Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Кирилл Плетнев: «Почти все мои женщины были старше меня»

Елена Грибкова
5 декабря 2007 16:07
6155
0

Телесериал «Диверсант. Конец войны» имел громадный резонанс. Его герои, что называется, проснулись знаменитыми. Поэтому Кириллу теперь трудно ездить в метро, и со стороны кажется, что повышенное внимание окружающих не добавляет ему комфорта. Но не зря ходят слухи, что он очень нравится женщинам. Он слишком мужчина для актерской профессии. И к тому же мужчина очень галантный.

Телесериал «Диверсант. Конец войны» имел громадный резонанс. Его герои, что называется, проснулись знаменитыми. Поэтому Кириллу теперь трудно ездить в метро, и со стороны кажется, что повышенное внимание окружающих не добавляет ему комфорта. Но не зря ходят слухи, что он очень нравится женщинам. Он слишком мужчина для актерской профессии. И к тому же мужчина очень галантный.

неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Плетнев Кирилл Владимирович, актер.
Родился 30 декабря 1979 года в Санкт-Петербурге.
Окончил ЛГИТМИК.

Снимался в фильмах: «Легенда о Кощее», «Беглянки»; в сериалах: «Тайга», «Под ливнем пуль», «Дурдом» и др.

— Кирилл, вам скоро 28, но вы выглядите гораздо моложе своих лет. Вы ощущаете себя на свой возраст?

— Вполне.

— Потому что вы старший брат в семье?

— Нет, думаю, не из-за этого. Скорее всего причина в том, что женщины у меня обычно всегда были старше. На три года, на пять лет, на семь… Моложе, конечно, тоже были, но это скорее исключение, чем правило. Видимо, как-то с теми, кто старше, мне гораздо интереснее… Ведь мы меняем друг друга в процессе общения: кто меня «делает», кого-то — я.

— Вы мужчина влюбчивый?

— Я бы сказал, любвеобильный, легко заинтересовывающийся. Правда, в последнее время увлекаться мне все сложнее и сложнее. Может быть, дело в возрасте. (Лукаво улыбается.) Всеядность уходит, и требований к женщине у меня сегодня уже больше. Бывает, встречаешься и, имея за плечами некий опыт, уже видишь финал ваших отношений. И, как правило, спустя какое-то время ты уже наблюдаешь подтверждение тех ситуаций, которые предчувствовал заранее. Становится скучно.

— Какого рода дамы вас привлекают: артистки, блондинки, как ваша мама?

— Нет, разные. Что касается профессии, то да — люди творческие: актриса, хореограф, художник по костюмам… Потому как с другими у меня просто не было возможности познакомиться. А по поводу внешности…

К рыжим, наверное, особенно неравнодушен. У меня как раз партнерша по бальным танцам была такая огненная… Но мы только занимались, не было у нас романа.

— Мужчина, занимающийся танцами, редкая вещь, обычно все в футбол играют…

— Я как раз терпеть не мог футбол, несмотря на то, что учился в школе от футбольного клуба «Зенит» — мы просто жили рядом. И к танцам невольно меня приобщила мама Тамара Федоровна — педагог по бальным танцам. Я же воспитывался двумя женщинами — мамой и тетей. Отец ушел из семьи, когда мне было двенадцать лет. Правда, для меня это событие не явилось стрессовым. Мне хватало маминой любви.

— Маменькин сынок, значит…

— Смотря что под этим подразумевать. Если момент сильнейшей внутренней связи, то да. У нас с мамой похожие характеры, и часто совпадают мнения, причем по любым вопросам. Сначала я думал, что, возможно, просто идет подмена, но, когда уехал в Москву, уже здесь понял, что нет: и на расстоянии мы судим одинаково.

Может быть, все дело в том, что мама сформировала мои мировоззрение и вкус. Помню, она обращала мое внимание на красивые и некрасивые женские ноги, спрашивала, какой запах мне нравится, учила выбирать стильную одежду, книжки мне давала читать, которые нравились ей, — Ремарка, Хемингуэя, Фицджеральда, Ричарда Олдингтона.

— То есть и танцевать вы начали благодаря ей?

— Как ни странно, она не хотела этого. Но поскольку мы не имели дачи, я каждый год летом отправлялся с мамой в лагерь, где она преподавала. И, соответственно, я тоже обучался. Мне, надо сказать, нравилось. А уж когда в тринадцать лет проснулся интерес к противоположному полу, то я сразу же встал в пару с девочкой и начал заниматься профессионально. Мы даже выигрывали какие-то конкурсы… Я чемпион СНГ по современным танцам в категории «Мужское соло» — танцевальное шоу 2003 года.

— Любопытно, как сверстники относились к такому вроде не совсем мужскому хобби?

— Завидовали, потому как на школьных дискотеках я всегда танцевал очень хорошо. А в шестнадцать лет, когда уже поступил в институт, то увлекся, как и все, хип-хопом, рэпом… Стали открываться ночные клубы, и в один из них, в «Метро», мне предложили пойти поработать. Мы танцевали и латину, и джаз, и r’n’b… В принципе я умею танцевать все.

— А что больше нравится?

— Импровизировать, смешивать жанры, отталкиваясь при этом от музыки. Но при этом я не любитель дискотек — явно уже их «наелся». Знаете, можно и от танцев устать. Недавно вот снимался в роли мичмана Фролова в телесериале о жизни Колчака, и пришлось один день в течение восемнадцати часов танцевать вальс в сцене бала. Я чуть не спятил…

— Прекрасно, что мы вернулись к теме профессии, почему выбрали не хореографию, а актерство?

— Я с детства довольно спокойно относился к одиночеству. Мог один гулять по питерским улицам, о чем-то думать… Читать очень любил и мечтал стать режиссером. Но после школы не берут в режиссеры, оттого я принял решение поступать на актерский факультет, а потом перевестись. Мне повезло поступить с первого раза, но дело в том, что я пришел в вуз с представлением об актерской специальности как о неком КВНе, художественной самодеятельности. Меня никогда не интересовала внешняя характерность — походка, манера речи и т. д. Постепенно, естественно, мое мнение видоизменялось, когда осознал, что можно идти от внутреннего к внешнему. Где-то курсе на четвертом вошел во вкус, но планы пойти в режиссуру остались. И в скором будущем планирую поступать на Высшие курсы сценаристов и режиссеров. Хочу сам написать сценарий, самостоятельно найти деньги под него и снять. Чтобы, если что не получится, предъявлять претензии исключительно к самому себе.

— Какие обстоятельства вас побудили приехать жить в Москву?

— После института я не собирался в столицу — хотел работать в театре либо у Льва Додина, либо в Молодежном на Фонтанке. Но ни один, ни другой в тот год не делали набора. А мои однокурсники рванули показываться в Москву, и я должен был их сопровождать, так как был их партнером в отрывках. Я был готов им подыграть, к тому же в этой группе училась девчонка, которая мне нравилась в то время. Я предложил ей жить здесь у моих родственников, то есть со мной, она согласилась, и все складывалось как нельзя лучше. И тут, видимо, сработал тот нужный элемент безответственности… Я ведь тогда знал из московских театров лишь «Табакерку», Мастерскую Петра Наумовича Фоменко да театр Анатолия Васильева… Вдобавок не видел никаких постановок… А с ребятами я показывался в три театра: к Калягину, к Райхельгаузу и к Джигарханяну. Лично меня брали все три. В итоге выбрал Джигарханяна — и не пожалел. Только месяца три я сидел на «скамейке запасных», а потом стал активно вводиться на ведущие роли. Играл Бобчинского и Добчинского в «Ревизоре», Фигаро в «Безумном дне, или Женитьбе Фигаро», Кота в детской сказке…

— Почему Армен Борисович вас уволил?

— Я отказался от одной совершенно не нужной мне работы. И не жалею о своем тогдашнем решении. Не понимаю, зачем тратить время на всякую ерунду. Вот недавно была ситуация: люди предложили вроде бы неплохой проект, с хорошей историей, но когда я увидел за четыре дня до съемок новый, отредактированный сценарий, то ужаснулся: это уже был абсолютно другой сценарий, ничего общего не имеющий с моим представлением о том кино, в котором я хочу участвовать. Разумеется, я отказался.

— А как же зарабатывание денег?

— Ну, я не связан семьей и большим хозяйством. Жить пока есть где — у брата двоюродного. Правда, на днях он завел кота, при том что у нас двоих на него аллергия. В такие моменты, несомненно, остро встает вопрос о собственном жилье. (Улыбается.) Тем более когда видишь, что ты реально можешь заработать на квартиру своей профессией. Понимаю, что придется где-то идти на компромиссы… Сейчас как раз есть такое предложение: приличные деньги и материал, к которому не слишком лежит душа… Честно скажу: в настоящий момент для того, чтобы дальше заниматься любимой работой и ощущать себя в относительном покое, — нужно соглашаться, если материал хотя бы как-то даже удобоварим. Бесспорно, если совсем отвратный, — откажусь.

Хотя, считаю, не стоит слушать продюсеров, которые потом говорят режиссерам: «Не будем брать такого-то артиста — он снялся в таком дерьме!» У этих продюсеров уже есть квартиры и загородные дома, причем заработанные на том же дерьме.

— Как полагаете, отчего большинство ваших работ так или иначе связаны с военной тематикой?

— Не знаю. Для меня это тоже странно, тем более что я никогда не являлся особым патриотом и фильмы про войну не были у меня любимыми. Очевидно, в нашем кино такая система: один раз попал в какой-то образ — и другие режиссеры начинают тебя эксплуатировать в этом же амплуа.

— А вы бы в каких картинах хотели участвовать?

— Типа «Матч Пойнт» Вуди Аллена. Меня привлекает психологическая драма, арт-хаусное кино.

— Чем «зацепил» телесериал «Диверсант. Конец войны»?

— Во-первых, очень крепким сценарием Владимира Валуцкого по прекрасному литературному источнику — роману Азольского «Диверсант». Во-вторых, что это настоящее кино, которое снимается на пленку, и не по серии в день, а по серии в месяц — дотошно и качественно. Мы же вторую часть «Диверсанта» год снимали, а там всего десять серий! В-третьих, это не просто беготня со стрелялками — там есть развитие человеческих взаимоотношений… В-четвертых, мне нравится мой персонаж. Мы с ним в целом не похожи, но есть одно общее качество: мы живем без внутренней догматики, преследуя лишь собственные интересы, не поддаваясь всеобщему ажиотажу и не скрывая, если что-то не устраивает.

— В настоящий момент где вы снимаетесь?

— У режиссера «Диверсанта» Игоря Зайцева в полном метре, комедии «Каникулы строгого режима» и в телефильме «Такая служба, такая жизнь». Потом, есть еще сериал «Плацента» Игоря Толстунова, сценарий которого я прочитал запоем, на одном дыхании, и сразу дал согласие на съемки. А что касается премьер, то совсем недавно на экраны вышла комедия «Беглянки», где я играю острохарактерного персонажа — Васю-импотента. Такая роль на сопротивление. (Улыбается.) Кроме того, совсем скоро должен выйти телефильм «Один день» и продолжение сериала «Громовы».

— Давайте вернемся к личной теме: вы, наверное, умеете обращаться с детьми, раз у вас брат, который младше на десять лет?

— Нет, я им особенно не занимался, только гулял… К тому же уехал из Питера, когда Мише было всего десять лет. Но у нас с ним прекрасные отношения. Он художник, учится в Академии художеств в Санкт-Петербурге. И я имею возможность сегодня видеть уже взрослого человека, сформировавшегося не на моих глазах. Когда я постфактум узнавал, что он впервые закурил, попробовал алкоголь, для меня это стало неожиданностью, потому как я все-таки его воспринимаю как маленького…

— Что делаете в свободное время?

— На велосипеде люблю ездить. Летом так и передвигаюсь по городу. Тем более что машины у меня нет.

— Официально вы не женаты — есть ли у вас подруга?

— Нет, я сейчас один. Есть одна девушка, она тоже актриса, довольно известная, которая мне очень нравится, но я не буду называть ее имени. Она знает о моих чувствах, я ей дал уже это понять неоднократно… Не знаю, нравлюсь ли я ей… Может быть, она слишком увлечена карьерой или я не в ее вкусе. У нас с ней прекрасные отношения, но я ей сказал, что друзьями мы не будем. Но поскольку она мне очень нравится, пока я согласен и на такое общение.

— Вы, в общем, тоже весьма увлечены карьерой. Как тратите заработанное?

— Я не люблю себе отказывать в походе в ресторан или в каких-то еще радостях жизни. Поэтому совсем не умею копить деньги. Настоящий транжира. Поэтому счастлив, что у меня есть замечательный агент Маша, которая выдает мне лишь определенную сумму от гонорара, а остальное забирает себе. Такая у нас с ней договоренность. Она мой хранитель финансов. Другим способом я не смогу собрать средства ни на какую недвижимость.