Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Пусть говорят

Валентина Пескова
5 декабря 2007 16:43
806
0

Два года назад из конкурса ТЭФИ исчезла номинация «Интервьюер». Жюри конкурса «Профессия — репортер», впервые проведенного в этом году, также не смогло определить победителя в данной номинации. Популярный жанр интервью отнюдь не переживает кризис, однако определить критерии выбора лучшего его представителя непросто. В конце года «МКБ» обсуждает проблему с ведущими интервьюерами отечественного ТВ.

Два года назад из конкурса ТЭФИ исчезла номинация «Интервьюер». Жюри конкурса «Профессия — репортер», впервые проведенного в этом году, также не смогло определить победителя в данной номинации. Популярный жанр интервью отнюдь не переживает кризис, однако определить критерии выбора лучшего его представителя непросто. В конце года «МКБ» обсуждает проблему с ведущими интервьюерами отечественного ТВ.


Владимир ПОЗНЕР: «Номинация „Интервьюер“ вернется в конкурс ТЭФИ»

Владимир Познер дважды получал премию ТЭФИ в номинации «Интервьюер» и по праву считается заслуженным авторитетом в этом жанре. Как оказалось, президент телеакадемии настроен весьма оптимистично и уверен, что номинация обязательно вернется в конкурс.

— В прошлом году Фонд академии российского телевидения действительно принял решение не включать эту номинацию в конкурс, исходя из общего мнения, что этот жанр, который является чрезвычайно телевизионным и, безусловно, одним из важнейших для телевидения, захирел. Почему захирел — непонятно. В качестве причины можно сослаться на политическую обстановку, однако это будет не очень логично, поскольку интервью может быть вовсе и не политическим. В свое время прекрасные интервью с представителями искусства делал Урмас Отт, и говорили они вовсе не о политике. И тем не менее нами было принято решение, которое я считаю неправильным, но в данном случае решало мнение большинства: удалить эту номинацию. Не могу утверждать на сто процентов, но почти на сто я уверен, что в этом году номинация будет введена в конкурс вновь, потому как сегодня в этом жанре интервью работает много интервьюеров.

— Владимир Владимирович, а вы помните свое самое первое интервью?

— Я могу вспомнить свое первое крупное интервью, которое я считаю настоящим. Это было интервью с Борисом Николаевичем Ельциным, если не ошибаюсь, в 1989 году. Когда он, будучи в опале, работая заместителем начальника Госстроя СССР, баллотировался на пост председателя Верховного Совета Российской Федерации. Кандидатов тогда было трое: Николай Иванович Рыжков; тогдашний директор ЗИЛа, фамилию которого я запамятовал; и Борис Николаевич Ельцин. На Гостелерадио, где я тогда работал, мне было предложено взять интервью как раз у него. Я это интервью взял, причем оно получилось страшно интересным. Изначально мне было сказано, что это будет полчаса в эфире, и я договорился с Борисом Николаевичем, что буду интервьюировать его ровно полчаса, чтобы не было никакой возможности что-то вырезать, сократить и так далее. Ельцин отвечал блестяще, и это произвело на меня сильное впечатление.

Однако это интервью показано не было, поскольку, видимо, оно было слишком хорошим с точки зрения того, как выглядел Ельцин. Позже пленку с записью выкрали, и оно все-таки было показано в Свердловске и Ленинграде. После этого мне совершенно неожиданно вечером позвонил Ельцин, сказал мне об этом и спросил, не будет ли у меня неприятностей. Я ответил: «Но ведь это не я выкрал кассету, почему у меня могут быть неприятности?» Ельцин ответил: «Имейте в виду, если что, я готов выступить в вашу защиту». Я тогда это очень оценил, потому что обычно люди столь высокого уровня не склонны к таким движениям.

— В чем, по-вашему, заключается секрет успешной работы интервьюера?

— Есть несколько совершенно необходимых качеств. Самое главное качество — это умение слушать того человека, у которого ты берешь интервью. И не только слушать, но и слышать. Я имею в виду, что нужно слышать даже то, что он не говорит. По интонации, по выражению лица — это чрезвычайно важно. И надо помнить, что этот разговор — не о тебе, а о том человеке, с которым ты разговариваешь. И второе: тебе самому должно быть интересно то, что ты делаешь. То есть ты не отрабатываешь номер, а тебе это интересно на самом деле. Тогда и другим будет интересно. Наконец, в-третьих, нужно помнить, что, хотя ты и готовишься к беседе и у тебя есть заготовленные вопросы, в любой момент ответ собеседника может открыть совершенно иную дверь. И нужно быть готовым отойти от сценария, выбросить его и пойти в эту дверь, чтобы узнать совершенно неожиданные вещи.

— Вы могли бы выделить кого-то из своих коллег, работающих в жанре интервью?

— В моем положении это не совсем корректно: как президент телеакадемии я не могу комментировать работу коллег — ни в смысле плюса, ни в смысле минуса. Так что от оценок я все-таки воздержусь, но в голове, несомненно, у меня есть несколько человек, которые, на мой взгляд, делают это очень хорошо.


Андрей МАКСИМОВ: «Нет ничего более интересного, чем кухонный разговор»

На счету ведущего «Ночного полета» более чем 1500 эфиров и номинация на премию ТЭФИ в категории «Интервьюер». Иногда для студентов он проводит мастер-классы «Интервью как жанр жизни», а для «МКБ» поделился своим мнением о работе в этом жанре.

— Два года назад из конкурса ТЭФИ исчезла номинация «Интервьюер». В этом году жюри конкурса «Профессия — репортер» также не смогло выбрать лучшего в жанре. Как вы считаете, причина в отсутствии профессионалов или в отсутствии критериев оценки?

— Я думаю, определить критерии довольно трудно всегда, но дело не в этом. А причина этого исчезновения номинации в том, что было решено: программ, в которых берут интервью, как на центральных каналах, так и на нецентральных, очень мало. На мой взгляд, это неправильно.

— Андрей Маркович, а с чего, по-вашему, начинается хороший интервьюер?

— Хороший интервьюер начинается с понимания того, что в кадре самое главное — не он, а его собеседник. И с того, что он ставит своей задачей показать в интервью другого человека, а не себя. К сожалению, это делают не все.

— Когда вы берете интервью, как сами для себя определяете — получилась беседа или нет?

— Я вообще над этим не думаю, потому что это бессмысленно. У меня другой критерий: я стараюсь думать о том, интересно мне было общаться с человеком или нет. Но даже если было интересно мне, это не значит, что было интересно всем. Кроме того, мне всегда очень важно, раскрылся ли человек, с которым я беседовал, или нет. Говорил ли он какие-то невероятные вещи, которые не говорил никогда раньше. Результат интервью я определяю скорее не головой, а каким-то внутренним ощущением. Но это не всегда совпадает с мнением зрителей.

— Перед эфирами вы еще волнуетесь или уже сказывается многолетний опыт?

— Волнуюсь всегда, потому что каждый раз на эфир приходят неведомые мне люди. А даже если ведомые, то я не знаю, в каком настроении они пришли. Вообще, работать в кадре тяжело в любом случае, получается у тебя это хорошо или нет. Тем более что у меня в трех программах — и в «Дежурном по стране», и в «Ночном полете», и в программе «Личные вещи» на питерском канале — в собеседниках всегда люди очень известные, а значит, свободные, которые ведут себя так, как они считают нужным. И я волнуюсь, конечно.

— Как вы считаете, успех беседы зависит больше от интервьюера или от личности собеседника?

— Смотря какая задача. Но в целом, мне кажется, от интервьюера зависит очень многое. Просто с некоторыми собеседниками легче беседовать, с другими — сложнее. Но таких, с которыми вообще не о чем было бы поговорить, я не встречал вовсе. Иногда я веду мастер-классы «Интервью как жанр жизни» и там как раз рассказываю студентам, как научить человека получать нужную информацию. Как известно, собеседник никогда не отвечает на поставленные вопросы, и нужно научиться разговаривать с людьми так, чтобы услышать от них не то, что они хотят вам сказать, а то, что вы хотите от них услышать.

— Вы смотрите программы своих коллег, которые тоже работают в жанре интервью?

— Могу сказать, что мне очень нравится, как работает Володя Соловьев. Мне кажется, что Кирилл Серебренников берет интервью очень хорошо, а Рената Литвинова — плохо. Я не навязываю свою точку зрения, но, на мой взгляд, ей этим заниматься совершенно не нужно: в жизни она гораздо интереснее сама по себе, но отнюдь не как интервьюер. Мне всегда очень нравилось, как берет интервью на питерском телевидении Ника Стрижак. Мне очень нравится, как беседует с людьми Николай Сванидзе. Мне кажется, он уже такой мастер, что может докопаться до чего угодно. А кроме того, все эти люди мне нравятся еще и тем, что они не навязывают человеку свою позицию. Я с большим трудом смотрю, как берет интервью Караулов: вот он как раз собирает доказательства собственной позиции. И даже когда люди не хотят ему эти доказательства представлять, он все равно умудряется поговорить с ними так, чтобы они сказали то, что ему кажется нужным. У него нет цели узнать что-то у человека. У него есть цель доказать свою правоту.

— Как вы думаете, придумать что-то новое в жанре интервью возможно?

— Мне кажется, если в кадре сидит человек, который хочет узнать другого человека, и другой человек во время этого разговора раскрывается, то ничего более интересного не может быть. Другое дело, что приемы того, как раскрывается другой человек, могут меняться и могут быть разными, но разве можно придумать что-то более интересное, чем сидеть с друзьями на кухне, беседовать за жизнь и пить водку? Наверное, можно найти какие-то другие развлечения, но такой атмосферы вы больше нигде не получите. Мне кажется, самое хорошее интервью — это и есть кухонный разговор.


5 лучших интервьюеров с точки зрения «МК-Бульвара»


1. ТИМУР КИЗЯКОВ

Семейные ценности и никаких скандалов. Много лет Тимур Кизяков ходит в гости и поступает мудро: вопросы задает в шутку, ответы получает и в шутку, и всерьез и при этом заслуженно остается самым тактичным интервьюером отечественного ТВ.

2. БОРИС БЕРМАН И ИЛЬДАР ЖАНДАРЕВ

Их творческий тандем сложился давно и довольно успешно. Формула успеха: чуть-чуть иронии, чуть-чуть остроты, но при этом всегда внимательное отношение к своим гостям. Собеседники в долгу не остаются.

3. ТАТЬЯНА ТОЛСТАЯ И АВДОТЬЯ СМИРНОВА

Побывать в гостях на кухне «Школы злословия» — получить медаль «За отвагу». На самом деле все не так страшно, как кажется на первый взгляд. Писательницы никогда не позволят себе обидеть героя, а словесные дуэли в «Школе злословия» почти всегда заканчиваются дружелюбно.

4. ТИНА КАНДЕЛАКИ

С самого начала беседы Тина задает высокий темп интервью и поддерживает его на протяжении всего разговора. Динамика и увлеченность темой — фирменный стиль ведущей.

5. АНДРЕЙ МАЛАХОВ

Чрезмерные эмоции остались в «Большой стирке». В «Пусть говорят» Андрей Малахов превратился в чуткого собеседника, искренне интересующегося проблемами своих героев.