Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Андрей Щипанов: «Постоянной девушки у меня пока нет…»

Ему явно везет с ролями в кино

17 декабря 2008 19:06
3888
0

После полутора месяцев учебы в Щукинском училище — главная роль в большом метре, а потом одна из главных ролей в сериале «Рыжая». В итоге сотни писем по электронной почте и автографы на улице. «МК-Бульвар» побеседовал с Андреем в более спокойной, домашней обстановке.

После полутора месяцев учебы в Щукинском училище — главная роль в большом метре, а потом одна из главных ролей в сериале «Рыжая». В итоге сотни писем по электронной почте и автографы на улице. «МК-Бульвар» побеседовал с Андреем в более спокойной, домашней обстановке.

— Андрей, это правда, что ради кино вам пришлось оставить Щукинское училище?

— Это так. Я отучился полтора месяца, когда к нам пришел режиссер фильма «Скажи Лео» Леонид Рыбаков. Он просмотрел всех ребят на занятиях и выбрал меня. Мне предложили главную роль, а от этого, как известно, не отказываются. Я стал сниматься и параллельно учиться. Это было год назад.

— Как преподаватели отнеслись к этому?

— Одни были против, другие за. Мнения сокурсников тоже разделились. Некоторые даже говорили: «А почему ему позволено, а нам — нет?!» После съемок на одной из кинопроб меня заметила пиар-менеджер Арина Симонова и предложила участвовать в кастинге сериала «Рыжая». И меня опять утвердили на главную роль. Поначалу я учился, а потом понял, что не выдерживаю такой напряженный график. Я не стал брать академический отпуск, просто перестал ходить в училище. Мои документы до сих пор лежат в Щуке, но если я захочу продолжить учебу, то мне придется поступать заново.

— Как вы считаете, успехи в кино стоят того, чтобы бросать учебу?

— На сегодняшний день для меня важнее съемки в кино и материальные выгоды, которые я благодаря этому получаю. Я вообще никогда не жалею о своих решениях. Вот только переживал, что не доучился в ГИТИСе. С курса Валерия Гаркалина мне пришлось уйти из-за того, что количество бюджетных мест было ограничено, а у меня не было возможности платить.

— Ваш герой в «Скажи Лео» — хакер, взламывающий банковские счета. Насколько хорошо вы знакомы с компьютерной грамотой?

— Я вырос в небольшом городке в Нижегородской области, где долгое время не знали, что такое Интернет. Первый свой компьютер я купил три месяца назад и только сейчас начинаю во всем этом разбираться. Пока я могу печатать на клавиатуре, пользоваться Интернетом и электронной почтой.

— В Интернете ваш герой знакомится с девушкой, в которую влюбляется. Как вы относитесь к знакомству по Интернету?

— Если человек проводит большую часть своей жизни у компьютера, то это очень удобно. К тому же некоторые по причине всевозможных комплексов не могут знакомиться на улице. А в Интернете можно представить себя в более выгодном свете, почувствовать себя уверенно и первым начать знакомство. Во Всемирной паутине многое возможно.

— Вы сами этим пользуетесь?

— Ежедневно я получаю по сотне сообщений поклонниц. Первое время пытался отвечать, а потом понял, что нет смысла в таких виртуальных отношениях. Пустая трата времени. И тут в мой адрес посыпались обвинения: мол, ты зазвездился. И я понял, что лучше вообще не читать письма от незнакомых людей. Интернету я предпочитаю реальные знакомства.

— Кто у вас остался в Нижегородской области?

— Родители, бабушки, дедушка, тети, дядя, двоюродные сестры, племянники. Вся моя семья. И еще моя старшая сестренка Лена. У нас с ней разница в пять лет. Она психолог по образованию, но устроиться по специальности не смогла. Лена работает в небольшом парфюмерном магазине, живет с молодым человеком и большую часть времени проводит с ним. Недавно она приезжала ко мне в Москву.

— Как часто у вас получается приезжать в гости к родителям?

— Раз пять в году. В последний раз был недели две назад, когда ездил на пресс-конференцию с сериалом «Рыжая» в Нижний Новгород. Мне удалось на пару часиков заехать домой. Родители были рады.

— Они смотрят сериал «Рыжая»?

— Конечно. Не буду скрывать, родителям не все нравится, иногда они меня критикуют. Мои родители далеки от киноискусства. Мамочка всю жизнь проработала на заводе, а папа в прошлом музыкант. У нас дома всегда было много гитар, и лет с 5—6 я начал на них что-то тренькать. Я просто ставил гитару у стены и бренчал на ней, как на контрабасе. Любовь к музыке мне досталась от отца.

— Правда, что ваша мама была против того, чтобы вы стали актером?

— Она и сейчас против. Ей хотелось, чтобы я освоил материальную и более приземленную профессию. Когда ты живешь в маленьком городке, то профессия актера, съемки в кино кажутся чем-то фантастическим, из другой жизни. К тому же я всегда был несерьезным человеком, порою совершал очень глупые на чей-то взгляд поступки, но при этом очень обдуманные для самого себя. Сами судите. Я два года проучился в Нижнем Новгороде и ушел, поступил в ГИТИС и ушел, поступил в Щуку и ушел… Но мне кажется, что для актерской профессии нужно найти себя, понять, что ты из себя представляешь. И не исключено, что в этом поиске я остановлюсь на чем-то совсем другом.

— А почему вы решили в театральный поступать?

— Все начиналось с миниатюр, сцен и представлений для родственников и родителей. Я был подвижным ребенком и любил находиться в центре внимания. Уже в 8 лет я знал, что буду актером или клоуном. В 14 лет я окончил экстерном 9—10-й классы, проучился два года в театральном колледже в Нижнем Новгороде и поехал с друзьями поступать в Москву. Кроме меня, из друзей никто не поступил.

— Слышала, что вам приходилось спать на крышах, на вокзалах…

— Я это воспринимал как само собой разу-меющееся. Я выбирал крыши самых высоких домов, было лето, тепло, я смотрел на небо, все было довольно романтично. Это сейчас я понимаю, что мне просто повезло и со мной ничего плохого не случилось.

— По вашим словам, раньше мама высылала вам деньги, а теперь — вы ей. Выходит, с материальным положением у вас все в порядке?

— Не так, как бы хотелось, но я могу позволить себе отослать деньги родителям.

— Вы транжира или экономите?

— Я не транжира, но в маленьких радостях себе никогда не отказываю. Это не значит, что я хожу в дорогие рестораны. Моя зарплата мне этого не позволяет. Я что-то трачу, что-то откладываю, что-то отсылаю. Конечно, хотелось бы купить квартиру, но пока это лишь мечты. Мне нравится зарабатывать деньги, но они для меня не самоцель. Меня не пугает жизнь на 100 рублей. Можно быть богатым и не быть счастливым или не иметь гроша в кармане, но быть довольным собой и улыбаться.

— Сейчас вы счастливы?

— Нет. Я сейчас не в ладу с самим собой. У меня переломный период, который меня пугает и куда-то устремляет одновременно. Наверное, это оттого, что мне 21 год. Это возраст совершеннолетия, когда человек входит в новую кармическую сферу и приобретает новые навыки.

— Про вас говорят, что вы умеете привлекать внимание к себе и, мол, поэтому вас берут в кино на главные роли…

— Многих ребят без особых проблем берут сразу в 5 или 10 фильмов. Это нормально. Я снимаюсь только во втором фильме и ничего серьезного пока не сделал. Я не считаю себя сверхпривлекательным. Наоборот, чем больше снимаюсь, тем больше во мне зарождается сомнений в своих способностях. Я в этом плане большой самоед. Именно поэтому перестал себя смотреть на экране.

— Вам легко играть любовь по команде режиссера?

— Мне кажется, это несложно. Если ты любишь сам. Это не значит, что я люблю Марию Луговую (исполнительница роли Таси в «Рыжей»). Но я человек влюбляющийся, живой. И во мне есть какие-то эмоции, чувства, которые я пережил и которые пытаюсь вспомнить в предлагаемых обстоятельствах. Не знаю, насколько это достоверно смотрится с экрана. Но по моим ощущениям — вполне. С Машей, кстати, мы неплохо общаемся и вне съемочной площадки. Но никаких романтических отношений между нами нет.

— Как у вас сейчас на личном фронте?

— Хаотично. Постоянной девушки у меня нет. Бывают женщины, которые неожиданно появляются и так же неожиданно исчезают. Но есть человек, с которым бы мне хотелось более серьезных отношений. Мое чувство пока не взаимно, между нами даже дружбы как таковой нет. Но это не важно. Я могу мечтать, и этого пока достаточно.