Архив

Посол США в России Уильям Бернс: «У нас не будет роскоши игнорировать друг друга»

«Нужно быть слепым, чтобы не заметить роста антиамериканских настроений не только в России, но и во многих других странах мира. Причин этому немало. Некоторые из них носят общий характер — это разногласия по поводу войны в Ираке. Некоторые относятся к области наших отношений с Россией», — считает посол США в России Уильям Бернс. О плюсах и минусах американо-российских отношений, переживающих сейчас не лучшие времена, он рассказал
в интервью обозревателю «ДЛ» Наталии Бабасян.

2 сентября 2007 20:21
1054
0

«Нужно быть слепым, чтобы не заметить роста антиамериканских настроений не только в России, но и во многих других странах мира. Причин этому немало. Некоторые из них носят общий характер — это разногласия по поводу войны в Ираке. Некоторые относятся к области наших отношений с Россией», — считает посол США в России Уильям Бернс.

О плюсах и минусах американо-российских отношений, переживающих сейчас не лучшие времена, он рассказал в интервью обозревателю «ДЛ» Наталии Бабасян.

«ДЛ»: Какими вы видите перспективы продолжения процесса ограничения и сокращения СНВ с учетом того, что срок действующего соглашения истекает в 2009 году, а контуры новых договоренностей только предстоит определить?

Уильям Бернс: Президенты Буш и Путин в ходе встречи в Кеннебанкпорте четко высказались о своем намерении продолжить действие основных элементов договора по СНВ после истечения срока действия договора в 2009 году. Эксперты с обеих сторон работают. Я не могу предсказать, какие формы это соглашение примет, но уверен, что новые договоренности будут выработаны. Я также уверен, что мы сделаем все, чтобы уменьшить наши стратегические ядерные вооружения до минимально возможных размеров. Очень важно — как для двух наших государств, так и для всего остального мира, — чтобы США и Россия стали образцом того, как можно вести контроль над собственными ядерными арсеналами. Этот пример поможет нам убедить другие государства в опасности распространения ядерного оружия.

«ДЛ»: Больше десяти лет идут разговоры об отмене для России поправки Джексона-Вэника. Ее введение в 1974 году изначально было связано с ограничением еврейской эмиграции. Сейчас таких ограничений нет. Российские политики говорят об использовании поправки для политического давления на Россию. Экономисты — о нежелании США допустить на американском рынке демпинг, который могут принести туда российские производители. Кто из них, на ваш взгляд, ближе к истине?

У. Б.: С начала 90-х годов американские президенты — как демократы, так и республиканцы — сделали многое для того, чтобы поправка Джексона-Вэника была отменена. Предпосылки принятия этой поправки на сегодняшний день не существуют: в настоящее время большое количество евреев возвращается в Россию из Израиля, их число превышает количество тех, кто выезжает из России в Израиль. Начиная с 90-х годов американские президенты ежегодно отменяли действие поправки Джексона-Вэника сроком на один год, то есть с начала 90-х годов практического влияния на торговые отношения между нашими странами эта поправка не оказывала. Однако я понимаю символическое значение этой поправки и важность ее отмены; в настоящее время мы серьезно приблизились к решению этого вопроса.

Огромным шагом в этом направлении является принятое в ноябре 2006 года двустороннее соглашение по вступлению России в ВТО. США очень заинтересованы в завершении Россией многосторонних переговоров, которые необходимы для вступления в ВТО, и в успешном присоединении России к этой организации. Как только Россия станет членом ВТО, перед США встанет вопрос о необходимости снятия поправки Джексона-Вэника.
Для того чтобы американские компании смогли воспользоваться преимуществами новых торговых договоренностей, связанных со вступлением России в ВТО, односторонние санкции, предусмотренные поправкой Джексона-Вэника, должны быть отменены. Я не могу говорить от лица американского Конгресса, но уверен, что в Конгрессе этот вопрос будет активно обсуждаться. Интересно отметить заявления на эту тему отдельных конгрессменов, например Тома Лантоса, представляющего Калифорнию. Несмотря на критические замечания в адрес России, он публично заявил, что поправка Джексона-Вэника должна быть отменена.

«ДЛ»: Как выглядят сегодня экономические отношения США и России? В какой области они развиваются наиболее активно? Каков объем американскихинвестиций в российскую экономику?

У. Б.: Неудивительно, что американо-российские экономические отношения расширяются очень быстро. Я говорю «неудивительно», потому что российский экономический рост за последние 7−8 лет был совершенно изумляющим. Сегодня Россия — десятая по величине экономика мира, опережающая по этому показателю Бразилию и Индию. Естественно, что российская экономика становится все более привлекательной для американских компаний. В прошлом году американские инвестиции в Россию выросли на 50%. Я уверен, что такой же рост будет наблюдаться и в этом году. Мы видим этот рост в энергетическом секторе, где компания ConocoPhillips очень успешно работает с «ЛУКОЙЛ». Но это только один пример. Еще более интересно, что по мере диверсификации российской экономики и ее отхода от сосредоточенности на нефти и газе роль американского бизнеса растет и в других экономических сферах. Диверсификация экономики является огромной задачей для России на ближайшее десятилетие, в то же время она открывает перед Россией и Америкой огромные возможности. Тому есть масса примеров.

В первую очередь, конечно, это Boeing. Совсем недавно эта компания заключила контракт на 6 млрд. долларов по поставке самолетов Boeing−787 «Аэрофлоту» и компании «Сибирь». В производстве и конструировании самого Boeing−787 огромную роль сыграли российские инженеры — сотрудники отделения конструкторского бюро Boeing, находящегося в Москве. В то же время компания Boeing принимает участие в работе компании «Сухой» по созданию нового регионального самолета, что открывает новые возможности и для российских авиастроителей. Можно привести и другие примеры.

Американские производители автомобилей Ford и General Motors расширяют сейчас свои производственные мощности в Санкт-Петербурге; Alcoa имеет огромные инвестиции в Самаре; компания International Paper ведет переговоры по подписанию контракта на создание предприятия с российским партнером на 2 млрд. долларов.

Достаточно интенсивно расширяет деятельность в России компания Procter & Gamble — деловая активность этой компании в России составляет 80% от этого показателя в Китае. С годами появится еще больше возможностей для нашего экономического сотрудничества.

«ДЛ»: Америку часто обвиняют в причастности к «оранжевым революциям», в том, что она вытесняет Россию с постсоветского пространства. Насколько, на ваш взгляд, американские интересы на постсоветском пространстве конфликтуют с российскими?

У. Б.: Я не думаю, что между Россией и США существуют фундаментальные конфликты в этом регионе мира.

Конечно, в определенные периоды будут появляться элементы разногласий и конкуренции, в том числе в сфере экономики. Но США признают глубокие исторические, культурные, языковые и экономические связи, существующие у России с другими странами этого региона. Америка вовсе не хочет и не пытается заменить Россию на постсоветском пространстве. США заинтересованы в появлении и поддержке сильных, процветающих, экономически развитых, суверенных государств на территории бывшего СССР. Мы надеемся, что у этих стран будут здоровые, хорошие отношения с Россией. В этом смысле никаких фундаментальных конфликтов с Россией у нас не существует.

«ДЛ»: Может ли что-то сделать Америка, чтобы снизить градус антиамериканских общественных настроений в России?

У. Б.: Россияне часто говорят, что США не понимают, насколько тяжелыми были для россиян последние 15 лет.

Россияне считают, что американцы быстры на поучения и чтение нотаций. По мнению россиян, американцы все эти 15 лет говорили о том, что они приветствуют возрождение России как великой державы, но россияне уверены, что на самом деле США встревожены этим процессом, что они делают все для того, чтобы его ограничить. Существует также убеждение, что американцы воспринимают Россию как нечто само собой разумеющееся. Кроме того, россияне считают, что в прошлом США пытались воспользоваться ослаблением России. Все это порождает и подозрения, и антиамериканские настроения. Решить эту проблему нелегко. Но можно сосредоточить внимание на отдельных аспектах и предпринимать шаги в этих областях.

Прежде всего — это тон. Строить отношения нужно на основе взаимного уважения. Необходимо осознать, что здоровые отношения — это улица с двусторонним движением. Американцам, наверное, важно понять, что к анализу и критике дел в других странах иногда надо подходить с определенной долей скромности. Кроме того, важно, чтобы правительства обеих стран могли найти общее в наших позициях. Примером этого может служить встреча в штате Мэн, во время которой президенты США и России сосредоточили внимание на сотрудничестве в области ядерных программ. И Россия, и США выиграют, если будут работать сообща. Большую роль в улучшении отношений могут сыграть неправительственные отношения, связи между людьми. Необходимо дальше расширять программы обмена. Десять лет назад правительство США приняло очень дальновидное решение по созданию целой серии таких программ. В настоящее время в России работают 70 тысяч выпускников этих программ. Это не значит, что их пребывание в США превратило этих россиян в сторонников американской политики, они просто лучше понимают американское общество. Я надеюсь, что программы обмена также станут в будущем улицей с двусторонним движением, чтобы и американцы смогли получить подобный опыт в России.

Еще одна сфера, успехи в которой могут содействовать взаимопониманию, — это экономика, где происходит постоянное расширение деловых связей, рост двусторонней торговли и двусторонних инвестиций.

Увеличиваются не только американские инвестиции в Россию, но и российские в США. Не так давно российской компанией была куплена компания Oregon Steel за более чем миллиард долларов. Несмотря на все разговоры о сложности инвестирования иностранными компаниями в США, на самом деле ни одна из российских компаний, пытавшаяся сделать крупные инвестиции в американскую экономику, не получила отказа в заявках на покупку американских фирм. Мы делаем все, чтобы способствовать развитию американо-российских торговых отношений, так как это в конце концов приведет к расширению связей между нашими странами.

«ДЛ»: Сейчас на Западе, особенно в Европе, достаточно распространено мнение, что на политическую ситуацию в России вообще не стоит обращать внимание: в ближайшие 30 лет ее нефтегазовые ресурсы иссякнут, а вместе с ними иссякнут и рычаги геополитического влияния. С вашей точки зрения, насколько правильна такая постановка вопроса?

У. Б.: Я с этим абсолютно не согласен. Было бы огромной ошибкой игнорировать Россию и ее роль в мире. США не совершат такой ошибки. Нефть и газ — это лишь часть того, что Россия может предложить миру. В настоящее время Россия является единственной ядерной державой, сравнимой с США. Это значит, что только США и Россия обладают уникальными способностями, уникальными возможностями и уникальной ответственностью в этой области перед всем остальным миром. Геополитическая важность России будет по-прежнему достаточно велика: Россия объединяет Европу и Азию и граничит с Ближним Востоком, который на сегодня является одним из самых сложных регионов мира. Россия, как и США, является постоянным членом Совета Безопасности ООН.

Думаю, что в будущем в отношениях между нашими государствами будут элементы конкуренции и сотрудничества. Но единственное, чего у нас точно не будет, — это роскоши игнорировать друг друга.