Архив

Эх, дороги!

Вилле Хаапасало оберегает Россию

На прошлой неделе многие водители стали свидетелями странной картины: на трассе недалеко от города Видное… сбивали пешеходов. Проезжавшие мимо женщины крестились, мужчины останавливались и интересовались, что происходит. Происходили съемки программы «Главная дорога», а «МК-Бульвар», наблюдавший за процессом, ответственно заявляет: ни один живой человек при этом не пострадал.

12 сентября 2007 17:21
1110
0

На прошлой неделе многие водители стали свидетелями странной картины: на трассе недалеко от города Видное… сбивали пешеходов. Проезжавшие мимо женщины крестились, мужчины останавливались и интересовались, что происходит. Происходили съемки программы «Главная дорога», а «МК-Бульвар», наблюдавший за процессом, ответственно заявляет: ни один живой человек при этом не пострадал.

«А ему не больно будет?» — интересуется ведущий программы «Главная дорога» Вилле Хаапасало, глядя, как на руку манекену прикрепляют скотчем «глазок» от маленькой камеры, которая зафиксирует приближение автомобиля. Этот выпуск передачи посвящен кенгуринам — металлическим конструкциям, устанавливаемым спереди и сзади автомобиля для защиты от повреждений. Для внедорожника в условиях сложной проходимости кенгурин — вещь нужная. В городских же условиях он чаще всего бесполезен, а при столкновении с другим автомобилем или, не дай бог, наезде на пешехода — даже опасен. Это и покажет съемочная группа «Главной дороги». В наличии имеются: автомобиль «Ока», внедорожник «Ниссан», два сотрудника ДПС, два манекена — папа и сын, семь телекамер, Вилле Хаапасало, дублирующий его каскадер и команда телепрофессионалов.

— Изначально у нас была идея сделать программу про ГАИ, — рассказывает руководитель программы Илья Скрябин. — Однако потом мы поняли, что это не совсем то, что нужно зрителю. Намного важнее сейчас говорить о безопасности движения. По официальным данным, у нас в год гибнет на дорогах около 30 000 человек — это огромная цифра. И часто люди погибают из-за незнания совершенно элементарных вещей.

Подопытная «Ока», которую привезли для съемок, — из автопарка «Главной дороги». Она уже немолода, поэтому «убивать» ее будет не так жалко, но все же машина вполне прилично ездит, и даже сложно представить, что к концу дня ее уже не будет. Но это все ради зрителя — а как иначе наглядно показать, что может стать с автомобилем при аварии? Самым выносливым оказался первый «Запорожец» «Главной дороги»: он и в Москве-реке тонул, и горел, и переворачивался, и все равно продолжал ездить. Второй была «Ауди», которая пережила шесть экстремальных съемок. Пришлось даже пойти на хитрость: машину несколько раз перекрашивали, чтобы зрители не узнали ее в кадре. Иначе День сурка какой-то получится: вчера взорвали, сегодня опять ездит…

Тем временем сотрудники ДПС перекрывают движение: все готово к съемкам. Манекены установлены посередине правой полосы дороги, каскадер, сидящий в «Оке», разгоняется и резко тормозит при приближении к пластмассовым пешеходам — точно так, как это было бы при настоящем столкновении. Фигуры падают, но остаются «живы». Врач-травматолог Павел Елизаров, присутствующий на съемках, констатирует перелом костей таза у «ребенка», сотрясение мозга (удар головой о капот), перелом бедра у «взрослого», вероятный перелом ребер и вероятная скелетная травма при ударе об асфальт. «Все зависит от квалификации врачей бригады „скорой помощи“ и реанимационной бригады, которая приедет на место происшествия, — говорит Павел Михайлович. — Но в целом все это лечится. На лечение может уйти несколько месяцев, но человека можно спасти».

Первый эксперимент окончен. После этого на «Оку» крепят тот самый кенгурин — что станет с пешеходами после столкновения с такой машиной? Пострадавшие манекены быстро реанимируют: приклеивают скотчем новые руку и ногу взамен расколовшихся, ставят на новые стеклянные подставки. Жалко, что подобного нельзя проделать с людьми. «Ока» разгоняется во второй раз и вновь сбивает манекены. «Доктор, пациент скорее мертв, чем жив. А все потому, что пешеходы были без габаритных огней…» — шутит съемочная группа. На этот раз повреждения на манекенах слишком явные — части «тел» разлетелись по дороге на несколько метров. «Вот здесь прогноз совсем неблагоприятный, — констатирует травматолог. — Речь идет о тяжелой травме, возможны повреждения внутренних органов, удар грудной клетки о передок машины, перелом ребер… Виноват ли в этом кенгурин? Скорее да, потому что он сконцентрировал удар и локализовал его». После столкновения с таким автомобилем пешеходы вряд ли останутся живы.

Самые памятные съемки в «Главной дороге» были два года назад. После трех месяцев переговоров Российские железные дороги согласились перекрыть одну из железнодорожных веток для того, чтобы программа сняла эффектный трюк — столкновение поезда с легковым автомобилем. «За год в России происходит примерно 300 происшествий на переездах с участием автомобилей и поездов, и мы решили показать, что может произойти с транспортными средствами по вине недобросовестных водителей, — рассказывает продюсер Дмитрий Кухарев. — Выставили камеры, устроили большой пиротехнический взрыв, однако при этом поднялся ветер, который невозможно было ни предугадать, ни рассчитать. Клуб огня пронесся над верхней точкой, где располагался оператор Олег Раков. К его чести, он отработал до последнего. И хотя получил небольшой ожог руки и лица, кадр получился шикарный». Происшествие на съемках — скорее случайность. Ведь программа о безопасности, и сами ее создатели должны соблюдать безопасность в первую очередь.

— Вилле, сложно вести программу на русском языке? — обращаемся мы к ведущему Вилле Хаапасало.

— Конечно, сложно. На самом деле я все-таки не ведущий, а актер, который играет роль ведущего. У нас в программе есть много актерских моментов. Но многие дубли мы действительно вынуждены переснимать по причине моих ошибок. Русский язык для меня не родной, я никогда его не учил, писать не умею, грамматику совсем не знаю. Конечно, мне непросто. Поэтому, когда мне позвонили ребята из «Главной дороги» и предложили вести программу, я сначала решил, что это розыгрыш: как можно вести программу на русском телевидении человеку, у которого русский язык не родной?

— О машинах наверняка тоже пришлось что-то новое узнать?

— Как и любой мужчина, я считаю себя лучшим водителем в мире. Но вот в автомобильных терминах часто встречаю слова, которые совсем не знаю. Бывает, читаю сценарий, встречаю какие-то специфические слова и даже понимаю, о чем идет речь. (Все-таки нужно сделать скидку на то, что Вилле действительно никогда не учил русский язык, хотя очень хорошо говорит. Мы ведь тоже не сразу определим, как звучит по-фински, скажем, «карбюратор»). В принципе я человек, который не занимается машинами: если с моей машиной что-то случится, я не смогу ее починить. Кроме того, что двигатель находится впереди, я ничего не знаю.

— В начале программы вы несколько раз проехали на «Оке», а потом за руль все же сел профессиональный каскадер. А бывает, что какие-то трюки вы выполняете сами?

— Какие-то выполняю, но в этом нет необходимости. Мне не страшно, но это делается не только из соображений моей безопасности: есть какие-то вещи, которым наши каскадеры специально учились. Я тоже могу тормозить, но правильно ли я это делаю? Точно так же я знаю, как вести дома электрические провода, но лучше доверить это профессионалу.

Съемочный день подходил к концу, и оставался последний финальный эпизод: чтобы показать, что может произойти при столкновении маленького автомобиля с внедорожником, оснащенным кенгурином, «Оку» в буквальном смысле должен был переехать джип. Под колесами огромной машины «Ока» исчезла буквально за секунду. Перед столкновением на пассажирское сиденье посадили манекен — после удара он представлял собой печальное зрелище. Когда съемка закончилась и сотрудники ДПС вновь открыли движение, проезжавшая мимо женщина-водитель, увидев «аварию», быстро отвернулась и перекрестилась. Все-таки хорошо, что это происшествие случилось только для телекамеры.