Архив

Школа. Перезагрузка

Нашим детям трудно учиться. Они бегут, бегут — и все равно не успевают. Бессердечные родители издеваются над детьми: отдают их в кружки, заставляют посещать репетиторов. Стоит ли отнимать у ребенка часы досуга ради дополнительных знаний и умений? Чем аукнутся в будущем школьные перегрузки? Выясняла Татьяна АРЕФЬЕВА.

8 октября 2007 18:49
1226
0

Нашим детям трудно учиться. Они бегут, бегут — и все равно не успевают. Бессердечные родители издеваются над детьми: отдают их в кружки, заставляют посещать репетиторов. Стоит ли отнимать у ребенка часы досуга ради дополнительных знаний и умений? Чем аукнутся в будущем школьные перегрузки? Выясняла Татьяна АРЕФЬЕВА.

Если почитать статистику, ситуация кажется катастрофической. Институт мозга человека РАН утверждает, что более трети школьников страдают дезадаптацией. Эти дети фактически не могут учиться: отказываются ходить в школу, не в состоянии сосредоточиться, постоянно страдают головными болями. Им снятся кошмары, связанные с уроками, учителями и одноклассниками. Кажется, они готовы всерьез заболеть чем угодно, лишь бы получить длительную справку об освобождении от занятий.

Современный ученик старших классов проводит в школе времени не меньше, чем его родитель в конторе, затем его ждут домашние задания и репетиторы. Малыши загружены не меньше. Они еще толком не умеют учиться. На символическую домашнюю работу у них уходит часов по шесть — иные засыпают над учебниками и все равно идут утром в школу с пустыми тетрадями. Причина этому феномену — стресс.


За





Ранний тайм-менеджмент воспитывает характер

Когда мы, родители, учились в школе (а происходило это лет тридцать назад), ситуация в стране была совершенно иной. За окном стоял бесконечный серый день. Он повторялся без изменений 365 раз в год. Мы никуда не плыли, стояли на якоре. Каждый фильм, выходивший на экраны, становился сенсацией. Каждая хорошая книга шла на вес золота (то есть собранной макулатуры, конечно). Отдыхать ездили в известный вдоль и поперек Крым. Ритмы зарубежной эстрады страна слышала раз в год, в новогоднюю ночь, перед рассветом. В этой информационно разреженной обстановке запоминалась любая хорошо сказанная фраза. Мальчики на полном серьезе читали Жюля Верна и Фенимора Купера, морально устаревших лет сто назад (возможно, мы были последними детьми в мире, кто читал этих авторов по доброй воле). Девочки учились играть в шахматы — просто для того, чтобы чем-то занять свой мозг.

Вместо стресса у нас наблюдалась скука, поскольку уровень школьной программы был явно ниже наших возможностей. Зазор был велик. В него помещалась музыкальная школа (у каждого второго жителя большого города), спортивная секция и еще пара кружков на выбор. Мы много болтались на улице — без дела и временами с явной опасностью для жизни и здоровья. Нынешний родитель ни за что не отпустит ребенка лазить по помойкам — а наше детство проходило в подвалах, на чердаках, за гаражами, на заброшенных стройках.

Говорят, что учащиеся элитных школ теперь испытывают страх перед улицей, поездкой в метро, общением с незнакомцами. Боже мой, сколько этих незнакомцев со стендов «Их разыскивает милиция» пыталось выйти с нами на связь. И сколько из них потом, рыдая, кричало нам вслед: «Вот поймаю!..» На моей памяти никого не поймали ни разу. Страшные случаи пошли позже, в перестройку.

Наша жизнь была воистину жидким супчиком для бедных. Но среди нас водились и такие дети, с которых не спускали глаз. Активные бабушки и дедушки без устали таскали их к университетским преподавателям. Их переводили в специальные школы. Как вариант они ездили в них после занятий. Ели бутерброды в метро. Возвращались домой, когда мы, без-дельники, уже спали.

Этих детей готовили к большому будущему. Все нынешние успешные сорока-тридцатилетние имели точно такое детство — без единого часика на «побегать». Тайм-менеджмент дал свои плоды. Сегодня они владеют предприятиями, снимаются в кино, учат жизни с экрана телевизора.


Против






Слишком много инфо

Итак, на вопросы «А нужно ли загружать ребенка? А может, лучше оставить его в покое?» хочется ответить с жаром: «Ну как же! Он должен интенсивно развиваться. У нас есть примеры». Хотя на самом деле стоит промолчать. Нельзя сравнивать плавное течение жизни тридцатилетней давности с истерией начала XXI века.

Современный ребенок смотрит телевизор. Из которого несется невероятное количество информации. Если исключить из поля зрения рекламу, дурные сериалы и ток-шоу и вообще смотреть канал «Культура», иногда разбавляя его мультфильмами, все будет хорошо. Ребенка можно освободить от школы. Гуманитарное образование он получит, часов по шесть разглядывая жизнь телетеней.

Представим, с какой силой прессуются знания в детской голове, когда к полному школьному объему он добавляет несколько часов телевизора, общение в сетевых дневниках, сетевые же ролевые игры или обычные игры на домашнем компьютере.

Плюс к тому большинство школ выдают своим воспитанникам список внеклассного чтения. В него входят тексты, написанные в XIX веке, языком, давно вышедшим из обращения. Если тридцать лет назад ребенок имел достаточно времени и сил, чтобы вгрызаться в смысл фраз по полстраницы длиной, теперь он просто отбрасывает книжку. У него есть комикс с тремя ключевыми фразами на страницу. У него есть американский мультфильм, криво и кастрированно пересказывающий сложное произведение. На худой конец продаются сборники кратких содержаний классики.

Единственный кружок, показанный уставшему от мыслей ребенку, — спортивный. Физическая активность даст отдых напряженным глазам и работу вялым мышцам.


За






Меняем обстановку

Тридцать лет назад ребенок рос под лозунгом «Стань хорошим человеком, верным товарищем, добросовест-ным тружеником». Теперь у нас культ селебрити и мультимиллионеров. С детства маленький человек слышит фразы «Ты должен победить. Добиться всего сам». Победить конкурента, который все равно что враг. Биться с оружием в руках. Оружием в этой войне считается знание. Если ты недобираешь знаний, выбываешь из игры. Такая мотивация с самого начала задает нервный фон процессу обучения.

По цифрам обычная средняя школа без претензий здесь выигрывает по сравнению с дорогой и непростой.

Уровень депрессии «группа риска»: в средней — 23%, в элитной — 52%. Невроз «школьная тревога»: соответственно 6 и 17%. Ангедония (потеря способности радоваться чему-либо): 27 и 35%. Негативная самооценка: 30 и 66%.

В средней школе учатся дети родителей, в жизненных целях которых не доминирует завоевание сегмента рынка.

Возможно, они даже целуют детей перед сном, ходят с ними в кино и мегамолл на распродажу. Непростые школы, по оценкам независимых экспертов, забиты психически больными детьми. Тут тебе и маниакально-депрессивный синдром (который теперь принято называть биполярным аффективным расстройством), и аутизм, и клиническая депрессия, и даже шизофрения.

Когда социологи берутся выяснять причины безобразия, вдруг оказывается, что плохая статистика по здоровью (создаваемая учениками спецшкол) вызвана именно умственным перенапряжением, плохо составленной школьной программой, требованиями учителей и — неохотно добавляют они — высокими ожиданиями родителей.

Мама с папой очень заняты, они не могут уделить ребенку время, зато требуют отчета об успехах. Детские депрессии развиваются в условиях дефицита материнского тепла, на почве расстройства детско-материнской привязанности. Врачи выявляют нарушение обмена кортизола, ведущего к повышенной тревожности, — все из-за того, что у ребенка не сформировался объект привязанности, биологически необходимый.

И еще — крики. Родители ссорятся между собой, орут по телефону на поставщиков и подчиненных, повышают голос на малыша. Учителя в школе тоже не церемонятся. Резкий короткий звук для мозга все равно что удар.

Избитый детский мозг уже не так хорош. Концентрация падает, раздражительность растет, интеллектуальная активность на нуле.

Кружок для такого ребенка может стать спасением. Во-первых, он попадает в другую среду. Здесь от него ничего не ждут. Никому не интересно, на какой машине приехал папа. Ибо кружки существуют не на дотации родителей.

Во-вторых, в кружке не принято орать на детей. Здесь тихо занимаются творчеством или громко веселятся. Физкультурную секцию с ее стремлением к результату оставим другому типу учащихся. Травмированному ребенку подойдут рисование, лепка, танцы, восточная гимнастика, астрономия и, как ни странно, шахматы.

Умение логически мыслить просто так, не ради оценки, поможет реабилитироваться в точных науках.

В-третьих, ребенок сможет найти себе новых друзей. Не статусных. Других. Признаться, в кружки ходят очень разные дети.


Против






Кружки съедают время

Психологи бьют тревогу: у школьника не остается времени на формирование личности. Средний учебный день учеников средних и старших классов длится десять-пятнадцать часов. Есть вычесть шесть-восемь часов на сон, получается, что вся жизнь подростка состоит из учебы и сна, на досуг времени нет. Раньше школьник мог позволить себе послеполуденный сон, теперь об этом можно забыть.

И при этом в Министерстве образования России говорят, что три месяца летних каникул — роскошь. Что в Европе дети учатся в июне, и поэтому с ними не нужно повторять прошлогоднюю программу в сентябре (они не успевают забыть пройденное). По числу учебных недель Россия отстает от многих стран. У нас дети учатся 34−35 недель, за рубежом — 36−44. У нас в программе от 165 до 210 учебных дней, в Европе, Китае и Японии — от 230 до 260. Заботясь о здоровье подрастающего поколения, за последние пятнадцать лет учебный план сократили настолько, что дети потеряли как минимум полтора учебных года.

Парадокс: формально ребенок учится все меньше, его образование становится все хуже. Фактически он занят все время, и у него грозят отнять один летний месяц отдыха. Секрет в том, что оплата учителя жестко привязана к количеству часов. Учитель создает искусственную перегрузку, размазывая программу на большее количество часов. Материал, который дают детям, не всегда адекватен, поскольку выбор учебника остается на откуп учителю или школе в целом.

К примеру, в некоторых московских школах во втором классе вдруг появляется москвоведение. Дело хорошее, если давать его через прогулки по старому городу и увлекательные рассказы о прошлом. Но предмет этот представлен учебником, который по зубам гражданину лет пятнадцати. В регионе имеет хождение томик «Родиноведения». В нем написано, что на месте России раньше была Великая Булгария. Простиралась она от Дуная до Оби и от Северного Ледовитого океана до Черного и Каспийского морей. Древние булгары первыми открыли Америку. Булгарский царь Атилла возглавил великое переселение племен и покорил Рим. Вещего Олега, согласно родиноведению, звали Салахби Йолыга, и он был тоже из булгар.

Масштабы бедствия оценить навскидку невозможно — особенно родителю, который прибегает с работы, рассеянно гладит по головке ребенка и погружается в домашние дела. В кружках не-окрепший мозг получает дополнительную инъекцию знаний, которая зачастую вступает в противоречие с услышанным в школе. Миф о булгарах и родственные ему чаще всего встречаются в исторических секциях домов творчества молодежи. Завиральные идеи прекрасны, когда они ложатся на стройную базу знаний и служат развлечением. Но если они отнимают у ребенка время игр и непосредственного познания мира, их можно считать злом.


За






Понять, кто ты такой

Школа дает ученику набор информации, но не знания как таковые. Зачастую к окончанию учебного заведения человек ничего не знает о своих интересах. Ему кажется, что он никакой, что ему все равно. По указке родителей он тратит еще несколько лет в институте, который не соответствует его задаткам, позже вынужден учиться заново. Посещение разнообразных кружков и частая их смена помогают вычленить особенности мышления и развить те черты, которые были в загоне.

Так, спортивные кружки кроме здоровья в целом и координации в частности тренируют силу воли, уверенность, умение терпеть неудобства, учат работать в команде. Музыкальная школа учит дисциплине и концентрации.

Последние исследования показывают, что ученики музыкалки из старших классов дают наилучшие результаты тестов IQ, малыши лучше пишут и считают. Традиционная хореография в чем-то похожа на спорт, дает физическое развитие и твердый характер, снимает зажимы перед публичными выступлениями. Свободные танцы, вроде контактной импровизации или школы Айседоры Дункан, обладают терапевтическим эффектом: зажатые девочки превращаются в принцесс. Вокальные студии или церковный хор помогут детям с дефектами речи и стеснительностью. Рисование и лепка разовьют мелкую моторику, а значит — интеллект и воображение. К тому же в художественных кружках много рассказывают об истории искусства — в свободной форме, между делом.

Театральные студии прекрасны со всех сторон: ребенок избавляется от комплексов, тренирует память, учится правильно преподносить себя и слушать других, овладевает правильной пластикой. Режиссер-преподаватель обычно бывает человеком развитым, он в состоянии заложить в ребенке интерес к искусству и познанию в целом. Компьютерные кружки удваивают стресс от школьной нагрузки, но могут дать человеку специальность.

Их хорошо совмещать со спортом дважды в неделю. Это касается и других направлений, в старые добрые времена называвшихся профориентацией: фото- или кинокружок, психология, археология, история, астрономия и пр. Занятия в стиле института благородных девиц (кулинария, вышивание, бисероплетение, шитье мягкой игрушки или просто шитье, изготовление кукол), как показывает практика, тоже не являются бесполезными и могут стать занятием на всю жизнь. Тут важно помнить, что бдения со сгорбленной спиной должны перемежаться занятиями ушу или йогой.

Выбирая кружок самостоятельно, ребенок становится более ответственным. Теперь он сам должен помнить время и место занятий, приносить с собой то, что было оговорено. Его никто не заставляет. Кружок — это хобби, личная жизнь, если желаете. Сравнив все «за» и «против», вы можете пустить дитя в свободное плавание — по направлению к его внутренней сути.

Дмитрий МАЛИКОВ, певец:

«Ребенка следует как можно раньше отдавать в различные кружки и секции. И начать следует с физического развития — например, плаванию стоит учить вскоре после рождения. Я всегда хотел, чтобы моя дочка гармонично развивалась. Сейчас Стефании восемь лет, и она дополнительно занимается музыкой, танцами, рисованием и английским. Не думаю, что они ее очень утомляют, так как все находится на территории школы.

Главное для ребенка — сбалансированное расписание занятий, тогда он не будет выматываться. Мы с женой направляем интересы Стефании в нужное русло. Наверное, если бы у дочки была возможность, она отказалась бы от занятий иностранным. Но что поделаешь, мы знаем, что в дальнейшем он пригодится ей".

Михаил ЕФРЕМОВ, актер:

«Надо считаться с желанием ребенка: хочет он чем-то заниматься — значит, надо дать ему такую возможность.

Не хочет — тогда стоит оставить его в покое. Зачем принуждать? В принципе никогда своих детей не агитировал заняться спортом, танцами. Они сами выбирали себе дела по интересам. Ну, может, их мамы еще подталкивали — лично я такого уж классического участия в их воспитании не принимал.

Я добрый папа. Однако, считаю, лучше быть не добрым — и настаивать на музыкальной школе, допустим. Лет в семь ребенок этого не оценит, но потом спасибо скажет. Умение играть на инструменте пригодится в жизни, поможет производить хорошее впечатление. Это актуально особенно для девочек".

Лариса ВЕРБИЦКАЯ, телеведущая:

«Думаю, занятия в кружках и секциях необходимы: они помогают развитию способностей, данных ребенку. И пусть он себя попробует в разных областях, чтобы лучше понять, чего хочет от жизни. С какого возраста начинать, зависит от занятия. Допустим, в фигурное катание детей отдают года в три-четыре, в музыкальную школу — с шести. Своих сына и дочь я никогда специально не направляла, они сами решали, чему по-свящать свободное время — балету, художественной школе или спорту. Конечно, лучше всего, когда факультативы находятся в самой школе, чтобы не тратить время и силы на дорогу и легче спланировать день. Если ребенок ничем особенно не интересуется, можно показать ему мультфильмы или фильмы, иллюстрирующие какие-то занятия, или вдохновить его собственным примером».

Марина ПУШКИНА, детский педагог-психолог:

«Перед тем как отдавать ребенка в какой-нибудь кружок, надо учесть его желание, здоровье и возраст. Занятия должны быть направлены на развитие гармоничной личности. Не стоит заставлять ребенка осваивать сразу три языка — лучше наряду с изучением одного языка посоветовать ему спортивную секцию. Не рекомендуется давать дополнительную умственную нагрузку в первый год обучения, во время перехода в среднюю школу и выпускные классы. Между тем небольшая спортивная разрядка на этих этапах не помешает».