Архив

Александр Морозов:

«После нашей первой встречи мы с Мариной расстались на 15 лет»

Мы все знаем такие хиты, как «Малиновый звон», «Мой голубь сизокрылый», «Папа, подари мне куклу», «В краю магнолий», «Душа болит», «Камушки». Однако сам композитор Александр Морозов не любит появляться на публике, предпочитая разговаривать со слушателем посредством своей музыки. Тем не менее «МК-Бульвару» удалось побывать в гостях у Александра Сергеевича и его жены Марины и оценить дом, который играет не последнюю роль в жизни супругов.

10 октября 2007 18:34
1476
0

Мы все знаем такие хиты, как «Малиновый звон», «Мой голубь сизокрылый», «Папа, подари мне куклу», «В краю магнолий», «Душа болит», «Камушки». Однако сам композитор Александр Морозов не любит появляться на публике, предпочитая разговаривать со слушателем посредством своей музыки. Тем не менее «МК-Бульвару» удалось побывать в гостях у Александра Сергеевича и его жены Марины и оценить дом, который играет не последнюю роль в жизни супругов.

— Александр Сергеевич, у вас здесь так хорошо. Наверное, в Москву выбираться совсем не хочется?

Александр: Это точно. Здесь мне легче работается и на душе спокойнее. А Москва, особенно эти пробки постоянные меня немного угнетают. Кстати, Марина в отличие от меня любит ездить в Москву.

Марина: И пробки люблю… Просто у меня нет выбора.

Александр: А вообще мы здесь постоянно живем.

— Марина, вам вдали от цивилизации не скучно?

Марина: Конечно, скучно. Но мы иногда с мужем развлекаемся: плаваем в бассейне, шашлыки жарим. Так что после трудового дня у нас дома можно прекрасно расслабиться. Кстати, построить бассейн — идея Александра Сергеевича. Как-то утром мы с ним проснулись и посмотрели в окошко. А тогда на месте бассейна был разбит цветник и стояла небольшая беседка. И вот Саша говорит: «Может, нам бассейн построить? Будем плавать по вечерам». Потом посмотрел на меня и добавил: «И по утрам». Просто по утрам плавает у нас только он.

Александр: Я очень рано просыпаюсь, в 7 утра. Сажусь за инструмент и часов до 11 работаю. Потом мы с Мариной завтракаем…

Марина: К этому времени я как раз встаю.

Александр: И я ей показываю все, что наработал утром. Марина мой первый слушатель.

— Марина, часто критикуете мужа?

Марина: Смотря с каким настроением я просыпаюсь. (Смеется.) Но я никогда не говорю мужу открытым текстом, что мне что-то не понравилось…

Александр: Просто мы научились понимать друг друга по взгляду и выражению лица.

— Вы живете в довольно известном месте…

Александр: Это место называется Валуево. Здесь расположена усадьба Мусина-Пушкина — памятник архитектуры XVIII века. Там сохранился старинный парк с вековыми липами и дубами, дворец — все очень красиво. Мы иногда там гуляем.

Марина: Знаете, чем еще знаменит этот парк? В нем снимали клип Александра Сергеевича. А статистом у него был никому еще не известный Коля Басков. Ведь когда-то именно Морозов открыл этого певца и помог ему сделать первые шаги на эстраде.

Александр: Вообще с нашим домом все случайно получилось. Раньше здесь было поле. Потом неожиданно возникла возможность получить землю. И я один из первых взял участок и заложил дом. А за прошедшие 6—7 лет на этом поле вырос целый поселок.

— Теперь ваш дом — ваша крепость?

Александр: Я надеюсь. Здесь я и живу, и работаю. Во дворе мы построили отдельное здание со студией звукозаписи. И к нам в гости приезжают исполнители моих песен. Многие тут же и записываются.

— Дизайном дома занималась жена?

Александр: Все, что мы делаем в этой жизни, мы делаем вместе. Поэтому дом — плод наших общих фантазий.

Марина: Мы все делаем какими-то набегами. Мы не садимся с бумагой и карандашом и не рисуем какой-то новый план. У нас все происходит так: уехали на гастроли, вернулись, и пока есть деньги, что-то начали делать.

Александр: Дело в том, что комфорт не является для нас главным в жизни. Это то, что нам помогает. В основном все наши силы уходят на творчество. Потому что Марина у меня не только жена, но и мой продюсер. И за годы, что мы вместе, в моей судьбе изменилось очень многое. Раньше я был закрыт для широкой аудитории, тем более что несколько лет отсутствовал в России. Три года провел на Украине, три года — на Кипре. А последние 6 лет — это самый плодотворный мой период. Я никогда так много не писал.

Марина: Когда я стала заниматься творчеством Саши, то поняла, что чем больше им занимаешься, тем больше его открываешь.

Александр: Еще мы уделяем много сил и времени поиску молодых талантов. Наш театр песни называется «Самородок», в котором Коля Басков начинал, Пелагея… На следующий год исполнится 40 лет с того момента, когда я написал свой первый шлягер «Травы пахнут мятой». За эти четыре десятилетия, что работаю, я застал очень много музыкальных направлений. И в принципе могу писать песни в любом жанре.

Марина: Взять тот же «Форум», который сегодня считается почти ретро. А в то время он был открытием на нашей эстраде.

Александр: Ну «Форум» был своеобразным протестом. Я закончил три курса консерватории и был отчислен, потому что не мог справиться с учебным материалом. На этом этапе учебы нужно было писать произведения большой формы. А я был сориентирован на вокальную музыку, песни и романсы. Поэтому обида, конечно, осталась большая. Я ведь учился, когда мне было уже за тридцать. Учился на дневном отделении композиторского факультета. И как взрослый человек очень серьезно к этому относился. И мне захотелось выплеснуть куда-то свою обиду, которая вылилась в создание группы «Форум».

— Вот вы вспомнили про свое творческое сорокалетие. Быстро летит время?

Александр: Очень быстро. А сейчас — еще быстрее. Хочется очень многое успеть, потому что я понимаю — человек не вечен.

— За это время в вашей жизни было больше плохого или хорошего?

Александр: Не знаю… Жизнь по-разному складывалась. Не очень удачно получалось на личном фронте. Согласитесь, что родить троих детей от трех жен и всех их оставить — это очень большая рана на сердце. Но кто знает? Человек так устроен, что всегда ищет свою звезду, чтобы ему было комфортно. Не в плане быта, а в плане состояния души. К счастью, Маринины сын и дочь уже взрослые, мои трое — тоже. И именно благодаря тому, что в нашей жизни есть гармония, все наши дети находятся рядом с нами.

Марина: А им некуда деваться. (Смеется.)

— А поначалу как дети отнеслись к вашему браку?

Александр: Как это всегда и бывает: были обида и непонимание. Дети не верили, что нам может быть хорошо вместе. Каждый из них считал, что его мама и папа — лучшие. Но потом, когда дети увидели, что наш союз очень плодотворный, постепенно к нам подтянулись. У нас восстановились хорошие отношения, прошли обиды. Марина сейчас спокойно общается со своим бывшим мужем. Мало того, Даша, Маринина дочка, является солисткой нашего театра песни. Выходит со мной на сцену, и у нее достаточно хорошо все получается. Еще одно радостное обстоятельство, которое украшает нашу жизнь. У меня жив папа, которому 84 года. Он ветеран Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Славы. Мамы, к сожалению, уже нет. Но зато Маринина мама, слава богу, жива. Она наша большая поклонница. Ни одного концерта не пропускает. А после с подругами начинают очень подробный разбор полетов. (Смеется.)

— Все ваши жизненные перемены тоже как-то связаны с домом?

Александр: Конечно. Когда я вернулся с Кипра, то поселился здесь, в недостроенном еще доме. Ведь наша встреча с Мариной не была моим уходом из семьи к другой женщине. Я остался один, квартиру оставил сыну и жене. Почти год жил холостяком. И мне становилось все труднее и труднее — я стал терять жизненную опору. И случайно по телевидению я увидел Марину. Здесь стоит добавить, что мы с ней были знакомы очень давно. Марина — подруга моей сестры. Они познакомились в 80-м году в группе награждения на Олимпиаде. Но я был семейный человек, Марина вышла замуж, поэтому у нас никак не складывались личные отношения. Плюс дети маленькие — все это обязывало.

Марина: Поэтому мы решили расстаться. И расстались на 15 лет.

Александр: Подавили в себе все эмоции. И вот 6 лет назад я увидел Марину по телевизору. И мне так захотелось с ней встретиться и поговорить по душам… Наша встреча, которая состоялась возле храма Христа Спасителя, оказалась судьбоносной. Мы проговорили много часов и поняли, что друг без друга больше не можем. С того момента мы вместе. И вся жизнь пошла заново.

— А вам не жалко эти× 15 лет?

Александр: Нет. У меня есть песня: «Ни о чем не жалей». Я считаю, что человек в жизни проходит многие этапы. Он сам создает себе эти условия, а потом с ними борется. И еще он все время находится в поиске. И, оказывается, искать никогда не поздно.

Марина: Как бы это цинично ни звучало, но для композитора все эти трагедии даже полезны.

Александр: Когда в твоей жизни все спокойно, конечно, сложнее высекать искру. Взять тот же Кипр, куда я уехал в середине 90-х. Казалось, там были идеальные условия для творчества: море, отличная погода, свободное время и инструмент. Но ничего не писалось — это удивительно. Я это к разговору о том, что талант должен быть голодным. Мне тоже так казалось поначалу. Сейчас мы живем в комфортных условиях, но это не мешает творческому процессу, а наоборот. Все зависит не от благосостояния, а от состояния души. От того, с кем ты рядом.

— С другой стороны, с вами под боком все время находится ваш продюсер…

Марина: И очень строгий.

Александр: Я ее слушаюсь.

Марина: Неправда. Не слушаешься.

— Марина, не можете его, что называется, построить?

Марина: Это невозможно сделать.

Александр: Меня построить нельзя. Но я вам открою маленький секрет, хотя люди могут в него не поверить. Что это такое — я сам не знаю. Мы с Мариной за эти годы пережили массу сложностей. Но мы никогда с ней не ругались до той степени, чтобы захотелось уйти, отдохнуть друг от друга. Мы только по творчеству можем спорить. Я никогда не думал, что такое возможно.

Марина: Чтобы наша жизнь не казалась в розовом цвете, то хочу добавить: когда дело касается творчества, то наши споры доходят до каких-то принципиальных разногласий. Но в любом случае нам приходится принимать какое-то решение.

— И вы включаете продюсера?

Марина: Я включаю продюсера, но он трижды народный артист, тут любой продюсер испугается. В основном мы спорим по вопросам пиара. Это его больная тема. И если он даже дает какие-то интервью, то говорит только то, что хочет, а не то, что нужно продюсеру. И когда я его начинаю уговаривать пойти на какое-нибудь ток-шоу, он отвечает так: «Я этого не слышал, ты мне этого не говорила». Я ему: «У нас будут проблемы». — «Я отработаю». Вот так мы обычно и договариваемся.

— Марина ради вас ушла из семьи, оставила свой бизнес. А вы чем пожертвовали ради нее?

Марина: А я знаю, чем ты пожертвовал. Но не скажу, пока ты не ответишь. Зачем я тебе буду подсказывать?.. Он потерял спокойствие со мной. Лишился того комфортного состояния, когда он мог делать все, что хочет. Потому что время от времени мне удается его расшевелить. Правильно же я говорю?

Александр: Если Марине пришлось отказаться от предыдущих своих проектов, то я, наоборот, только приобрел себя заново. По нашим законам я уже подхожу к пенсии. Но нет никакого ощущения старости.

— Александр Сергеевич, у вас есть отличная жена, пятеро детей, прекрасный дом. Чего вам в жизни не хватает?

Александр: Как всегда, не хватает времени, чтобы реализовать все мысли и проекты, которых у нас очень много. Но, с другой стороны, когда человек пребывает в состоянии почивания на лаврах, живет за счет того, что уже сделал, — это страшно. Самое главное, чтобы ты всегда находился в начале пути. Тогда все будет хорошо.