Архив

Гибкий характер

24 сентября 2007 18:50
4848
0

Имя Ляйсан УТЯШЕВОЙ навсегда вписано в историю российского спорта. В ее честь, например, названы четыре элемента художественной гимнастики — потому что никто и никогда так виртуозно их не выполнял. Есть и еще одно достижение у Утяшевой: получив переломы ног, она смогла вернуться в гимнастику. Чтобы победить и… уйти. Теперь уже навсегда.

Ее появление на небосклоне звезд художественной гимнастики можно сравнить со свежим, долгожданным дождем. Чему тут удивляться, ведь в переводе с башкирского Ляйсан означает «ласковый дождь».

Об Утяшевой всерьез заговорили, когда на Кубке мира в Берлине она выиграла шесть золотых медалей. Европейскому спортивному сообществу стало очевидно: в России зажглась новая звезда.

Ляйсан УТЯШЕВА: «Самое интересное, что я попала в гимнастику совершенно случайно. Мама хотела, чтобы я занималась балетом, причем не на профессиональном уровне, а так, для себя. Она считала, что настоящая леди должна уметь держать спину и обладать красивой походкой. Представьте себе — мне четыре года, мама ведет меня в балетную студию города Волгограда, а нам сообщают: «Ваша девочка еще слишком мала для балета, приходите к нам лет через шесть…»

Но дальше происходит настоящее роковое стечение обстоятельств. Заснеженный Волгоград. Люди топчутся, переминаясь от холода, у закрытого магазина. В длинной очереди — Ляйсан, укутанная шарфом до самых глаз, и ее мама. Все терпеливо ожидают открытия магазина, чтобы получить продукты по талонам. От нечего делать Ляйсан рассматривает людей в очереди, загибая пальцы. Неожиданно к маме подходит какая-то женщина: «Девочку нужно отдать в художественную гимнастику».

Л. У.: «Судьба в буквальном смысле стояла с нами в одной очереди… Когда прозвучало предложение о гимнастике, моя мама удивилась: «А почему именно гимнастика?» Женщина все объяснила. Она оказалась подготовительным тренером по художественной гимнастике, которая заметила, что я в отличие от других детей гну пальцы не внутрь ладони, а, наоборот, в противоположную сторону. Как человек опытный, она поняла, что если маленькая девочка имеет такую гибкость пальцев, то скорее всего и все ее тело не менее подвижно. Тренер уговорила маму привести меня в секцию художественной гимнастики.

Ожидания тренера не обманули: у меня было идеальное тело для этого вида спорта. А после нескольких тренировок обнаружились явные способности. Моя мама до поры до времени вообще не воспринимала мое увлечение гимнастикой всерьез. Она мне всегда говорила: «Ляйсан, гимнастика — это не профессия, а твоя прихоть. Позанимаешься-позанимаешься и бросишь». Мама хотела, чтобы я серьезно училась, поступила в престижный вуз на дипломата, а потом пошла работать в дипкорпус. Мое будущее ей виделось именно таким — дочь среди послов и дипломатов, говорящая по-английски.

Мнение мамы изменилось на соревнованиях. Она вдруг увидела, что я не просто лучшая среди юниоров своего города, а занимаю пятое-шестое места среди девочек в России. И обо мне говорят как об очень талантливой гимнастке, прогнозируя большое будущее".

В это же время мама Ляйсан вместе с дочерью ушла от мужа. В семье были очень непростые отношения. Отец Ляйсан благодаря перестроечному моменту смог из учителя истории стать известным в Волгограде бизнесменом, но его взлет был коротким, у него начались проблемы с различными структурами… Семья жила в постоянном страхе: вот-вот случится что-то страшное. Мужчина все свои проблемы вымещал на жене и ребенке.

Л. У.: «Это было так страшно! Отец постоянно орал, и я совершенно не понимала, что происходит. Почему мама плачет? Почему эти скандалы? Я была ребенком и мало что понимала в отношениях взрослых. Сейчас я осознаю: мама очень правильно сделала, что подала на развод.

Она решила уехать жить в Москву — ей предложили там очень неплохую работу. Меня она, конечно же, забрала с собой. К счастью, к тому моменту мама уже поняла, что не вправе препятствовать моему увлечению гимнастикой. В Москве, через какой-то очень короткий срок, я попала к лучшему тренеру страны — Ирине Александровне Винер. В моей жизни начался большой спорт".


МОЖЕТ БЫТЬ, ОНА ЧОКНУТАЯ?

Подмосковье. Тренировочная база в Новогорске. Спортсмены говорят, здесь рай для жизни, потому что созданы все условия для будущих чемпионов. Но даже в раю есть свои законы.

Л. У.: «Видели Гарри Поттера и школу Хогвардс? Новогорск — это маленькое спортивное государство. Чистые просторные залы для тренировок, уютные комнатки — как в лучших гостиницах, бассейн, массажные кабинеты, сауны, отличная еда. В Новогорске мне очень нравилось, и я тренировалась как сумасшедшая, чтобы доказать, кто я есть в спорте. Там был главный закон: не показываешь результатов — вылетаешь.

Именно в Новогорске я подружилась с Алиной Кабаевой и Ириной Чащиной. Все, кто нас видел, страшно удивлялись: как мы можем общаться? Три яркие, талантливые спортсменки, должна же быть зависть или ревность. А ничего подобного! Про нас даже говорили, что мы — как те тюремщицы, которые 20 лет просидели в одной камере, а выйдя на свободу, все равно не смогли друг с другом расстаться. Мы всегда были вместе — на соревнованиях, на тренировках, на отдыхе.

Там у меня сложились прекрасные отношения и с Винер. Это совершенно гениальная женщина! Помню, как мне она однажды сказала: «Ляйсан, мне сразу понравился твой характер. Ты не боишься меня и можешь смотреть прямо в глаза».

Свой характер и яркую спортивную индивидуальность Ляйсан Утяшева блестяще доказывала на различных соревнованиях. Если посмотреть на перечень ее побед, это было только «золото». Росла олимпийская чемпионка. И ничто не предвещало беды…

Л. У.: «Дело в том, что у меня от рождения очень высокий подъем ноги. Некоторые спортсменки специально занимаются растяжкой, чтобы, например, перекатываясь с пятки на носок, уметь всеми пальцами ноги касаться пола. У меня подобные упражнения получались легко из-за природного дара. Но! Мне никто не сказал, что есть и обратная сторона медали: из-за строения ноги мне категорически противопоказаны многие другие упражнения. Я просто об этом не знала…

И вот выступление в Самаре, а там — жесткий бетонный пол. Одно неправильное приземление на стопу, и я повредила ладьевидную кость. У меня стала болеть правая нога. Я сказала о своей боли докторам в Новогорске, мне сделали рентген, но он ничего не показал. При подобных травмах необходима только томография, но о ней никто из врачей почему-то не подумал. А нога болит, опухает, и я тренируюсь и выступаю, превозмогая боль. Массажисты, которые видели мою ногу, говорили докторам, что у Утяшевой ненормальная припухлость ноги, но никто не придавал жалобам значения. Она же выступает! А дальше — еще хуже: я не могла выходить в зал без обезболивающих. Ноги меня совершенно не слушались. И поползли слухи. Мол, Утяшева — симулянтка, она привлекает к себе дополнительное внимание, все у нее нормально с ногами, у нее с головой не в порядке. Винер сначала не обращала внимания на мои жалобы, она предпочитала больше концентрироваться на спорте. Просто Ирина Александровна была очень занята в то время — решала вопросы, связанные с дисквалификацией Кабаевой и Чащиной.

Апофеозом стала моя победа на этапе Кубка мира. Тогда не смогли выступать из-за дисквалификации первые звезды — Кабаева и Чащина, а тут я — первый номер! Победа! За моей спиной стали говорить, что в художественной гимнастике длинная скамейка запасных и мне просто повезло, что не было Алины с Ирой, говорили, что я чокнутая, потому что постоянно жалуюсь на боль в ногах… В общем, много чего говорили.

В конце концов Винер надоели все эти слухи и сплетни, она повезла меня на обследование в дорогую клинику Германии, где мои ноги осмотрели лучшие врачи. Я никогда не забуду, что сказали мне после обследования: «Стопы ног не подлежат восстановлению, из-за нагрузок кости полностью раздроблены. Если срочно не сделать операцию, вы не сможете ходить».


КРАСИВО УЙТИ

Оперировали Ляйсан в Москве. Раздробленные кости хирурги скрепили металлическими штифтами. Пока врачи собирали ноги 18-летней девушки, Ирина Винер уволила всех докторов в Новогорске, кто врал ей о «совершенно здоровых ногах» Ляйсан Утяшевой.

Л. У.: «И вдруг все стало иначе. Вчера — надежда художественной гимнастики, а сегодня — инвалид на костылях. Вы представляете, какой это был шок для моей мамы?! Для мамы, которая всегда была против гимнастики. Она постоянно повторяла: «Не может быть такого! Это происходит не с нами!» С нами. Со мной. Врачи сказали, что я никогда больше не смогу выступать, восстановить ноги возможно лишь на 20 процентов. Забыть про спорт. Забыть про гимнастику. Забыть про туфли на каблуках.

После больницы я поехала в Новогорск. Там никогда не держали калек, но для меня сделали исключение. Винер мне всегда говорила, что меня не бросит, каков бы ни был исход операции, как бы дальше ни складывалась моя жизнь. И слово свое она сдержала.

В Новогорске я не смогла сидеть сложа руки, я стала… тренироваться. Как? На коленях. Спортсмену очень важно не потерять форму, и я делала все упражнения вместе с девочками, за исключением тех, где требовалось задействовать стопы ног. Я очень благодарна Винер, которая относилась ко мне как к обычной здоровой спортсменке. Не было ни тени жалости, никакого показного сострадания. Помню, как она кричала: «Почему Утяшева не на тренировке? Все тренируются, а она что? Гипс? А колени на что?»

Мои кости постепенно стали срастаться. Сняли гипс. Какое незабываемое чувство — вот ты, как в детстве, первый раз поднимаешься на носки. Страшно! Потом опираешься на пальцы ног. Ура! Стою!"

Невероятно, но факт: с металлическим штырем в ноге Утяшева смогла выиграть 12-е место на чемпионате Европы в Киеве. Она снова была золотой победительницей — успех на этапе серии Гран-при, на чемпионате России и Европы. Утяшева доказала, что если чего-то хочешь, возможно все. Неудивительно, что среди всех прочих наград Ляйсан Утяшева особенно дорожит премией Американской промышленно-торговой палаты «За лучшее возвращение в спорт».

Л. У.: «Я не могла просто так уйти из гимнастики, я хотела доказать себе и другим, что меня еще рано вычеркивать из списка. Доказала, а потом ушла. Я понимала, что растет молодое поколение талантливых и здоровых девочек, с которыми мне трудно состязаться. Сил на тренировки у меня уходило намного больше, чем у других: ноги-то все равно были моим слабым местом.

Однажды мы откровенно поговорили с Винер. Она сказала, что будет тренировать меня столько, сколько нужно, но мы обе понимали, что есть и другой вариант — красиво уйти. Оставить в памяти и спорте все то, что было. Не ждать, когда мне будут кричать вслед: «Что здесь делает эта калека?» И я ушла.

Пусть я не стала олимпийской чемпионкой, но я уверена: моя личная Олимпиада еще впереди".


ДРУГАЯ ЖИЗНЬ

Возможно, скоро мы увидим Ляйсан Утяшеву в новом для нее качестве — телеведущей новостей, а также комментатора спортивных состязаний. Сейчас бывшая гимнастка занимается с педагогами по речи и работает в программе «Главная дорога», где устраивает автомобилистам разные забавные проверки на дорогах.

Л. У.: «Я очень довольна своей жизнью, потому что смогла попробовать себя в новых делах. Мои дни расписаны по минутам — съемки, подготовка номеров для показательных выступлений в шоу гимнасток, учеба в институте. Я даже в балете успела станцевать партию! Специально для меня Гедиминас Таранда прописал партию в «Болеро», которое он ставит в своем театре «Имперский русский балет». Эта партия по силам только гимнастке, а не балерине.

Что касается любви… За мной ухаживали разные прекрасные мужчины, и мне приписывали много романов. Могу подтвердить, что был очень яркий, но быстрый роман с фигуристом Алексеем Ягудиным. Оказалось, что он давно был моим поклонником и все время хотел познакомиться. Однажды Алексей приехал в Москву и пригласил меня на свидание… Мы провели чудесных три месяца вместе, а потом Алеша уехал в Америку. Влюбленность быстро испарилась.

Сейчас в моей жизни есть мужчина, который мне очень и очень нравится, но его смущает разница в возрасте. Вы можете написать в вашем журнале, что разница в 17 лет — это сущий пустяк?"