Архив

Красавица и чудовище

Владимир ТУРЧИНСКИЙ, известный в народе под именем Динамит, как-то признался, что боится чесаться правой рукой — такой чудовищной она у него силы. Страшно даже представить, каково в его объятиях дамам.
Тем не менее вот уже долгих десять лет мощь его любовных ласк испытывает на себе одна и та же женщина — супруга Ирина.

24 сентября 2007 20:14
1021
0

Владимир ТУРЧИНСКИЙ, известный в народе под именем Динамит, как-то признался, что боится чесаться правой рукой — такой чудовищной она у него силы. Страшно даже представить, каково в его объятиях дамам.

Тем не менее вот уже долгих десять лет мощь его любовных ласк испытывает на себе одна и та же женщина — супруга Ирина.

Спорт в их жизни занимает место очень важное. Хотя бы потому, что десять лет назад они познакомились в спортзале. И уж абсолютно точно: если бы не та встреча, то сегодня в Российской Федерации было бы как минимум на три гражданина меньше.

Владимир ТУРЧИНСКИЙ: «Дело в том, что мы оба собирались перебираться на постоянное место жительства в другие страны. Я — в Америку, Ирина — в Австралию. Как раз оформляли документы. В итоге стало на двух эмигрантов меньше, а в России — на целую семью больше».

И чем вас привлекла Ирина?

Владимир: «Мне в ней прежде всего понравилась попа. Хотя… У нее все части выдающиеся были. Собственно, и сейчас остаются такими же. Мне легко любить мою жену, она красивая.

Я и ухаживал за ней красиво. Меня подкупило то, что в первую нашу встречу Иринка набрала номер телефона своего мужчины (на тот момент) и сказала: «Извини, но мы не будем больше встречаться. Я полюбила другого!» Тогда я понял, что «попал». Может быть, она шутила. Но, судя по всему, нет".

Ирина: «В то время за мной пытался ухаживать один молодой человек, клиент клуба. Зная Володю и пытаясь произвести на меня еще большее впечатление, молодой человек пригласил как-то на ужин и его как своего друга. Мол, и я такой замечательный, и еще у меня друзья вот какие. Мы так мило пообщались втроем, что я на этого знакомого совсем перестала смотреть. Всем моим вниманием завладел Володя.

На самом деле ему за мной и ухаживать-то не надо было. Потому что буквально с первых дней нашего общения начались совпадения — почти мистические. Например, он приглашает меня в первый раз к себе домой. Заходим в лифт. Я спрашиваю: «На какой этаж?» Он, не задумываясь, говорит: «Нажимай». Я нажала на 11-й. Оказалось, что он там и жил. Мелочь, но мне показалось, что это некий судьбоносный знак. Это с точки зрения приятностей. Но и неприятности были тоже немалые. Потому что по жизни мы все-таки очень разные".

Владимир: «Понимаете, она была такой хрупкой романтической девушкой, только закончила институт. Я же, здоровый мужик, к моменту нашей встречи побывал уже в куче браков и имел свой взгляд на взаимоотношения, так сказать, полов. И озвучивание некоторых моих мыслей вызывало у нее отторжение в форме слез. А однажды она вообще поступила кардинально. Помню, я что-то говорю, а в ответ — тишина. Только дверь поскрипывает незакрытая. Выяснилось, что Ира, впав в состояние шока во время нашего разговора, просто взяла и уехала от меня к родителям».

Родители Ирины, кстати, поначалу тоже не пришли в восторг от нового избранника дочери. Для них он был человеком из другого мира — далекого и непонятного.

Владимир: «Мама Ирины даже не сразу смогла со мной разговаривать. Ну и Ирина тоже хороша. Хотите, расскажу, как „мило“ она познакомила меня со своим папой? В один прекрасный день Ира предложила заехать в магазин, набрать продуктов. Как оказалось, ее отец работал там начальником службы безопасности. Но я тогда об этом не знал. Узнал уже в самом магазине, когда Ира сказала, что сейчас и произойдет знакомство. А я — после тренировки, небритый и замученный. Конечно, начал ей выговаривать: как же ты могла? Разве так с родителями знакомят? Ну и так далее. А в этот момент за моей спиной стоял ее папа и в состоянии шока смотрел на своего будущего зятя. Зато теперь он — мой лучший друг. Да и с тещей у меня полное взаимопонимание, она даже постоянно присылает мне пельмени собственного изготовления. Парадокс: мы не всегда можем договориться с женой, а с тещей и тестем — без вопросов!»

Ирина: «Я решилась представить родителям своего будущего мужа месяца через четыре после нашего знакомства. До этого просто рассказывала о Володе, и мама с папой реагировали нормально: ну есть там кто-то и есть. Но когда я его показала, они сразу меня стали отговаривать: «Ира, зачем тебе такое «счастье»? А я отвечала: «Мама, папа, он такой хороший, я буду с ним».

И как же произошло предложение руки и сердца?

Владимир: «Как и все у нас — необычно! Мы же довольно долго жили в гражданском браке, потому что официально я еще не развелся со своей второй женой: она жила в Австралии и мне пришлось нанимать адвоката. В общем, развод растянулся на несколько лет. Официально мы расписались, когда нашей дочке было уже года два».

Ирина: «Я считаю, что точкой отсчета нашего брака стал тот момент, когда мы решили жить вместе. Тем более что эту «точку» забыть невозможно. Дело было на Новый год, который мы с Володей, как все влюбленные, мечтали встретить вместе. Но жизнь внесла коррективы. Володя на Новый год оказался в Риге на соревнованиях, а я смотрела телевизор с родителями. 2 января он наконец добрался ко мне: абсолютно пьяный, в прожженном колпаке Деда Мороза. И несколько дней я Володю отпаивала, делала ему примочки. Он, увидев всю мою заботу, решил, что нам надо начинать жить вместе.

Наше совместное существование началось странно. Я сразу затеяла ремонт в квартире. Сама! Мне на кухне очень не нравились грязные обои. Тогда я купила новые и стала их клеить. А Володя все это созерцал. Лежал на диване, смотрел телевизор и спрашивал: «Лапуль, а тебе это точно нужно?» Представляете, что такое в одиночку клеить обои? Я же планировала, что он поможет. Но он об этом даже не подозревал… Обои были приклеены плохо".

Владимир: «Кстати, про новогодние ночи. У нас встречи этого праздника всегда тяжело проходили. Для артиста Новый год — это «елки». Поэтому меня никогда нет дома. А Иринка воспитана в семье военных. Для нее Новый год — это семейный праздник. Помню, я даже предоставлял прайс-лист, во сколько обойдется семье мое пребывание на этом домашнем празднике. Но никакие аргументы не проходили. Случались скандалы. Я оставался, на душе было тяжело.

Но мы вышли из этого положения очень весело. В Питере есть такой клуб «Пурга», где Новый год справляют каждый день. И где-то за месяц до очередного праздника я сказал Иринке: «Хочу свозить тебя в одно место». Она меня «пробивала»: «Купальник брать?» Но я ее «успокоил», что не надо. От этих слов она, правда, погрустнела — надеялась, что к морю поедем. Так вот, прилетели в Санкт-Петербург, где нас встретил мой друг Игорь Лифанов. Сначала попали к нему на новоселье, затем пошли на спектакль «Я хочу убить президента», а потом поехали в клуб отмечать Новый год. Все было замечательно: поздравление президента, зайчики, шампанское. А в соседнем клубе «Пурга−2″ каждую ночь свадьбы. Там мы поженили Игоря с его девушкой. И обратно в Москву. Вот так мы сломали традицию семейного Нового года. Сейчас, на протяжении нескольких лет, в Новый год я работаю».


…И ЛАПОЧКА ДОЧКА

Считается, что семья начинается с того момента, когда у супругов рождается ребенок. Однако в этом пункте у Володи с Ириной случились серьезные проблемы. Когда надежд на официальную медицину не осталось, решили поинтересоваться альтернативными способами.

Владимир: «По совету знакомых я обратился в восточную клинику. Вьетнамские дядьки меня протестировали и выписали каких-то сушеных морских коньков-горбунков. Самое смешное, что в итоге я коньков и не попробовал, без них все получилось».

Кого ждали? Мальчика или девочку?

Владимир: «Я еще, по привычке, мальчика хотел. А теперь понимаю, какое это счастье — быть отцом дочки. Так, как ко мне относится моя девочка, даже жена не относится: постоянные ухаживания, постоянные объяснения в любви. У нас очень своеобразные отношения. Мама часто задерживается на работе, вот мы и проводим с дочкой романтические вечера: свечи, Синатра, бутылочка вина».

Спаиваете роднулю?

Владимир: «Наливаю ей сок, а вина — каплю, чтобы подкрасить. Затем танцуем. Вообще, когда ребенок видит, что родители друг дружку любят и это не показуха, то и у него складывается правильное ощущение жизни».

Ирина: «Как нормальная мама, я хотела девочку. Девочка — это бантики, рюшечки. Хотя сейчас рюшечки уходят на второй план: папа ходит в военной одежде, дочка тоже надвигает на лоб кепки милитари. У нее сейчас рюшечки сочетаются с военными аксессуарами».

Одно время было модно, чтобы папа присутствовал при родах. Вы были вместе в этот ответственный момент?

Владимир: «Я слаб. Да это и не обсуждалось. Меня кровью не испугаешь. Просто существуют некоторые нюансы».

Ирина: «Я сама не хотела, чтобы Володя был рядом. Я думала, что лучше самой „отстреляться“, а так придется лицо держать, не хочется же перед мужем расклеиваться».

Кем хотите видеть дочь?

Владимир: «В первую очередь женщиной! Уже сейчас — а ей семь лет — Ксюха у нас абсолютно взрослый человек. Бывает, говорим ей: «Так, Ксюша, выйди из комнаты, папе с мамой надо поговорить!» Она в ответ: «Хорошо, приду через час!»

Ксюха увлекается джазовыми танцами, рисует, поет в хоре. Недавно она месяц была в лесном спортлагере. Думал, что ей будет очень тяжело. Но ничего, совершенно спокойно выдержала. А когда приехала домой, стала отжиматься на кулаках. Что еще нужно — физическая культура, лес, общение с Богом, книги, раз в неделю мультики. Замечательно".

Ирина: «Я хочу видеть ее личностью. Что мне в ней нравится, у нее никогда не было истерик, капризов, с ней всегда можно договориться. Это подкупает, это нравится. К тому же она очень сознательная. Вот такой пример. Мы закончили первый класс, и ей на лето задали прочитать кучу книг, решить примеры по математике, английский. Мы с ней договорились, что полтора месяца она к этому не притрагивается, отдыхает, а с 15 июля начинает заниматься. И вот ближе к концу июля дочка подходит ко мне и говорит: „Я сделала сто примеров по математике, прочитала рассказ“. А я сама забыла!»

Придет время, и дочь приведет знакомить с папой своего молодого человека. Что будете делать?

Ирина: «А я уже сказала Володе, что мне заранее жалко всех этих ребят!»

Владимир: «И мне их тоже жалко по ряду причин. У Ксюхи планка поднята на хороший уровень. Девочка с детства правильно воспитана, в нужной степени избалована. Цветы я дарю своим женщинам не букетом, а подбираю разные цветочки. У каждой свои предпочтения. То же самое с подарками. Так что ее будущему избраннику придется сильно постараться».


КОНЕЦ ЭПОХИ РОМАНТИЗМА

Появление ребенка, которого Володя и Ирина так долго ждали, неожиданно чуть не поставило крест на их совместной жизни. Володя продолжал жить свой жизнью, а Ирина вся ушла в воспитание Ксении. Естественно, начались скандалы, недопонимания.

Ирина: «Когда Ксюше было десять месяцев, семья распалась. Никто никому стал не нужен. Я переехала к маме… На самом деле у нас было несколько кризисных ситуаций. Первый раз еще во время моей беременности. И мне по большому счету было некуда деться. А второй кризис давался легче, я уже «отстрелялась», ребенок был, поэтому я просто уехала к родителям.

Первый месяц в разлуке меня просто колотило. Второй — стало колотить Володю. И когда мы встретились по какому-то пустяковому поводу — Володя должен был передать медицинскую карту дочки, тут все открылось. Мы поняли, что не можем жить друг без друга. Я считаю, что понастоящему человеческие отношения становятся ценными только тогда, когда переживешь все: ненависть, предательство, разлуку. И если после этого, несмотря ни на что, ты продолжаешь с этим человеком находиться рядом, значит, это действительно любовь".

Владимир: «Сейчас, когда момент притирки прошел, дома я нахожу покой и уединение. И не боюсь признаться, что я — обычный подкаблучник. Нормальный мужчина должен реализовывать себя в миру. Чего себя дома показывать? Дома я такой, какой есть, — мягкий и пушистый. Когда приезжаю к своим после выступлений, я никакой, труп. В этот момент мои девчонки делают мне массаж. Как только я набираю энергию, начинаю отдавать. Все банально. Мне приятнее отдавать. А вообще я — как нормальный убийца — очень сентиментален».

Ирина: «Он в хорошем смысле слова управляемый. Мне приятно, что Володя при всей своей внешней авторитарности никогда не давит. Если он видит, что мне действительно что-то нужно, он никогда не скажет „нет“. Все будет так, как я решила».

Такое чувство как ревность вам известно?

Владимир: «У жены поводов ревновать меня значительно больше. Это сейчас кажется, что она спокойна. Но по некоторым штришкам я понимаю, что спокойствием и не пахнет. Я же ревнив потому, что у меня жена блондинка с хорошей фигурой. Я прекрасно понимаю, что существует огромное количество кренделей, которым хотелось бы приударить за Ириной».

Но рядом же сам Динамит!

Владимир: «Я думаю, что поначалу никто об этом не думает. Осмысление приходит потом. Была смешная история. Бывший начальник моей жены, молодой человек, которого я тренировал, пригласил нас в ресторан. Он, конечно, видел, что я крепкий, но вся моя атлетическая карьера прошла мимо него. Он, видимо, считал себя удачным парнем, с кучей бабок, рядом за столом интересная красивая женщина, ну и муж-спортсмен — вроде как пустое место. И он начал объясняться мне… в любви к моей жене. Сначала стихи почитал. Я сижу молчу. Тогда он начал говорить, что ради Иринки готов на все. Тут я не выдержал: „И в бой вступишь?“ — „Да, ради нее я готов на дуэль“. — „Не вопрос“. И бамц ему! Потом мы его в магазине встретили. Идем с Иринкой за ручки, он спускается по лестнице. Я не удержался: „Привет, Ромео!“ Как же он сиганул! В таких ситуациях я обычно веду себя как педагог. Понимаю: где-то человека недоучили, какое-то воспитательное звено из цепи выпало. Не объяснили ему, что чужая жена — это плохо! Плохо и опасно!»

Ирина: «Раньше это чувство мне было очень хорошо знакомо. Даже жить было тяжело — ревность сжирала меня изнутри. А потом я… просто устала ревновать.

Сегодня у нас все строится на взаимном доверии. Две недели назад мы ездили отдыхать. Там я прыгнула с парашютом с тандем-мастером. Показала Володе кассету. Небо в принципе сближает. И понятно, что с молодым человеком я совершила какую-то акцию. Нормальный мужчина мог бы заревновать, а Володя посмотрел и сказал: «Молодец! Здорово! Я, конечно, тандем-мастера убью, но не переживай, ты жить останешься». Так что есть надежда, что старость мы встретим все-таки вместе".