Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Анна Чурина: «Уже на первом свидании я поняла, что Лешу мне послали свыше»

Елена Грибкова
21 ноября 2007 16:46
1415
0

Нет у нас доверия к моделям как к актрисам. Причем не только у народа, но и у режиссеров. Анна Чурина уже нескольких лет пытается бороться с этим устойчивым стереотипом. При этом не забывает и о личной жизни. В последнее время Аня отлично вжилась в роль жены и матери.

Нет у нас доверия к моделям как к актрисам. Причем не только у народа, но и у режиссеров. Анна Чурина уже нескольких лет пытается бороться с этим устойчивым стереотипом. При этом не забывает и о личной жизни. В последнее время Аня отлично вжилась в роль жены и матери.

неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Чурина Анна Валерьевна, актриса, модель. Родилась 23 июля 1978 года в городе Лесном Свердловской области. Закончила Нижегородский институт иностранных языков и ВГИК. Снималась в фильмах: «Олигарх», «Мужской сезон. Бархатная революция», «Человек безвозвратный», «Бумер-2», «Знаки любви. Сказка для взрослых»; в сериалах: «Марш Турецкого», «Две судьбы-2» и др.

— Анна, сравнительно недавно у вас изменился статус: вы вышли замуж. Как давно произошло это важное событие?

— Полтора года назад мы с Лешей официально оформили наши отношения. А познакомились три с половиной года назад.

— Слышала, что это случилось как раз на съемках нашумевшего боевика с говорящим названием «Мужской сезон. Бархатная революция»… Можете рассказать о той первой встрече?

— Я тогда на площадке искала бригадира по массовке, чтобы попросить его снять там моих друзей. Вдруг ко мне подходит респектабельного вида молодой человек в костюме, галстуке и представляется этим самым бригадиром. «Вы на него не похожи!» — возмутилась я. Но он меня преследовал целый день, пытался так познакомиться…

— А вы его за кого приняли?

— За актера. Только позже меня проинформировали, что так выглядит продюсер нашего кино, Алексей Петрухин, и актерство для него лишь своеобразное хобби.

— Не знаете, почему он избрал именно такое увлечение?

— Он мне однажды сказал, что в свое время выбрал это занятие, чтобы снова ощутить вкус жизни… Ведь он юрист по образованию и был далеким от этой сферы человеком.

— Вы, наверное, должны прекрасно дополнять друг друга: с одной стороны — творчество, с другой — выверенность и четкость…

— Да, у меня какой-то вечный полет, бардак и хаос, и Алексей, конечно, гораздо спокойнее, собраннее и вообще жестко организован. Но это вовсе не отменяет его творческих способностей. Он очень креативный. И с азартом сегодня продюсирует свои ленты. Мы с ним познакомились на его второй картине. Дебютной была «Сматывай удочки!». А сейчас мы делаем огромный, многомиллионный проект «Вий». Правда, это не чистая история по Гоголю, а скорее по мотивам, потому как там еще дописана сюжетная линия с использованием других произведений, где используется демоническая тема. Я там тоже играю, но не Панночку. (Смеется.)

— Все-таки хорошо, когда жена и муж — одна команда: вы актриса, он продюсер. Чем, кстати, он вас сразу привлек?

— Ну, точно не тем, что продюсер. У меня на тот момент был очень сложный период в личной жизни. Просто какую-то ломку переживала, было тяжело на душе, и, когда я увидела, как Леша со мной общается, как ухаживает, какой он внимательный, возникла мысль, что этого мужчину мне послали свыше. До этого, разумеется, были какие-то знакомства, влюбленности, долгие отношения, но такого вот ясного чувства, что это мой человек, с которым хочу прожить всю жизнь, родить детей, не было ни разу. А с Алексеем оно появилось буквально с первого свидания. Это было так странно для меня… Подруга убеждала: «Это тебе просто плохо сейчас, и ты уже к первому встречному бросаешься за теплом». Но я доверяла своей интуиции. И в лице Алексея нашла настоящую поддержку и опору. До этого меня швыряло по жизни, я все время что-то искала, не хватало якоря, надежной базы, а с появлением семьи я все это обрела.

— Тем не менее пользоваться успехом у противоположного пола вы наверняка стали довольно рано…

— Да, помню, на мое пятнадцатилетие кто-то позвонил в дверь, я открыла и увидела на пороге пятнадцать роскошных роз… Это было так приятно. Я почувствовала себя богиней.

— А на каких мужчин вы обычно обращали внимание?

— У меня были разные периоды. В совсем юношеском возрасте, как всем девочкам, нравились «гады», как я их называю (улыбается), роковые мужчины, красавцы, хулиганы. Потом захотелось утонченного аристократа-интеллектуала. Я же выросла хоть и в интеллигентной, но достаточно простой среде. Поэтому меня тянуло в высшее общество. Это я уже с течением времени поняла, что все эти касты — полная чушь, и главное, каков сам человек, с которым ты сможешь жить, как дышать, — легко, комфортно. Долгое время такой человек мне не попадался. А я ведь хотела повторить родительскую семью — они всю жизнь дружно живут вместе. Но на собственном примере я убедилась, что судьба все-таки существует. Поэтому для меня была важна не наша с Лешей регистрация в загсе, а именно обряд венчания, который нас связал.

— Ксения, как я понимаю, долгожданный ребенок?

— Естественно. У меня безо всяких проблем протекала беременность. Я была безумно счастлива, что у нас будет ребенок. Муж, правда, как все отцы, мечтал о наследнике, поэтому, когда узнал, что будет дочь, немного растерялся, зато теперь, когда папа дома, они не отходят друг от друга, я даже ревную иной раз. (Улыбается.)

— Вы нас принимаете в своем загородном доме, как давно сюда переселились?

— Дом мы строим уже три года, и он еще до конца не доделан. Приобретя дом под чистовую отделку, мы не прибегали к помощи декоратора, потому как мужу очень нравится самому заниматься дизайном. Причем не только в нашем жилище. Он вечно придумывает квартиры друзьям, родственникам… Это его увлечение. Поэтому у нас такой нетипичный случай: в доме больше вкуса мужа, а не моего.

— Как вам жизнь на природе?

— Мое детство прошло на Урале, в маленьком городе под названием Лесной, где действительно вокруг на много километров тянулись леса, незаселенные просторы… Так что мне не нужно было долго привыкать к загородному коттеджному поселку, где тишина, мало народа, невысокие дома, кругом поля… Мне тут уютно и хорошо. Я не урбанистка, которая начинает нервничать, не слыша звуков большого города. Здесь адаптируешься к размеренному, неспешному существованию. Раньше, когда мы с мужем жили на Новом Арбате, чуть ли не каждый день ходили в кино, а теперь, может быть, раза два в месяц выберемся… Все новинки дома смотрим.

— А вечеринки посещаете?

— Да. Хотя, знаете, иногда приходишь на тусовку, а там на тебя вроде как никто и внимания не обращает, и думаешь: зачем сюда пришла? (Улыбается.) Я отдаю себе отчет, что разного рода мероприятия — это необходимая часть работы, и не воспринимаю это как светскую жизнь и приятное времяпрепровождение. Я люблю ходить в спортивный зал, на всевозможные выставки, в театр.

— К слову, сами хотите играть в репертуарном театре или в антрепризе?

— Летом, после окончания ВГИКа, мы с подругой ходили, показывались в несколько известных театров, и я для себя сделала вывод, что, видимо, это не совсем мое. Сидеть, годами ждать ролей, потом еще интриги… Я достаточно свободолюбива, к тому же не смогу сочетать постоянную работу в театре со съемками в кино и с семьей. Может быть, я не настоящая актриса (улыбается), но лучше в здоровой психологической обстановке найду еще кучу способов, как себя реализовать. В той же антрепризе, например. Плюс еще в свободное время я пишу книгу.

— И вы туда же?!

— Да я ее уже давно пишу. Это будет сборник рассказов из разных стран, по которым путешествует герой. В этом романе я объединила и свой модельный, и актерский опыт. Там много мистики, романтики… Я эти свои записки называю белыми стихами и, наверное, еще долго буду их писать, так как в плане литературы жуткая придира к самой себе. И это не будет в стилистике Робски или Донцовой.

— А что у вас с кино, помимо «Вия»?

— Что касается уже сделанного, есть телевизионный фильм с рабочим названием «Мечтать не вредно!». А в данный момент снимаюсь в полнометражной ленте жанра фэнтези «Мантикора», где играю гонщицу. Совсем скоро начнутся съемки картины «Последний вагон», поэтому я уже полгода тренируюсь со спецназовцами на базе «Вымпела», учусь стрелять, играть в пейнт-бол… Очень серьезный там подход. Потому как проект международный, команда англо-русско-французская. Из наших актеров со мной снимаются Даниил Страхов, Сергей Горобченко…

— Откровенно говоря, со стороны кажется, что вы все-таки из тех женщин, которые устремлены на карьеру и не слишком-то любят заниматься бытом, или я ошибаюсь?

— Нет, все верно. И, к счастью, тут наше мнение с мужем совпадает: мы считаем, что если есть возможность оградить себя от быта, занимаясь чем-то для души, то нужно это делать. Жизнь не такая уж длинная… В принципе я все умею делать по дому, неплохо готовлю (я старшая сестра в семье, где было три дочери), но мне это все не очень нравится. Помню, когда только родилась Ксюшка, у нас не было повара и мне приходилось готовить. Понимаю, что так поступают миллионы женщин каждый день, но для меня это был сущий кошмар. Я же до этого не готовила, да и не ела почти, так, салатик перехвачу… А тут мне как кормящей маме нужно было есть мясной суп, только отварные овощи, чтобы у ребенка живот не пучило… Приходилось готовить и для себя, и для мужа, и для няни, до тех пор пока не пришел повар.

— Вы много чего умеете и много чем владеете, есть еще неосвоенные области?

— Я испытываю необъяснимую тягу к освоению всего нового, но вот, пожалуй, за что не возьмусь, так это за парашютный спорт: дико боюсь высоты.

— Покорить Москву вы хотели, еще будучи девчонкой?

— Ну, я в Москву ведь приехала, уже покорив Париж, Лондон, Милан, Нью-Йорк. (Улыбается.) Профессия модели меня и привлекла изначально, потому что больше всего хотелось поездить по миру. Но я никогда не рассчитывала в ней задерживаться. Все-таки это не самый интеллектуальный мир. Но мне посчастливилось пожить во многих городах, попрактиковать свой английский, французский, итальянский. На Москву у меня не распространялись какие-то обширные амбиции: просто еще один мегаполис, где я благодаря заработкам от фэшн-индустрии могла учиться во ВГИКе на платном отделении и реализовывать свою мечту.

— Мысль остаться вас не посещала ни в одном заграничном городе?

— Нет. В Европе все снобы, и работать актрисой я никогда бы там не смогла. И если откровенно, то жить я могла бы только в Нью-Йорке. Мы совпадаем по энергетике. Он очень похож на Москву по ритму…

— На вашем счету ведь есть несколько американских блокбастеров…

— Они не представляют никакой художественной ценности. Хороши как опыт. Все-таки, чтобы состояться за границей, там нужно родиться. Лично я не готова тратить время и нервы на завоевание Голливуда. Я была в Лос-Анджелесе, видела все эти местные тусовки… Вообще в этом городе подспудно ощущаешь какой-то трагизм, сотни нереализованных талантов, сломанных судеб, крушение надежд…

— Во всех интервью вы признаетесь, что страстно мечтали о профессии актрисы чуть ли не с младенчества, отчего же шли к ней такими окольными путями?

— Я действительно не сомневалась насчет своего рода занятий, поэтому и пошла в театральную студию. Но школу я заканчивала в неспокойное время, когда будущее страны было весьма туманным, поэтому мечту свою отложила и стала учиться на филолога. К литературе я всегда была неравнодушна, и языки давались легко. Но в итоге актерство от меня не ушло.

— Хотите играть классических героинь?

— С большой радостью бы сыграла Чехова, Достоевского, Толстого… Хотя понимаю, что актеры — заложники своей внешности, и, так как у меня не стандартное русское лицо, мне и не предлагают такие роли. На данном этапе режиссеры видят меня только в современной тематике. Надеюсь, в будущем эта ситуация изменится.