Архив

Маша Малиновская: «У меня в жизни не было ни одного олигарха»

Совсем недавно Маша Малиновская стала обладательницей уютной квартирки на Патриарших прудах и новенького кабриолета «Мерседес». «МК-Бульвар» решил посмотреть, как устроилась Маша на новом месте, а заодно узнал о приятных переменах, которые произойдут в ближайшем будущем в жизни Малиновской.

25 июля 2007 16:23
1254
0

Совсем недавно Маша Малиновская стала обладательницей уютной квартирки на Патриарших прудах и новенького кабриолета «Мерседес». «МК-Бульвар» решил посмотреть, как устроилась Маша на новом месте, а заодно узнал о приятных переменах, которые произойдут в ближайшем будущем в жизни Малиновской.

— Маша, в новой квартире ты живешь около месяца. Новоселье уже отпраздновала?

— Нет. В последнее время было очень много дел, каких-то проектов всевозможных, из-за которых я даже не вспомнила о новоселье. А ведь действительно нужно отпраздновать и пригласить друзей. Тем более что моя новая обстановка располагает именно к долгим посиделкам и чаепитию.

— У тебя много друзей в Москве?

— Ну, гораздо больше, чем в городе, в котором я родилась. Я же из Смоленска давно уехала, и там у меня связей практически не осталось.

— Для новоселья сама бы все делала или просто пригласила бы друзей в ресторан?

— Новоселье нужно отмечать в новом жилище, поэтому ни о каком ресторане не может быть и речи. А по поводу готовить вот что могу сказать. Раньше, когда я жила одна, то вообще не готовила. Даже овощей дома не было, потому что их же тоже нужно помыть, порезать, посолить. (Смеется.) И на это требуется время, а я жуткая лентяйка. В общем, самой себе готовить было как-то не в кайф. Поэтому перекусывала исключительно фруктами или чаем с конфетами. А вот для своих друзей, для новоселья я обязательно что-нибудь сделаю. Хочу удивить гостей своими кулинарными талантами.

— Родственники тебя еще не навещали в новой квартире?

— Нет. Но я обязательно их приглашу, только попозже.

— Ты в Москве уже около семи лет живешь. Родные часто к тебе приезжают?

— Не очень. Раньше у меня были съемные квартиры, в которые гостей особенно не позовешь. И потом, мама моя живет в Смоленске, а мои московские родственники, тетя с дядей, живут в Южном Бутове. Оттуда по пробкам тоже не наездишься. Поэтому видимся мы редко, только по случаю каких-то праздников или семейных дат.

— Когда ты решила в столицу перебраться, наверное, в Смоленске тебя многие от этого отговаривали?

— А я ни с кем не советовалась.

— Как ты думаешь, сейчас они тебе завидуют?

— Конечно. Зависть свойственна всем людям. И ты завидуешь, и я завидую. Такова человеческая природа.

— В тебе часто просыпается это чувство?

— Не часто. Хотя, наверное, многие думают иначе. Просто в прессе часто пишут, что я скандальная, грубая и злая. А те, кто со мной близко знаком, знают, что я общаюсь по-простому: могу и матерком ругнуться, могу и прикрикнуть. Но не со зла, а просто у меня манера такая, как бы игра. И вот не так давно со мной в парикмахерской показательный случай произошел. Меня причесывал мастер и так сильно дернул расческой, что я пискнула от боли. Он тут же бросил фен и сказал: «Не нравится? Возьмите и делайте все сами, если не устраивает». — «Послушайте, я вам никаких претензий не высказывала. Просто вскрикнула от боли». Он, конечно, продолжил укладку, но я этой ситуацией была сильно обескуражена. Не знаю, почему он так со мной поступил? А завидую я разным людям. Но завидую по-доброму, не так, чтобы сидеть дома и грызть ногти от злости. Зависть меня, наоборот, стимулирует. (Смеется.)

— Это твоя первая собственная квартира?

— Первая.

— А до нее сколько съемных было?

— Бесчисленное количество. Я за эти 7 лет успела пожить в разных концах Москвы, начиная с «Войковской» и заканчивая Крылатским. Разные квартиры были. Но дело в том, что к комфортным условиям жизни я с детства не привыкла. Это не как в песне у Тимати: «Привыкший жить в люксе с пеленок». Я из простой рабоче-крестьянской семьи. И тараканы у меня были, и крысы, и пьяные соседи, и ливерная колбаса.

— Когда ты стала москвичкой?

— Наверное, в последние несколько лет. Я уже не люблю никакой другой город, даже свой родной Смоленск. Но при этом, когда я переезжала в Москву, она мне страшно не нравилась. Я боялась ее: незнакомые люди, обстановка. Мне не нравилась ее энергетика. Ведь на самом деле здесь очень кислая и агрессивная среда обитания, в которой трудно выжить. Но я как-то мутировала и теперь здесь себя чувствую как рыба в воде. Ну, или как рыба об лед. (Смеется.)

— Многие из центра стремятся уехать за город, а ты наоборот.

— На самом деле я жила за городом. Там хорошо, но очень страшно. Я жила одна, а дом стоял прямо напротив леса. Он жил какой-то своей особой жизнью, скрипел, переминался, как избушка на курьих ножках. И мне постоянно казалось, что в нем кто-то ходит. А что касается экологии, то я же мутировала уже. (Смеется.) И уезжать на пару часов за город, чтобы поспать, и потом ехать обратно в газ-дым, думаю, не имеет особого смысла.

— Какие были главные критерии при выборе квартиры?

— Наверное, расположение дома. Патриаршие пруды, на мой взгляд, — это лучшее место в городе. Очень красивое. Из окна у меня виден пруд, в котором плавают лебеди. И вот именно это и определило мой выбор.

— Тебе кто-то помогал совершить эту сделку, чтобы не обманули?

— Да. Я обращалась к профессионалам. На самом деле все очень быстро произошло.

— Ты покупала голые стены?

— Все готовое было, даже китайская мебель уже стояла. И мне все в общем-то понравилось.

— Можно сказать, что это квартира твоей мечты?

— Вот когда я сделаю ремонт или у меня появится другая квартира, то обязательно приглашу «МК-Бульвар» и покажу ему жилье своей мечты. (Смеется.)

— А в детстве ты как себе представляла свою квартиру и вообще взрослую жизнь?

— На самом деле я очень боялась думать о взрослой жизни. И сейчас тоже боюсь представить себя, например, 40-летней женщиной. Может, все будет хорошо, а может быть, и нет. Может, меня вообще не будет на этом свете? Кто знает? В этом я убедилась на примере своих друзей. Как говорится: хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах.

— У нас немногие люди могут похвастаться тем, что к 26 годам имеют популярность, квартиру в центре, шикарную машину. Как этого добиться?

— Много работать. Очень сильно себя любить, чтобы стремиться к цели. И любить людей, чтобы не идти по головам.

— На квартиру долго копила?

— Я не хочу говорить об этом. Но вариантов может быть два: я ее купила или мне ее подарили. Дальше решайте сами. (Смеется.)

— В этом году у тебя вышла книжка, ты снимаешься в кино, видеоклипах и являешься депутатом Белгородской облдумы. Это все твои доходы?

— В общем-то да. Хотя на самом деле у меня есть еще источник доходов — я веду различные вечеринки.

— Ты ведь у нас политик. Почему в квартире у тебя нет рабочего кабинета?

— Ты видела мою квартиру? Это одна комната. Она для меня и кабинет, и спальня, и кухня. Грешно смеяться над убогими, больными людьми. (Смеется.)

— В доме для тебя важнее уют или какая-то техническая оснащенность?

— Комфорт, который включает в себя и то и другое.

— Чем особенно гордишься в своем новом жилище?

— Статуями терракотовых воинов.

— О них же ходит легенда, что если дотронешься до фигуры терракотового воина, то умрешь.

— Я не боюсь. Раньше думала, что они будут стоять, смотреть на меня, и мне будет неуютно. А получилось наоборот. Эти знаменитые китайские солдаты охраняют меня.

— Наверное, мужчины тебя очень боятся?

— Ой, ты затронула такой больной вопрос… Они боятся меня, не подходят даже. Хоть самой начинай знакомиться. Тут как-то захожу в Интернет и вижу статью: «Ульяна Цейтлина, Ксения Собчак, Маша Малиновская и Оксана Робски — как же там было написано? — они сумели окрутить олигархов и развести их на огромные суммы денег». У меня в жизни не было олигарха. Дайте мне его, свежепойманного. Я была замужем. И мой муж был состоятельным человеком, но не олигархом. Если бы у меня были романы с олигархами, то моя квартира была бы не одной комнатой общей площадью 60 квадратных метров, а шикарными апартаментами с кабинетом, гостиной, спальнями и т. д. Но, к моему сожалению, многие мужчины уверены, что я жена или любовница какого-то олигарха.

— А после книги «Мужчины как машины» некоторые на тебя еще и злятся?

— Ой, книга всем очень нравится. Вот это то, за что мне вообще не стыдно. Книга — моя гордость. И, кстати, мужчинам она особенно нравится. Многие ко мне подходят и спрашивают: «Откуда ты все это знаешь?»

— Но в книге немало циничных ноток.

— Ну вот такая я. Да, циничная. Потому что мы живем в таком мире. И в общем-то описала я какие-то очевидные вещи, которые болтались на поверхности. Просто все систематизировала, добавила юмора, цинизма. И получилось очень круто.

— Как жених отнесся к твоему труду?

— Очень горд мной. Везде, где мы появляемся вместе, когда встречаемся с его друзьями, он советует всем почитать мою книгу. Покупает экземпляры, дарит знакомым и постоянно просит меня расписаться на титульном листе.

— У вас же помолвка была недавно?

— Да. Была. (Улыбается.)

— Ты же хочешь делать политическую карьеру, а тут семья. Не помешает она тебе?

— Я думала об этом, но исключительно в позитивном ключе. Мне кажется, что семья мне не будет мешать. Наоборот, только будет способствовать моей карьере.

— Помолвка предполагает скорую свадьбу? Или вы не обговаривали этот вопрос?

— Да, помолвка предполагает скорую свадьбу. Только вот когда она состоится, я пока сказать не могу. Но мы уже готовимся.

— Недавно столько звезд переженилось, и все соревновались, чья церемония круче получится. Ты тоже хочешь фату с лимузином?

— Лимузин считаю верхом пошлости, даже апофеозом. А фата и белое платье… Когда я в первый раз выходила замуж, то муж был в костюме, а я — в кроссовках, джинсах и каком-то свитере. И когда мы вошли на регистрацию, то тетенька с недоумением спросила: «А где же невеста?» — «Ну, это я». На самом деле в тот момент я себя чувствовала очень круто. Мне казалось, что остальные невесты в белых платьях и кринолинах — полные дуры.

— Куклы на чайнике.

— Точно. (Смеется.) В загсе же не одна церемония проходит, и когда в одном помещении толпятся женщины в одинаковых платьях — это очень комично смотрится. Даже нелепо. А я в джинсах чувствовала себя таким техасским рейнджером: «Вот, вы такие клуши, а я такая — не знаю какая, — но крутая». Правда, теперь я хочу быть в белом платье и фате.

— Говорят же, что у женщины в жизни должно быть два платья — выпускное и свадебное.

— До второго я созрела. (Смеется.) Но я не хочу расписываться и делать праздник одновременно. Зарегистрироваться можно в один день, тем более свидетели сейчас упразднены. А праздник сделать в другой, чтобы избежать толпы одинаково одетых женщин.

— По поводу детей уже задумывалась?

— (Долго молчит.) Я беременна.

— Шутишь?

— Правда. Только не спрашивай, на какой я неделе.

— А как жених к этому отнесся?

— Все, закончили обсуждать эту тему. Не хочу.

— О чем мы с тобой сейчас говорили, предполагает большие перемены в твоей жизни. Ты любишь перемены?

— Да. Но позитивные, как любой нормальный человек.

— А ты готова к ним?

— Вот к дальнейшим переменам — не знаю. Нужно решать проблемы по мере их поступления. Я не знаю, готова я или, наоборот, не готова.

— Маша, ты гордишься собой?

— Это смотря с кем сравнивать.

— Саму с собой.

— Если вести собственную книгу рекордов, то, конечно, я много поработала и многого добилась в свои годы. Но я считаю, что могла бы сделать и еще больше.