Архив

Анна Плетнева: «Сейчас я мечтаю только о здоровье дочерей»

Ее история похожа на сказку о принцессе, которая, победив злых волшебников и преодолев трудности, добилась всего, о чем мечтала. Анна Плетнева начинала в группе «Лицей». После 8 лет работы она ушла из коллектива, оставшись одна с годовалой дочкой на руках. Сегодня Аня — солистка модной группы «Винтаж», счастливая жена и мама двух очаровательных дочурок.

22 августа 2007 17:36
11556
0

Ее история похожа на сказку о принцессе, которая, победив злых волшебников и преодолев трудности, добилась всего, о чем мечтала. Анна Плетнева начинала в группе «Лицей». После 8 лет работы она ушла из коллектива, оставшись одна с годовалой дочкой на руках. Сегодня Аня — солистка модной группы «Винтаж», счастливая жена и мама двух очаровательных дочурок.

«МК-Бульвар» побывал в гостях у певицы, которая 21 августа отметила день рождения.

— Аня, ты веришь, что в жизни все может быть как в сказке?

— Да. Судя по своему опыту, могу сказать, что наша жизнь — это чудесная сказка, которую мы можем написать сами. И в жизни случаются чудеса и сбываются желания. Главное — уметь желать.

— Можешь вспомнить хоть одну чудесную историю?

— Они постоянно случаются со мной. Например, в детстве я была безумно влюблена во Владимира Преснякова-младшего. Была его фанаткой, ходила на все концерты. Однажды мой брат достал его автограф. И я пять лет спала с ним под подушкой, пока эта бумажка не превратилась в пыль. (Смеется.) Каждую ночь я представляла себе, как мы вместе поем на одной сцене. Прошло много времени, я стала артисткой, и как-то мы с Владимиром полетели вместе на гастроли. Правда, к тому моменту моя девичья любовь прошла, то есть я уже не хотела от него детей и семейной жизни. (Смеется.) Я подошла к нему в самолете и рассказала, как сильно я его любила. И в этот же вечер мы вместе стояли на сцене и пели «Зурбаган».

— Продолжая разговор о сказках. Ты какая принцесса: которая сидит в башне и ждет спасения или которая сама пытается что-то сделать?

— Если я чувствую в себе силы на свершение какого-то подвига, тогда бросаюсь на амбразуру и добиваюсь своего. Но если этой уверенности нет или присутствуют какие-то сомнения, то я сижу в башне и жду помощи.

— А в детстве?

— Я очень любила сказку про Карлсона и приключения Алисы в Стране чудес. Можно сказать, что в детстве я представляла себя Алисой и всегда мечтала встретить Карлсона. И до сих пор мужчин, которых встречаю в жизни, я сразу определяю: Карлсон он или нет, есть у него чувство юмора или нет. Для меня это очень важно.

— У тебя две дочки, судьбу какой из принцесс ты бы им пожелала?

— Не знаю. Варе сейчас 4,5 года, а Марусе полтора. И я вижу, что они совершенно разные принцессы. Варя — вся такая загадочная, наверное, царевна Несмеяна. Она уже маленькая женщина и кокетка, которая четко знает, как себя вести с мужчиной, чтобы через полчаса он подарил ей все свои игрушки. А вот Маруся — девушка-танк. Она абсолютно уверена в себе и всего добьется сама. Если Варя будет долго строить глазки, то Маруся подойдет и возьмет все, что ей нужно.

— Обычно сильных и умных женщин мужчины боятся.

— Сильных — да, боятся. А умных — нет, потому что умные умеют скрывать, что они сильные.

— Около двух лет назад ты ушла из «Лицея» в никуда. Это был поступок сильный или умный?

— Это точно не был сильный поступок, потому что мне нужно было уйти еще раньше. А тут сама жизнь взяла и выкинула красный флажок и сказала: «Все, хватит». По поводу «умный» — не могу проанализировать свой поступок. Мне в тот момент деваться было некуда. Передо мной поставили выбор: либо карьера, либо семья. Я тогда полюбила и поняла, что для меня это самое важное.

— Получается, что ради карьеры ты не всем готова пожертвовать?

— Я просто знала, что все равно буду заниматься музыкой. Я такой человек. Мне постоянно нужно куда-то двигаться, чего-то добиваться, к чему-то стремиться.

— Ты довольна всем, что имеешь сегодня?

— Да. Я вообще считаю, что самое большое счастье в жизни человека — это умение ценить то, что ему дано. Я умею быть счастливой. А многие люди, которых я встречаю, не умеют быть счастливыми. И вроде бы все у них хорошо: семья, все живы-здоровы, хороший, допустим, дом. Но они постоянно чем-то недовольны: погода испортилась или стена потрескалась. Поэтому я всех вокруг стараюсь заразить болезнью, которая называется «Умей быть счастливым». Помню, когда Варя родилась, я дней 10 не могла прийти в себя. У меня было состояние полнейшей эйфории. Я лежала в роддоме, у меня все болело — мне делали кесарево сечение, — но я ничего не чувствовала и просыпалась с улыбкой на лице. И до сих пор я так улыбаюсь.

— Но чтобы что-то иметь, нужно чем-то жертвовать или идти на компромиссы.

— Компромиссы присутствуют в моей жизни, хотя мне это жутко не свойственно. Раньше я вообще считала, что права только я. И мне это очень мешало и в отношениях с мужчинами, и в работе, и т. д. Сейчас я уже немного научилась уступать. А чем жертвовала? Раньше жертвовала тем, что не могла планировать свою жизнь. Сейчас я могу это делать. Если говорить вообще о каких-то тяжелых моментах, то да, я многое пережила. Самое страшное — это потеря папы. Мне было 19 лет, когда папы не стало. И до сих пор мне его дико не хватает. Он был настоящим Карлсоном, который жил на крыше.

— А то, что осталась одна с ребенком или твой сольный проект, который оказался не совсем удачным?

— Я не успела понять, удачный он или нет. Просто мы встретились с Лешей (солист группы «Винатаж» Алексей Романов. — «МКБ») и поняли, что нам нужно идти дальше вместе. У нас появилась куча каких-то креативных и интересных идей, которые нужно было воплотить в жизнь.

— Почему все-таки опять группа?

— Потому что наша группа создавалась не искусственно, как «Лицей». У нас с Лешей все получилось абсолютно естественно. И это здорово.

— Были злопыхатели, которые говорили, что у тебя ничего не получится?

— Да. Абсолютно все. Начиная с Алексея Макаревича. Мне на смену в «Лицей» пришла новая девушка и я с ней разучивала всю свою программу. И уже на последней репетиции Макаревич мне сказал: «Да, жалко. Страна потеряла такую артистку». На что я ответила: «Все только начинается».

— Когда рожала, не боялась, что крест поставишь на карьере?

— Я ничего не боялась. Варей я была беременна, когда пела в «Лицее». Мы как раз записали песню «Ты станешь взрослой», которая стала очень популярной. И у нас пошли выступления. На последней, 40-й неделе беременности было семь концертов. И я умудрилась не пропустить ни одного из них. Надевала свободную рубашку плюс гитара висела, и моего живота не было видно. А потом под песню «Паровозик-облачко» мы все боком вставали, и у народа случался шок. На последнем концерте я почувствовала, что у меня схватки начались.

И на следующий день родила Варю.

— А сейчас как успеваешь и детьми заниматься, и концерты давать?

— Вот так и успеваю. Каждую свободную минуту бегу к детям и к любимому — его зовут Кирилл.

— Кирилл сейчас на гастроли не ездит?

— Нет. А поначалу ездил. Собственно, из-за чего произошел конфликт? Мои последние гастроли с «Лицеем» были на Чукотке. Мы летели частным самолетом, в который Кирилла не пустили. Прилетаем на место. Мне говорят: «У нас тут маньяк объявился. Называется вашим мужем». Причем я тогда не была замужем. Думаю, поклонник какой-то бешеный. А в том месте, куда мы прилетели, были всего две гостиницы. Одна была закрыта для Абрамовича, а другая — забронирована для нас. На улице минус 50. Мне говорят, что этот бешеный поклонник стоит весь день перед гостиницей и требует, чтобы его впустили и поселили в мой номер. В общем — кошмар. В тот момент я даже подумать не могла, что это может быть Кирилл. Мне дали четверых охранников.

Подходим. Смотрю — стоит. Замерзший, в огромной шапке из россомахи (где-то уже успел шапку купить), сосульки из носа висят, кричит на всех. И это был решающий момент, после которого я сказала: «Все, хватит мучиться».

— У вас же с Кириллом была красивая история любви…

— Да. Мы встретились с ним 15 лет назад в одном московском клубе. Он меня заметил, подошел и попросил телефон. А я дала ему неправильный номер и забыла о нем. Прошло три года. Кирилл за это время успел жениться и стать отцом. Он разводился с женой, когда мы встретились вновь. Но я опять проигнорировала его, да и он был не склонен к новому роману. Прошло ровно 10 лет. Мы летим в Днепропетровск: 7 утра, «Домодедово». Я в тот момент рассталась с отцом Вари и осталась одна с ребенком. И хотя разошлись мы по моей инициативе, мне было дико тяжело. Я так переживала, что похудела на 10 килограммов, все время плакала. В автобусе, который везет нас к самолету, ко мне подходит Кирилл со своим другом: «Привет, ты меня помнишь?» Я отвечаю, что помню, лишь бы он отвязался. Весь полет Кирилл простоял над нами. А потом каким-то образом он заставил меня заполнить за него таможенную декларацию. И когда я расписывалась за него, Кирилл сказал: «Давай-давай, тренируйся».

— Действительно, наглый.

— Не то слово. Приезжаем в гостиницу, а мне там говорят: «Девушка, ваш номер уже занят. Не могли бы вы вместе с Настей пожить, а то у нас больше нет свободных номеров». Оказывается, Кирилл заплатил кому нужно и поселился в моем забронированном номере. Поселились. Я звоню на ресепшн и спрашиваю, как мне позвонить в Москву. Мне отвечают: «Сейчас, секундочку». Через минуту заходит Кирилл и протягивает мне мобильный телефон. Вот такие поступки он совершал.

— Ты переживала насчет того, как Варя и Кирилл друг друга воспримут?

— Очень. Из-за этого мы так долго и не решались жить вместе. А потом он мне сказал: «Все будет хорошо». И настолько уверено, что все сомнения исчезли.

— Варя к сестренке не ревновала?

— Я ее готовила к появлению сестрички. Делала вид, что малышка из животика с Варей разговаривает. В общем, я сделала так, что Варя очень сильно ждала младшую сестренку. И когда Маруся родилась, то Варя сказала: «Я ее обожаю». Так что все зависит от родителей. И, конечно, важно, когда рождается второй ребеночек, очень много внимания уделять старшему. Особенно в первое время. Чтобы ребенок не почувствовал изменений в своей жизни. Я, наверное, поначалу больше внимания и ласки отдавала Варе.

— Аня, ты жалеешь о прошлом?

— Ой, не знаю… Вообще я стараюсь ни о чем не жалеть. Жалею, что могла кого-нибудь обидеть ненароком. А ведь были такие ситуации. Жалею, что мало внимания уделяю маме. Я ее очень люблю, хотя мы совершенно разные люди. Мама меня обожает, и весь смысл ее жизни — это я и внучки, а она для меня близкий и родной человек.

— О чем ты сейчас мечтаешь?

—  Для меня мечта — это очень ответственно. Поэтому сейчас такой мечты, как с Пресняковым, у меня нет.

Сейчас появляются другие вещи. Наверное, это связано с рождением деток. Мне хочется, чтобы они были здоровые. Вот так все банально и просто. Но это и есть жизнь.