Архив

Серебрянный век

Третье место группы «Серебро» на «Евровидении» журналисты окрестили самым громким карьерным взлетом. Еще бы! Никому не известные девушки в один час стали настоящими звездами. После конкурса новую веху в отечественном шоу-бизнесе даже назвали «серебряным веком», потому что слишком большие надежды возлагают на новых звезд.
Оправдают ли?

24 сентября 2007 18:32
2533
0

Третье место группы «Серебро» на «Евровидении» журналисты окрестили самым громким карьерным взлетом. Еще бы! Никому не известные девушки в один час стали настоящими звездами. После конкурса новую веху в отечественном шоу-бизнесе даже назвали «серебряным веком», потому что слишком большие надежды возлагают на новых звезд.
Оправдают ли?

Ни одна из вас не опоздала на нашу встречу, вы даже приехали вместе. Живете в одном районе?

Лена: «Что там район! Мы живем в одной квартире! Наш продюсер Максим Фадеев решил, что так будет удобнее: не нужно никого собирать по разным квартирам для репетиций или гастролей».

Но совместное проживание лишает приватного пространства. А как же личная жизнь?

Лена: «Это с какой стороны посмотреть. Да, с одной стороны, минус, что мы видимся 24 часа в сутки, но с другой — есть и плюс: мы очень сильно сплотились».

Оля: «Я абсолютно согласна с Леной — нет никаких проблем в совместном проживании. И у каждой из нас существует своя личная жизнь: мы видимся с нашими друзьями тогда, когда хотим, встречаемся с родителями».

Дом только тогда становится домом, когда там есть твои вещи, в противном случае это просто гостиница. Что вывзяли из прошлой жизни для своего совместного жилища?

Оля: «Я взяла все свои туфли. Я просто обожаю туфли! Не могу сказать, что у меня их очень-очень много, потому что я не слишком люблю шопинг, но пара десятков все-таки есть. В нашем доме мои туфли красиво стоят на книжных полочках. Разумеется, там и книги есть, но они стоят вместе с туфлями. Обувь у меня рассортирована по цветам и моделям, ее не обязательно носить, ею можно просто любоваться. И с каждой парой у меня связана какая-то история. Например, туфли, в которых мы танцевали в нашем первом клипе Song № 1, были не очень удобные, а танцевать нужно было всю ночь, пока шли съемки. В общем, после этого я больше ни разу их не обула. Зато теперь они красиво стоят у меня на книжной полочке!»

Марина: «А я забрала свои картины и игрушки. Например, плюшевого медведя, который давно стал моим талисманом».

Лена: «А я ничего не брала, потому что там, где мы сейчас все живем, — моя квартира. И для меня ничего не изменилось, кроме атмосферы в доме: свободные комнаты заняли Оля с Мариной».

Ваш сценический образ на «Евровидении» — этакие разбитные школьницы. А в реальной жизни вы были какимиученицами?

Марина: «Я была не очень хорошей девочкой… Меня дважды выгоняли из школы. Могу рассказать один случай.

Однажды мой дядя привез из заграничной командировки игральные карты с изображениями голых женщин. Мне они так понравились, что я их взяла себе и стала продавать в школе мальчикам. Мне тогда было лет семь, наверное. Продала все карты, и, может, никто никогда и не узнал бы об этом, если бы один из одноклассников не стал пользоваться картой как закладкой для учебника. В конце концов карту увидела учительница и по цепочке выяснила, кто же развращал одноклассников. Меня выгнали из школы".

Лена: «Ой, и я в школе была маленькой предпринимательницей! Только я не карты продавала, а жвачки и вкладыши от них. Так что у меня всегда водились карманные деньги, и их не нужно было просить у родителей».

Оля: «Вы знаете, я тоже зарабатывала деньги не очень законным способом: когда меня отправляли на дачу, я у соседей воровала петрушку, а потом продавала ее другим дачникам».

Какие предприимчивые девочки… А как с музыкой все началось? Чем вы до «Серебра» занимались?

Марина: «Сколько себя помню, я занимаюсь музыкой. Сначала была музыкальная школа, потом эстрадно-джазовая академия. Я участвовала в различных проектах, например в группе „Формула“. Но своим самым главным достижением до группы „Серебро“ считаю создание и запись песен с собственной группой. Вот это задача так задача — найти единомышленников и заразить их своей идеей. У моей группы не было названия, не придумали. Играли музыку в стиле глэм-рок. Я с нежностью вспоминаю прошлые времена».

Оля: «А я до группы „Серебро“ танцевала и пела в бэк-вокале у Ираклия. К нему я попала совершенно случайно: занималась в студии танцев, и однажды мне предложили пройти кастинг для работы с Ираклием. Работа с ним стала для меня очень большой школой. У нас с ним отличные отношения по сей день».

Лена: «Я родилась в Кургане, потом жила в Омске и с самого раннего детства занималась музыкой. Моя мама была и моим сценографом, и костюмером, и продюсером, и психологом. Именно мама водила меня на различные конкурсы, которые я стабильно выигрывала. Самый большой конкурс я выиграла в шестнадцать лет, он назывался «Я люблю тебя, Россия…». После него мне поступил ряд предложений: остаться в Москве и записывать музыку, играть в кино. Одно из них меня заинтересовало. Увы, но дальше началась очень грустная история. Человек, который представился продюсером, был никаким не продюсером, а имел ко мне сексуальный интерес. Представьте себе: мне шестнадцать лет, мама в Омске, я одна в Москве. А тут этот дядя. И я живу в гостинице, которую он мне снял… Мне стало понятно, что нужно бежать от него куда подальше… Позже, когда я поведала об этом «дяде-продюсере» Максиму Фадееву, он сказал, что меня просто спас Бог: в Москве была очень неприятная история с неким продюсером-педофилом, который очень любил конкурсы детской песни и вообще юные таланты.

В общем, я сбежала. И думала вернуться в Омск. Но однажды увидела объявление о кастинге на «Фабрику звезд». И пошла туда, совершенно ни на что не рассчитывая. Однако меня взяли в проект. «Фабрика» меня очень многому научила. Помню, что настоящую звездную болезнь я пережила, когда начались гастроли «Фабрики» по России. Я думала: «О да! Я звезда!»

Лена, развейте слухи насчет вашего брака с одним из «фабрикантов», Алексеем Семеновым.

Лена: «Все правда. Свадьба была. Но это был фиктивный брак. Алексей Семенов был самым старшим на проекте. Вы представляете, что это такое, когда в тридцать лет сваливается популярность? „Фабрику“ действительно очень хорошо принимали по всей России. А потом — бах! И все закончилось. Многие остались не у дел. Я видела, как страдал Семенов. Ну и предложила ему устроить фиктивный брак, чтобы подогреть интерес публики к нашим персонам. Свадьба — абсолютно пиаровская акция. Мы позвали всех „фабрикантов“, кучу журналистов… И все. Нет, я очень люблю Лешу, но как друга. Он не мой мужчина».

Чем вы занимались после «Фабрики» и перед «Серебром»?

Лена: «После окончания „Фабрики“ Максим Фадеев ждал, когда я по-настоящему созрею для серьезной работы. Тогда я была просто не готова ни к чему. Мне нужно было отдышаться, передохнуть. Я много гуляла, читала, размышляла…
Но если вы думаете, что у меня были деньги и что я вела какую-то загульную жизнь, то вы ошибаетесь. Все было очень скромно».

А ваши романтические отношения с Фадеевым — это правда?

Лена: «Что?! Первый раз об этом слышу! Он мне как отец родной! Моя мама шлет ему поздравительные открытки и варенье. Макс вообще не такой человек, который путает работу и личную жизнь. Очень милая сплетня… Я запомню».

Вы ведь с Максимом из одного города — Кургана?

Лена: «Курган — очень специфический город, окруженный тринадцатью зонами. С одной стороны, курганский менталитет — это жизнь „по понятиям“. А с другой стороны — необычайная искренность между людьми, открытость, честность.
Мы как земляки друг друга с Максом понимаем великолепно. Возможно, именно курганское прошлое нас и сблизило. Я очень благодарна Максиму, что он меня никогда не бросал. Никогда».

А вы, Марина и Ольга, как познакомились с Фадеевым?

Оля: «Максим — продюсер Ираклия. Когда мы впервые встретились с Фадеевым, он на меня так посмотрел — многозначительно — и спросил: «А ты поешь?» Я ответила: «Да». Максим рассказал, что ищет себе солисток в новую женскую группу. Была уже Лена Темникова, нужно было найти еще двух. Так я попала в «Серебро».

Марина: «Как мне потом рассказали, третью девушку искали очень и очень долго… Я нашлась совершенно случайно. Просто увидела в Интернете объявление, что в новый женский коллектив нужна солистка. Я позвонила, потом отправила фотографии, и меня пригласили на собеседование с Максимом. Он мне показал музыкальный материал, я ему — свои песни. Максим сказал, что все хорошо, но нужно еще видео. Помню, я вышла из офиса, сняла себя на мобильный телефон и попросила секретаря передать Максиму мой телефон с видео».

Вашу первую песню, с которой вы выступали на «Евровидении», многие сочли вульгарной. Если перевести английский текст на русский, он звучит так: «О, не называй меня зайкой, / Я вытяну из тебя все твои денежки, / Я завлеку тебя, вихляя задом, / О, я сделаю это так легко, дорогой, / Заберу все твои сладкие денежки, / Ведь у меня есть еще разнузданные девки, / Что стоят рядом со мной» и так далее. Вы сами что думаете?

Лена: «Вы знаете, только русские журналисты находят в этой песне вульгарный подтекст. Никто из англоговорящей прессы не сказал нам о том, что здесь есть что-то пошлое. Да, немного откровенно, да, немного провокационно, но песня хорошая».

Марина: «Если бы вы знали, какие тексты у американских звезд! Наша песня — просто детский лепет!»

Что вас сегодня интересует помимо группы?

Лена: «Высшее образование. Это мой больной вопрос. У меня его нет, но я очень хочу. Мне бы хотелось пойти в рекламу, но для этого нужно иметь много свободного времени, а у меня его сейчас нет. И личной жизни у меня тоже нет. Я вообще считаю, что чем лучше в работе, тем хуже в личной жизни».

Марина: «У меня незаконченное высшее. Я думаю, у меня еще будет время его завершить. По правде говоря, если бы меня сейчас кто-то спросил, что бы я выбрала — сцену или жизнь без сцены, я бы сразу ответила: только сцена. Ради нее я готова пожертвовать многим».

Оля: «А я успела получить образование. По профессии я переводчик, говорю на английском и немецком. Сейчас мы с девчонками решили учить испанский язык, потому что недавно вернулись из Барселоны. Очень нам понравилось в Испании!»

А любовь? Разве это не важно?

Марина: «Все мои чувства, пусть и прошлые, живут в моем сердце, и я помню всех людей, к которым что-то испытывала».

Лена: «Как правило, свои истинные чувства я скрываю за очень грубым поведением… Если честно, я люблю состояние забывания, выхода из любви — такой приятной легкой депрессии. Депрессия — золотое время для творчества».

Интересно, поклонники вам дарят разные серебряные украшения? Все-таки название группы обязывает.

Лена: «Посмотрите — ни Оля, ни Марина не носят украшений. Я ношу только серебряное кольцо, подаренное Максимом Фадеевым перед „Евровидением“, с надписью „Спаси и сохрани!“. Оно хранит меня и всю нашу группу».