Архив

Елена Панова:

«Я неравнодушна к брюнетам с зелеными глазами»

Елена не из тех, кто боится изменений в жизни, и ее основная академическая работа нисколько не мешает съемкам в шумных блокбастерах. К последним, конечно, можно отнести обе части «Боя с тенью», где Елена крутит захватывающий и опасный роман с героем Дениса Никифорова. «МК-Бульвар» выяснил, есть ли место приключениям в повседневной жизни актрисы.

10 октября 2007 17:18
9757
0

Елена не из тех, кто боится изменений в жизни, и ее основная академическая работа нисколько не мешает съемкам в шумных блокбастерах. К последним, конечно, можно отнести обе части «Боя с тенью», где Елена крутит захватывающий и опасный роман с героем Дениса Никифорова. «МК-Бульвар» выяснил, есть ли место приключениям в повседневной жизни актрисы.


неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Панова Елена Викторовна, актриса.


Родилась 9 июня 1977 года в Архангельске.
Окончила Школу-студию МХАТ.
Служит в труппе МХТ.


Снималась в фильмах «Мама», «Бой с тенью», «Охотник»; в сериалах «Граница. Таежный роман», «Каменская−2», «Участок», «Спас под березами» и т. д.

— Елена, когда вы впервые прочитали сценарий «Боя с тенью», вы сразу поняли, что это ваш материал?

— Ничего подобного я не играла раньше. Это привлекло, во-первых, а во-вторых, мне давно хотелось поработать с Лешей Сидоровым, которого я отметила после просмотра «Бригады», и этот проект пришелся как нельзя кстати.

— Он еще и режиссер-романтик: чего стоит сцена, где вы в развевающемся плаще, подобно принцессе, убегаете ночью из клуба… Так не бывает в жизни.

— Конечно, это некая фантасмагория.

— Вы быстро нашли общий язык с вашим партнером Денисом Никифоровым?

— Вполне. У меня всего один раз было так, что я совершенно не могла работать с человеком, притом что казалась себе абсолютно лояльной девушкой. С Денисом же у нас есть доверие друг к другу. Мы с ним ровесники, и у нас установились приятельские отношения.

— В картине ваша героиня — девушка современная, а каких барышень из классики вы бы для себя выбрали?

— Я — реалистка, даже немного циничная, и исхожу из того, что предлагает жизнь. Мне несвойственно грезить теми или иными ролями. Да, я хочу работать и с Чухраем, и с Хотиненко, и с Лунгиным, и с Тодоровским… А кто не хочет?! Но я оптимист и уверена, что моя главная роль, после которой со спокойной совестью можно уже уйти на пенсию, еще впереди. Видимо, пока я зрею и уповаю на судьбу. Точнее, прислушиваюсь к ней.

— Вы родом из творческой семьи?

— Да, мой папа — художественный руководитель Молодежного театра в Архангельске, а мама — педагог по фортепьяно.

— Значит, вы умеете музицировать?

— Нет. Хотела научиться, но не хватало времени. Я же очень плотно занималась танцами в хореографическом ансамбле.

— Как я понимаю, вы с детства привыкли быть в центре внимания, верно?

— Нет, я могу быть душой компании в коллективе, но, по сути, ей не являюсь. Я человек во многом закрытый и, скорее, индивидуалистка. Другое дело, что я люблю находиться среди людей, участвовать в каких-то общественных мероприятиях, представлениях. Но определенная своенравность у меня осталась с детства.

Откровенно говоря, у меня нелегкий характер. А за свойственную мне инициативу я частенько была наказана.

Все-таки народ не любит, когда из массы кто-то выделяется. Я специально не провоцирую такие моменты, но просто не могу стоять в сторонке, когда вижу, что требуется действие. А уж за мое обостренное чувство справедливости тоже неоднократно была бита. Я и сегодня не в состоянии молчать и быть дипломатичной в каких-то ситуациях, иной раз и себе во вред…

— Вы поступили в театральный вуз с первой попытки?

— Со второй. В Школе-студии МХАТ сразу почувствовала, что это мое место.

— Вам повезло учиться у Олега Ефремова. Фигуры такого масштаба, по-вашему, откладывают какой-то отпечаток на дальнейшую профессиональную деятельность учеников?

— Несомненно. Я такое уважение питала к Олегу Николаевичу, что, когда его видела, мне хотелось исчезнуть, я боялась с ним заговорить. Ужасно робела перед его магнетической личностью. Казалось, он видит тебя насквозь. К нам, своим студентам, он относился с такой теплотой и добротой… Даже когда был уже серьезно болен, все равно приходил к нам на курс, помогал тем ребятам, у кого не очень хорошо получалось… К сожалению, я в это число не входила. Но я счастлива, что сегодня играю на сцене МХТ.

 — А снимаетесь в сериалах в основном для пополнения бюджета?

— А я не против сериалов. Это же наша профессия, каждодневный тренинг. Можно как угодно относиться к данного рода продукции, которой полно на всех телевизионных каналах, но совсем уж отрицать сегодняшнее время и актуальность сериалов невозможно. Отказываясь от мелочи, можно так всю жизнь промечтать о глобальных ролях в большом кино. Я, например, тоже долго отказывалась от сериалов, все ждала что-то стоящее. И дождалась настоящего многосерийного художественного фильма Александра Митты «Граница. Таежный роман». А вот от многолетних ситкомов, где съемочный процесс уже напоминает не искусство, а скучное фабричное производство, я отказываюсь до сих пор. Это же натуральное выхолаживание профессии, отработка на площадке.

— Вы всегда можете назвать точную сумму, находящуюся у вас в кошельке?

— Никогда не знаю, сколько у меня там денег. Не потому, что их много, а потому, что я так устроена. Иной раз даже не могу понять, на что потратилась. И точно бы не смогла жить каждый день строго на определенную сумму. Несмотря на мое такое достаточно легкомысленное отношение к финансам, я не бедствую. Видимо, все-таки спускаю деньги в меру. Я же не шмоточница. Довольно равнодушно отношусь к тому, как одета, например. И поход по магазинам для меня скорее работа, а не удовольствие.

— Не могу не спросить про личную жизнь. Вы замужем, влюблены?

— Нет и не влюблена, хотя влюбиться очень хочется. Но я вообще не влюбчивая. Сейчас у меня такой этап, что даже интересно быть одной. Более того, считаю, что если человек не в состоянии быть один, то он и отношения с другим человеком не сможет правильно выстроить, потому как сегодня нужно уметь давать партнеру свободу и ценить личное пространство другой индивидуальности.

— В вашей жизни было много сердечных драм?

— Считаю любовь чувством взаимным, поэтому безответной любви никогда не переживала. Это не значит, что я не умею любить. Просто не понимаю, как можно испытывать какие-то эмоции к человеку, которому ты не нужен.

Когда мне нравился какой-то человек, но я не ощущала с его стороны ответной реакции, во мне эта симпатия сама собой тихо угасала. Другое дело, если мне самой хотелось еще некоторое время удержать это великолепное состояние флера в душе, я это делала и находилась в приподнятом настроении. В какой-то момент я поняла, что самая лучшая любовь — без памяти. Понятно, что это история не вечная, но все равно…

— У вас не слишком высокая планка?

— Возможно. Но со мной удобно. Главное — быть искренним и честным. Я за партнерские отношения.

Страстная любовь так или иначе затухает, и, если у тебя с мужчиной нет дружбы и взаимопонимания, это страшно.

— Каков ваш мужской типаж?

— Он у меня давно сформировался: красивый мужественный брюнет с зелеными глазами, но теперь я его всячески разрушаю. Знаете, хочется удивиться, посмотреть на человека и сказать себе: «Я ведь даже не предполагала, что могу обратить внимание на такого мужчину!»

— У вас имеются какие-нибудь увлечения помимо работы?

— Нет. Бесспорно, это здорово, когда ты можешь окунуться в какой-то еще мир. Но хобби у меня нет. У меня, знаете, как у ребенка, — рассеянное внимание: интересует сразу масса вещей. Могу хвататься за несколько дел одновременно. Недавно вот занялась йогой, и хотя не бросила еще курить, но, по крайней мере, на путь самосовершенствования уже встала. Мне в этом году исполнилось тридцать, и, видимо, на этом рубеже возникает множество вопросов… А меня еще и посетило чувство, что я опять оказалась в первоначальной точке отсчета и все надо начинать заново.

— Но, подойдя к этому возрасту, вы стали москвичкой. Знаю, что с недавних пор обустраиваете собственную жилплощадь…

— Да, спасибо театру и лично Олегу Павловичу, он мне помог, и у меня появилось свое маленькое гнездышко в центре города. После бесконечных съемных квартир это было настоящее чудо. Правда, с ремонтом и оформлением я тяну страшно, потому как это мой первый собственный дом и все хочется, естественно, сделать идеально. Притом что хозяйство, быт и я — вещи несовместимые. Знаете, после того как я что-то приготовлю, кухня выглядит как после цунами. Для меня загадка, каким образом мне удается так все вокруг уделать. Поэтому готовлю я редко, только по настроению. Что же касается внешнего вида моей будущей квартиры, то планирую ее сделать в нейтральных, холодных тонах, чтобы ничего не раздражало, с гардеробным отсеком и чтобы минимум мебели. Надеюсь с нового года начать новую жизнь в новых стенах.