Архив

Лжизнь и шизнь

Владимир Леви: «Не перестаю удивляться, почему взрослые так изумляются детской лжи…»

«Что заставляет детей врать? Безобидного — даже пусть и детского — вранья не бывает: маленькая ложь может обернуться большой катастрофой». С таким читательским письмом «РД» обратился к знаменитому психотерапевту и писателю Владимиру ЛЕВИ:

9 августа 2007 00:11
652
0

«Что заставляет детей врать? Безобидного — даже пусть и детского — вранья не бывает: маленькая ложь может обернуться большой катастрофой».

С таким читательским письмом «РД» обратился к знаменитому психотерапевту и писателю Владимиру ЛЕВИ:

— Интересно узнать, кто задал этот вопрос. Важный вопрос, не спорю. И утверждение, следующее после вопроса и несколько смахивающее на приговор, тоже правильное. Подумать можно по интонации, что вопрошающий сам никогда, ни за что на свете не врет. Нет, я не утверждаю этого, но похоже. Вот я и хотел бы посмотреть на взрослого человека, который не врет. Я бы посвятил ему оду. Я бы дал ему Нобелевскую и все остальные премии. Я открыл бы его музей. Я поставил бы ему памятник.

Сколько уж лет живу на свете и не перестаю удивляться, почему взрослые так изумляются детской лжи, почему ею так возмущаются, так ею потрясаются, так ее проклинают и преследуют, так за нее наказывают. Не себя, заметьте, преследуют и наказывают, а детей. Почему дают право на ложь себе и не дают его детям? Почему даже и задаться этим «почему» с возмущением отказываются? Какая трагедия: ребенок в первый раз пойман на лжи! Съел конфетку, а сказал, что не ел! Начал драться первым, а сказал, что не он, а Вовка! Какое грехопадение!

Сдается мне, что уж которое тысячелетие взрослая часть человечества с упорством, достойным лучшего применения, занята сизифовым трудом: каждое родительское поколение, а именно — каждое врущее, лукавящее, клевещущее, лицемерящее поколение пытается вырастить из своих детишек поколение, генетически абсолютно новое, в корне отличающееся от себя полным, патологическим отсутствием гена вранья.

Вот сижу и думаю: я человек взрослый, и я врун. Всю жизнь вру. Что заставляет меня врать? Если начинать перечислять все причинные факторы моей лжи, то пришлось бы написать некую помесь научной энциклопедии и автобиографического романа страничек на тысячу — и этого бы не хватило и на тысячную долю объяснения всех причин моего вранья. Ограничусь для описания этих причин лишь одним обобщающим словом: ж и з н ь. Жизнь заставляет.

Когда и как жизнь начала заставлять меня врать? Теперь уж и не вспомнить. Может быть, тогда, когда я в первый раз испугался папиного наказания? Или когда в первый раз не захотелось огорчать маму? Или когда впервые понадобилось похвастаться перед приятелями или девчонкой, а иначе никак утвердить себя в их глазах не представлялось возможным? Когда впервые сообразил, что маленьким враньем или притворством можно добиться того большого, чего иначе никак не добиться — например, не ходить в школу, потому что у тебя сегодня, видите ли, поднялась температура, а на самом деле ты ее настучал пальцем по градуснику?

Или когда разыгралась фантазия, когда вообразилось что-то такое прекрасное, великое, чудесное, чего нет, но что обязательно быть должно, и вот если расскажешь об этом, как о том, что будто бы есть, то как будто оно и вправду уже есть, ну хоть вот на столечко…

Нет, никак уже не упомнить, с чего оно начиналось, вранье мое. Спасительное, губительное, комическое, трагическое, милое, любимое, дорогое, ужасное, кошмарное, катастрофическое вранье. И ни о ком из врунов, то бишь взрослых людей, нельзя с уверенностью сказать, когда же и отчего они начали мутировать из невинных младенцев, устами коих, как сказано, глаголет сама истина, сначала в негодных маленьких врунишек, а потом в злостных больших врунов, из которых и состоит в основном взрослый мир. (Ну конечно же, с некоторыми исключениями, о них разговор особый).

Совсем недавно я слышал о большом исследовании детской лжи, проведенном, кажется, в США. Исследователи пришли к выводу, что уже в два-три года обычный ребенок владеет не слабым арсеналом приемов лжи и манипулирования взрослыми, о которых большинство взрослых и представления не имеет. Более того, по мнению авторов этого исследования, уже грудные младенцы умеют орать не потому, что им плохо, а лишь затем, чтобы привлечь к себе внимание…

Детей заставляет врать ровно то же самое, что заставляет врать взрослых: жизнь заставляет. Я вспомнил тут, кстати, великий неологизм, придуманный моим другом — философом, культурологом и писателем Георгием Гачевым: ЛЖИЗНЬ — вот-вот, лжизнь прежде и более всего в лице окружающих взрослых и, прежде всего, конечно, собственных родителей. Ребенок слушает, как папа отбрехивается по телефону от начальника: «Да я щас, Федор Палыч, с гриппом лежу», а сам только что с дружеской попойки… Положив трубку, папа начинает допрос с целью выяснить, почему сын вырвал из дневника страницу с двойкой по русскому языку. И тут получается не только лжизнь, но уже шизнь.

Вы действительно хотите узнать, почему ваш ребенок врет и зачем он это делает?

Точный и исчерпывающий ответ вы получите, задав этот вопрос себе и ответив на него правду, только правду и ничего, кроме правды.

Продолжить разговор с доктором Леви можно на сайте www.levi.ru.