Архив

Паата Бурчуладзе: «Всеми успехами я обязан своей жене»

14 сентября прошло ровно 9 дней со дня смерти Лучано Паваротти. И хотя в Италии такие даты не отмечают, «МК-Бульвар» отправился в Геную и встретился с его другом Паатой Бурчуладзе. Паата, один из самых известных оперных басов в мире, родился в 1955 году в Тбилиси. В конце 80-х уехал вместе с семьей из разваливающегося Советского Союза и сегодня живет в Берлине; правда, по-прежнему своей родиной считает СССР. Гастрольный график Бурчуладзе расписан на несколько лет вперед, а за право пригласить к себе этого певца спорят лучшие сцены мира. 14 сентября у него состоялся концерт в старейшем театре Генуи, после которого «МК-Бульвар» поговорил с Паатой и его женой Анжелой.

26 сентября 2007 19:58
5691
0

14 сентября прошло ровно 9 дней со дня смерти Лучано Паваротти. И хотя в Италии такие даты не отмечают, «МК-Бульвар» отправился в Геную и встретился с его другом Паатой Бурчуладзе. Паата, один из самых известных оперных басов в мире, родился в 1955 году в Тбилиси. В конце 80-х уехал вместе с семьей из разваливающегося Советского Союза и сегодня живет в Берлине; правда, по-прежнему своей родиной считает СССР. Гастрольный график Бурчуладзе расписан на несколько лет вперед, а за право пригласить к себе этого певца спорят лучшие сцены мира. 14 сентября у него состоялся концерт в старейшем театре Генуи, после которого «МК-Бульвар» поговорил с Паатой и его женой Анжелой.

— Паата, вы в Генуе впервые?

— Нет. Я приезжал сюда ровно двадцать лет назад, в 1987 году. Тогда я исполнял здесь оперу Арриго Бойто «Мефистофель». В этом году главный дирижер генуэзского театра попросил приехать и спеть Stabat Mater Антонина Дворжака. Этот реквием раньше я никогда не исполнял.

— Сейчас же в Италии неофициальный траур по Паваротти. Почему вы не посвятили сегодняшнее выступление своему другу?

— Потому что я скорблю в душе.

— С Лучано вы познакомились тоже около двадцати лет назад?

— Даже чуть побольше. В 1984 году после победы на конкурсе имени Чайковского состоялся мой дебют за границей. В лондонском Covent Garden была поставлена опера «Аида», в которой моими партнерами были Лучано Паваротти и Катя Ричарелли. Там-то мы и познакомились. После этого Лучано мне сказал: «Паата, ты — победитель моего конкурса!» И в 1985 году я выиграл Международный вокальный конкурс имени Лучано Паваротти, хотя на самом деле участия в нем не принимал.

— Получается, выиграли по дружбе?

— Нет. Просто ему и мне было это приятно. Но мы действительно дружили. Пока я был молодым, он возил меня на все свои спектакли. Мы вместе пели. Например, в том же 85-м я впервые попал в Вену. Потом стал первым советским певцом, который приехал в Америку после того, как были прекращены гуманитарные контакты между СССР и США. И это все сделал Паваротти. Позднее мы уже гастролировали отдельно, но очень часто встречались на записях в студиях. И сейчас я потерял очень близкого мне человека.

— О смерти Паваротти вы узнали из новостей?

— Так странно все произошло. 6 сентября (день смерти певца. — «МКБ») я проснулся в 5 утра, как будто меня кто-то разбудил. Очень долго ворочался в постели и никак не мог заснуть. Потом позвонил жене и сказал: «Анжела, наверное, что-то случилось». И уже в 6 утра по телевизору передали, что Лучано нет в живых. Из новостей же я узнал, что скончался он в пять утра.

— Вы же были на похоронах?

— Да, конечно. Его похоронили очень достойно. Все были — и Романо Проди, и Кофи Аннан, известные итальянские поп-звезды.

— Как вы думаете, почему не приехала Монтсеррат Кабалье?

— Монтсеррат самой 75 лет, и передвигаться ей уже довольно сложно. И потом, может, она была занята? Например, у меня в эти дни шли репетиции. Одну мне отменили, и я смог прилететь. А если бы в это время у меня был концерт, то я тоже не смог бы приехать. Но на похоронах я видел огромный, колоссальный венок от имени Кабалье.

— Паата, с вами была и ваша жена. Анжела всегда вас сопровождает?

— Да, она всегда со мной. Анжела — мой талисман.

— Анжела, вы не чувствуете себя женой декабриста?

— Нет, потому что я очень люблю своего мужа. И потом, что за семья у нас получится, если я дома буду сидеть, а он один скитаться по миру? Это уже не семья. Дети у нас взрослые, и я могу позволить себе сопровождать Паату в поездках.

— Вы создаете ему какие-то специальные условия перед концертом?

Паата: — Конечно.

Анжела: — Первое из условий, чтобы у мужа было хорошее настроение и он не нервничал. Второе — это режим: много не передвигаться и отдыхать. И конечно, сон и еда. Я даже не знаю, что первое по важности?

Паата: — Если репетиция утром, то нужно встать минимум за два часа, чтобы «проснулся» голос. Ну и кушать можно где-то часов за пять до концерта.

— Анжела, а муж может на вас сорваться из-за волнения?

Анжела: — Раньше — да. И я очень сильно обижалась.

Паата: — Мы, музыканты, — народ нервный. Тем более когда очень важное выступление и ты вдруг замечаешь, что у тебя идет что-то не так. Естественно, это должна быть чья-то вина (смеется). И как раз под руку попадает близкий человек, которому ты можешь высказать все свое недовольство.

Анжела: — В последние лет пять или шесть такого уже нет. То ли он прекратил это делать, то ли я стала его больше понимать? Не знаю. Наверное, он просто перестал быть невозможным.

— Анжела, вы живете за границей около 15 лет. Ваш муж больше грузин или европеец?

— Когда как. Иногда я вижу, что он стал европейцем. А вдруг в нем просыпается что-то такое, и тогда я думаю: «Нет, он грузин».

— Паата, вы как грузин, наверное, хорошо готовите?

Паата: — Нет. Я умею хорошо кушать. Сам могу только яичницу поджарить.

Анжела: — Не правда. Ты еще умеешь варить рис. Вообще я не люблю, когда мужчина на кухне. Кухня — мое королевство.

Паата: — Если я где-то без нее готовлю, то постоянно разговариваю по телефону с Анжелой и получаю четкие инструкции: сколько наливать воды, класть соли и т. д.

— У вас же трое взрослых сыновей?

Паата: — Моему старшему — 33 года. Мне было 17 лет, когда я женился в первый раз. Среднему — 23, а младшему — 21.

Анжела: — Наш младшенький учится в Лозанне в университете. На следующий год собирается жениться. Нашел чудную девочку.

Паата: — Один из сыновей работает в банке в Тбилиси, а другой — в Вене.

— Вскоре можете стать бабушкой и дедушкой?

Паата: — Если бы мой старший сын женился так, как я, мы бы давно были бабушкой и дедушкой.

— Не боитесь этого статуса?

Паата: — Быть дедушкой — это не страшно. А вот быть мужем бабушки — это очень страшно (смеется).

Анжела: — Как Бог распорядится. Сейчас дети собираются заканчивать университет. Невестка учится вместе с сыном. Потом они хотят год-два поработать и продолжить учебу. Так что у них далеко идущие планы, а мы пока можем немножко отдохнуть (смеется).

— Вы всегда говорили, что ваша родина — СССР, а у ваших детей?

Паата: — Трудно сказать. У одного — Грузия, у другого — Австрия, у третьего — Германия. Наверное, так.

— На скольких языках разговаривают в вашей семье?

Анжела: — Младший разговаривает на английском, немецком, русском и французском. Паата — на итальянском, немецком, английском, грузинском и русском. Я — на русском, украинском и немецком. Двое старших — на английском, немецком, грузинском и русском.

— Паата, после того, как вы уехали за границу, у вас несколько лет не было концертов в России?

— Да, но я был первым, кто вернулся с концертами в Россию.

— Насколько я знаю, благодаря патриарху.

— Святейший пригласил меня спеть на праздничной службе на Пасху. И после этого я начал довольно часто выступать в России. И по моему примеру в страну стали приезжать другие певцы.

— Приглашение Алексия II сыграло и другую немаловажную роль в вашей жизни: вы обвенчались с Анжелой.

Паата: — Да, мы венчались в храме Христа Спасителя, а свидетелем был Слава Ростропович.

Анжела: — Нас венчал главный ключар храма отец Михаил.

Паата: — После моего приезда на Пасху потом я пел и на Рождество. К тому моменту я уже хорошо знал патриарха и познакомился с отцом Михаилом. Он и сказал, что будет венчать нас только в храме Христа Спасителя.

— Как вы к этому пришли?

Паата: — С Анжелой мы знакомы 25 лет, из ни× 12 лет вместе.

Анжела: — Паата очень верующий человек. Он неоднократно бывал на аудиенции у Алексия II и у Илии II, патриарха Грузии. И как-то Илия II нам сказал: «Хорошо бы вам повенчаться. Но только когда вы сами к этому придете». И когда мы поняли, что вместе навсегда, то решили обвенчаться.

— Паата, вы можете сказать, что всего добились в том числе благодаря и своей жене?

Паата: — Обязательно. Я еще больше вам скажу: не дай Бог прожить хоть одну минуту без нее.

Анжела: — Очень приятно такое услышать, с одной стороны. С другой — это тебя дисциплинирует. Потому что ты всегда хочешь быть еще лучше и соответствовать тому, чего от тебя ждут.

— На родине в Грузии вы часто бываете?

— Раньше ездил очень редко. Но после того, как я организовал там благотворительный фонд помощи детям-сиротам, довольно часто бываю. В Тбилиси ко мне приезжают мои друзья со всего мира, мы даем концерты, покупаем детям квартиры. Вот недавно прилетали солисты Большого театра, в ноябре приедет Монтсеррат Кабалье. Так что где-то раз в месяц я бываю в Грузии.

— А в России?

— Довольно часто. Сейчас у меня в конце октября состоятся концерты в Москве, а потом я поеду в тур по Сибири и Уралу. Я всегда с удовольствием принимаю приглашение спеть в России.

— У вас же в следующем году 30 лет творческой деятельности. Как будете отмечать?

— Уже назначен концерт в Санкт-Петербурге. А потом, после концерта, мы все вместе — и оркестр, и мои друзья — полетим целым самолетом в Грузию, чтобы отметить юбилей. Так что будет весело.