова. Все согласились, хотя порой и не были довольны выбором режиссера. Так, Олег Басилашвили, прочитав сценарий, лелеял мечту предстать в образе нерешительного Новосельцева. Но Рязанов был непреклонен: Басилашвили предназначена роль лощеного красавца Самохвалова, и баста! Ситуация сложилась довольно забавная: поскольку Басилашвили, плотно занятому в спектаклях родного БДТ в Питере, пришлось практически жить в поезде, на съемки он попадал, скажем так, сильно помятым. Поэтому гримерам приходилось тратить часы, наводя лоск на невыспавшегося актера. И в то же время с таким же трудом превращать изысканного Андрея Мягкова в растяпу Новосельцева, «накладывая» ему под глаза синяки и разрушая безупречную прическу.

Впрочем, во время работы Басилашвили понял, что выбор Рязанова был верен. Андрей Мягков с первых же кадров смог вызвать симпатию к своему герою. Хотя поначалу все шаги его Новосельцева были, мягко говоря, не вполне благовидными. Судите сами: неудачник, который не справляется ни с одним заданием, решается ради карьерного роста приударить за начальницей, к которой не только не питает никаких чувств, но считает ее нечеловеческим созданием. И только благодаря таланту Мягкова все эти действия Новосельцева не казались злыми и беспощадными.

Может быть, поэтому Андрей Мягков — единственный актер, который позже признался, что работа в этой картине была для него очень нелегкой. «На фильме работать было достаточно тяжело. Эти веселые сцены, над которыми потом вся страна смеялась, давались непросто», — скажет он в одном интервью. И это на фоне прочих воспоминаний, читая которые, представляешь атмосферу на съемках легкой, непринужденной и очень воздушной!

Между прочим, роль стала для Андрея Мягкова своеобразным дебютом. Ведь он впервые на весь Советский Союз запел с экрана. Если в «Иронии судьбы…» за его героя пел Сергей Никитин, то здесь Эльдар Рязанов позволил Мягкову продемонстрировать публике свои вокальные данные.

Пела в этой картине и Алиса Фрейндлих. После записи «У природы нет плохой погоды» съемочная группа даже устроила ей овацию. Лишь один человек не аплодировал актрисе — новоявленный певец Андрей Мягков. Неужели то была творческая ревность?


Взносы в кино и наяву

Как известно, у Эльдара Рязанова не бывает маленьких ролей. Даже занятые в эпизодах актеры запоминаются в его фильмах сразу и надолго. Вот и активистка Шурочка, которую воплотила на экране Людмила Иванова, получилась вовсе не эпизодической.

Кстати, это была одна из немногих ролей, на которую проводились пробы. Другими претендентками на Шурочку были актрисы Римма Маркова и Нина Агапова. Но Людмила Иванова все-таки оказалась более убедительной.

Возможно, оттого, что она и в реальной жизни была такой же, как ее героиня. Настоящей активисткой! В своем родном театре «Современник» Людмила Иванова долгие годы председательствовала в месткоме. Поэтому актриса с первого дубля очень органично вошла в образ, закричав на всю площадку: «Так, товарищи, сдавайте по пятьдесят копеек!» Рассказывают, что интеллигентный Мягков моментально заткнул уши, добавив лишь: «Господи, какой же неприятный у тебя, оказывается, голос».

Правда, во время съемок актрису так захватила всеобщая атмосфера влюбленности, что она грешным делом подумала: а пусть и ее героиня будет чуть более романтичной. Она сама пришла к Эльдару Рязанову с необычным предложением: давайте Шурочка тоже в кого-нибудь влюбится. Однако режиссер, выслушав просьбу, оставил все как есть. И Шурочка продолжала собирать взносы на похороны и на бронзовых лошадей.

Между прочим, после этой роли Людмила Иванова активно эксплуатировала новый имидж. Конечно же, из лучших побуждений. Используя образ Шурочки, она выбивала коллегам квартиры, места в детских садах, льготы и надбавки. Только один человек не принял ее героиню. Старший сын Ивановой после премьеры «Служебного романа» аккуратно попросил свою маму: «Слушай, ты пока в школу не ходи. А то тебя там никто за приличного человека не примет!»


Трудности перевода

Звездным часом «Служебный роман» стал и для Лии Ахеджаковой, которая сыграла секретаршу Верочку. Благодаря таланту актрисы эта роль по сравнению с пьесой сильно трансформировалась. Если в «Сослуживцах» Верочка была всего лишь молодой «охотницей», то в «Служебном романе» превратилась в персонаж трагикомичный, а многие фразы секретарши мгновенно стали крылатыми.

Несмотря на то что Лия Ахеджакова к моменту съемок «Служебного романа» была уже актрисой довольно именитой, высокое мосфильмовское начальство никак не могло ее запомнить. В архивах киноконцерна буквально во всех документах ее фамилия нещадно коверкается. Вот, к примеру, какой текст идет в заключении сценарно-редакционной коллегии творческого объединения комедийных и музыкальных фильмов: «Тонкая, изобретательная режиссура, интересное изобразительное решение, яркая игра прекрасного актерского ансамбля (Алиса Фрейндлих, Андрей Мягков, Олег Басилашвили, Лия Ахмедсафина (!!!) и др.) позволяют надеяться, что съемочной группе удастся создать яркий и значительный фильм о наших современниках, фильм, полный юмора, а временами и грусти».

Впрочем, уже в следующем документе, который появился в недрах «Мосфильма», чиновники попытались исправиться. И во всех следующих бумагах Лия Меджидовна проходит как АхИджакова.


Прерванная роль

А вот Александр Фатюшин, который появляется в картине лишь мельком, первоначально должен был играть более значимую роль. В сценарии для него был прописан довольно объемный образ мужа секретарши Верочки, которому она постоянно названивала. «Я должен был сыграть этакого фанатика-мотоциклиста, — рассказывал позже актер. — Он любил жену и мотоцикл, но мотоцикл все-таки больше».

В сценарии сохранились довольно забавные сцены с участием актера. Например, всю первую часть фильма Сева и Вера постоянно ссорятся и даже разводятся — на словах, конечно же. Вечером они встречаются на одной кухоньке и, толкая друг друга, готовят каждый себе ужин. «Разведенный» Сева, чтобы показать самостоятельность, даже купил себе личную сковородку. Правда, как две капли воды похожую на кухонную утварь Веры. Поэтому посуда постоянно путается, они продолжают ругаться, попутно забывая, что давали себе обет молчания.

Увы, во время работы над фильмом, когда уже было отснято немало сцен с участием Фатюшина, случилась беда: актер во время спектакля получил травму глаза, его в срочном порядке госпитализировали и сделали операцию. Рязанов тогда успокоил актера, сказав, что будет ждать столько, сколько нужно. Но время шло, а врачи так и не давали актеру разрешения на съемки. В конце концов режиссер принял нелегкое решение: ему пришлось вырезать все те кадры, которые уже были отсняты. Так роль Фатюшина уменьшилась до двух крохотных эпизодов. А Верочка общалась с мужем исключительно по телефону.


Где эта улица, где этот дом

Сразу после выхода фильма на экраны его поклонники начали с картой в руках обследовать улицы столицы, чтобы точно выяснить, где происходит действие фильма. «Статистическое учреждение», в котором работают герои фильма, удалось вычислить довольно быстро. Это бывшее здание Министерства речного флота СССР, расположенное на углу Кузнецкого Моста и Петровки. А вот крыша, на которой выясняют отношения Новосельцев и Калугина, принадлежит совсем другому дому. Он так и называется — «Крыша» — и расположен в Гнездниковском переулке. В начале двадцатого века здесь устраивались развлекательные мероприятия, зимой даже заливали каток. А потом вот облюбовали для своих целей киношники.

Дом Новосельцева располагался в тихом захолустном переулке Чернышевского, неподалеку от Новосущевской улицы, а старший мальчик ходил, судя по кадрам фильма, в реально существовавшую тогда школу номер 18 с углубленным изучением французского языка. Неплохо для скромного чиновника, каковым считался Новосельцев!

Влюбленная Оля в исполнении Светланы Немоляевой (согласно сценарию) имела «свою квартиру, правда, за городом». Так вот, поклонники фильма выяснили, что на самом деле в переполненной электричке она ездила со станции Лосиноостровской: и в прошлом, и в нынешнем веках это место находится в черте столицы.


Единодушное одобрение

Между прочим, худсовет после просмотра первоначального варианта картины особо отметил как раз то, как показана Москва. «Ни в одной другой ленте наш город не был снят так, как в „Служебном романе“, — говорится в архивных документах. — Это настоящая удача Эльдара Рязанова».

Вообще худсовет принял фильм чересчур благодушно. Кажется, ни одно другое творение советских кинематографистов не вызвало такого единодушного одобрения.

В архивах «Мосфильма» нет ни одного (!) отрицательного отклика на фильм, ни одного (!) замечания. Все сплошь комплименты. Правда, порой удивляешься, как наши чинуши умудрялись находить буквально в любой картине — будь то сказка, мюзикл или лента на производственную тему — высокий идейно-художественный уровень. Не стал исключением и «Служебный роман»: «При обсуждении фильма были отмечены высокий идейно-художественный уровень, четкая организация производственного процесса, что позволило съемочной группе вести работу над фильмом со значительным опережением графика и создать высокохудожественное произведение в комедийной форме, исследующее нравственные проблемы».

Даже коллеги-режиссеры, которые в любом новом фильме видят потенциального конкурента, поэтому обычно язвительны и желчны, оказались не в силах сдержать свои эмоции. Вот отрывок из речи Сергея Соловьева, текст которой скрупулезно задокументировали для архивов «Мосфильма»: «Что касается мастерства, то на меня особое впечатление производит умение режиссера не только работать с актером, но и раскрепостить актера. Я знаю много неплохих режиссеров, которые любят сесть актеру на шею. Я сам во многом такой и знаю, что это чудовищный недостаток. А здесь я увидел такое удивительное, прекрасное, цельное актерское творчество и испытал наслаждение им, какое давно не испытывал. Вообще Рязанов очень точно выбирает актеров. Недавно я видел картину „Анна и Командор“, где играла Фрейндлих. Она всеми силами старалась спасти, вытянуть картину, но ничего, кроме чувства обиды, не было. А здесь у меня было чувство восторга перед Фрейндлих, как будто я в первый раз в жизни познакомился с этой актрисой».

Вот итог: после тайного голосования все двадцать два члена художественного совета выступили за то, чтобы картине дать первую категорию, что существенно влияло на заработки участвующих в фильме актеров.
И позже с таким же единодушием было принято решение выдвинуть «Служебный роман» на Государственную премию СССР.

Правда, во время обсуждения, кто именно должен войти в списки лауреатов, случилось странное. Объяснения которому нет и по сей день. По абсолютно непонятной причине были награждены все, кроме… исполнительницы главной роли Алисы Фрейндлих. Вот отрывок из стенограммы заседания мосфильмовского начальства от 20 июня 1979 года:

Н. Сизов: «По служебному роману» выдвигаются авторы".

В. Строева: «Рязанов уже получил премию».

Н. Сизов: «Он будет указан только в прессе. Выдвигаем оператора Нахабцева, композитора Петрова, актеров Немоляеву, Басилашвили, Мягкова. А на Фрейндлих эта премия не распространяется. Этот состав мы провентилируем в комитете».

Чем провинилась Алиса Бруновна перед советским правительством, никто не знает. А сама актриса на все вопросы, касающиеся этой темы, отвечает: лично для нее восторженные письма зрителей, которые приходили со всего Союза, гораздо важнее официальных премий и наград.

КСТАТИ…

В поисках нужного образа Рязанов с Фрейндлих прочесали все костюмерные «Мосфильма»: среди кринолинов и царственной парчи они искали самые невыразительные наряды — мешковатые костюмы затрапезных цветов.

Кое-что найти удалось, но не хватало какой-то завершающей детали. И она появилась благодаря оператору фильма Владимиру Нахабцеву. Как и все в группе, зараженный поисками одежды и аксессуаров для «мымры», он принес на съемку старые очки своего отца. Водрузив их на нос, Алиса Фрейндлих поняла: именно этот старомодный аксессуар они так долго искали!

КСТАТИ…

Сначала была пьеса, написанная Эльдаром Рязановым в соавторстве с Эмилем Брагинским. Причем сотворили они своих «Сослуживцев» всего за двадцать два дня. Спектакли по пьесе успешно шли в 134 театрах Советского Союза, когда Рязанов решил перенести действие на киноэкран.

КСТАТИ…

Поскольку на съемочной площадке собрались исключительный единомышленники, атмосфера была самой доброжелательной. Режиссер, аки добрый отец, смело разрешал актерам импровизировать, добавляя, правда, при этом: «Давайте, давайте, все равно потом я все ненужное вырежу». В итоге «ненужного» набралось картины на четыре.

Людмила Иванова придумала фразу: «Да на тебе пахать надо!», которую произносит в адрес ее героини секретарша Верочка.

Андрей Мягков предложил для более точного образа Новосельцева — нерешительного растяпы — заставить героя ронять коктейли с подноса, этого момента в сценарии тоже не было.

А Бубликов, рассматривающий ножки проходящих мимо него красоток, — находка актера Петра Щербакова.

КСТАТИ…

После премьеры фильма исполнителям главных ролей и режиссеру посыпались письма со всех концов СССР.

Особенно часто спрашивали, кто автор стихотворения, которое прочитала героиня Светланы Немоляевой: «О мой застенчивый герой, ты ловко избежал позора». Их написала Белла Ахмадулина, однако тогда это стихотворение не было включено ни в один сборник. Поэтому почти целый год Немоляева старательно переписывала раз за разом эти строки и отсылала письма по всей стране. Еще нередко интересовались, кто сочинил текст к песне «У природы нет плохой погоды». И режиссер, и актеры туманно отвечали, что это вольный перевод поэзии Уильяма Блейка. Лишь позже Эльдар Рязанов признался, что стихи эти написал сам — во время прогулки по Подмосковью. А на подлог пошел по простой причине: боялся, что композитор Андрей Петров, писавший музыку к фильму, узнав настоящего автора, постесняется отказать режиссеру. Впрочем, Петров «У природы нет плохой погоды» принял сразу же, не вдаваясь в подробности, кто же автор.

Тысячи советских женщин после этого фильма внимательно посмотрели на себя в зеркало, а актриса Лия Ахеджакова тут же была записана в первые модницы. Ведь это именно она проводила мастер-класс по смене имиджа своей сухой начальнице.

КСТАТИ…

Первоначальное название фильма было совсем другим — «Сказка о руководящей Золушке». Однако худсовет попросил заменить его на менее пафосное. Так «Сослуживцы» превратились в «Служебный роман». Картина была снята всего за четырнадцать месяцев. Работа шла оперативно, за что съемочная группа поощрялась теплыми словами и денежными премиями. И в лимитную стоимость — 500 тысяч рублей — «Служебный роман» вписался копеечка в копеечку.


Крылатые фразы из фильма:


Идите вы… в бухгалтерию!

Как вы ходите? Вся отклячится, в узел вот здесь завяжется, вся скукожится, как старый рваный башмак, и вот чешет на работу, как будто сваи вколачивает!

Если сегодня кто-нибудь умрет, я останусь без обеда.

Мы вас любим. В глубине души. Где-то очень глубоко.

Ее выдвинули на общественную работу и с тех пор никак не могут задвинуть обратно.

— Грудь? Вы мне льстите, Вера.
— Вам все льстят.

— Не бейте сюда, это мое больное место!
— Это ваше пустое место!

Вы же виляете бедрами, как непристойная женщина!

Поставьте Веру на место!

— У меня дети. У меня их двое: мальчик и… тоже мальчик. Два мальчика.

Боже, как не хочется работать!

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новостях