Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Вечный жених

Виталий Бродзкий
6 декабря 2007 15:42
1419
0

Наступление Нового года лидер группы «Ленинград» Сергей ШНУРОВ решил отметить достойно. Теперь у него новая подруга — стильная барышня по имени Матильда. Говорят, что рядом с ней изменился и сам Шнур. В новых костюмах, которые ему подбирает лично Матильда, он выглядит почти героем гламурных журналов. Что еще изменилось в жизни скандального музыканта, выяснял Виталий БРОДЗКИЙ.

Наступление Нового года лидер группы «Ленинград» Сергей ШНУРОВ решил отметить достойно. Теперь у него новая подруга — стильная барышня по имени Матильда. Говорят, что рядом с ней изменился и сам Шнур. В новых костюмах, которые ему подбирает лично Матильда, он выглядит почти героем гламурных журналов. Что еще изменилось в жизни скандального музыканта, выяснял Виталий БРОДЗКИЙ.

Хотя в песнях Сергея Шнурова по-прежнему много ненормативной лексики, запреты на его выступления в столице уже сняты.

В декабре он появится на сцене клуба «Б1 Maximum». И ходят слухи, что лидер «Ленинграда» вообще подумывает переехать в Москву.

Сергей ШНУРОВ: «Нет, это неправда. Мне Москва не нравится своим ритмом. Мы не совпадаем. Не резонируем, а диссонируем».

А еще поговаривают, что ты собираешься распускать группу. Тоже неправда?

С. Ш.: «Конечно. Да, пару раз я говорил, что распускаю группу. И два раза, честно, фактически год не выступал. Но пока мы не предполагаем распадаться. Группа „Ленинград“ находится сейчас в наилучшей своей форме. Буквально как сборная Бразилии где-нибудь перед чемпионатом мира. Да и глупо распу-скать лучший коллектив в мире».

Нескромненько как-то…

С. Ш.: «Ну почему нескромно? Это же правда!»

Что с работой на телевидении? Твою передачу о путешествиях закрыли. Новые предложения на грядущий год уже есть?

С. Ш.: «Передачу не закрыли, она просто закончилась. Контракт был подписан на шестнадцать программ. Я его выполнил. А больше передач и не планировалось. Потом хотели продолжить, но я отказался ездить по миру. Сейчас мы снимаем с моими коллегами из компании „Вокруг света“ программу „Окопная жизнь“.
В следующем году она скорее всего будет выходить на НТВ».

В ней ты продолжаешь ездить по миру?

С. Ш.: «Иногда да».

А ты путешествовать-то любишь?

С. Ш.: «Честно говоря, я перепутешествовал. Поэтому необъективен. А когда-то любил. Скорее это уже привычка. Мне сложно находиться дома несколько недель. Тянет в дорогу, как поется в песне».

Ты уже решил, как будешь отмечать Новый год?

С. Ш.: «Пока не решил. Честно говоря, для меня это не является таким уж великим праздником, поскольку я не привык веселиться по сигналу. К тому же меня возмущает, когда на улицах много пьяных и праздношатающихся, не знающих, чем себя занять, людей. А их будет много. Причем это продолжится целых десять дней. Будут закрыты магазины.

А я по природе своей консерватор, люблю размеренный образ жизни. Поэтому не люблю закрытых магазинов, пьяных маргиналов, которые не знают, чем занять свои руки".

В этом году ты снялся в продолжении «Ассы» — «Асса Каренина, или Кинг-Конг жив»…

С. Ш.: «Кинг-Конг мертв. Это правда. Жив он был в американской версии, причем американцы нагрели всю планету. Они написали „Кинг-Конг жив“, а в конце фильма его убили. Гады. А мы в этом новом фильме открываем глаза людям, всему человечеству. И говорим: „Кинг-Конг мертв!“ Его „замочили“ с самолетов на Empire State building».

Как тебе съемки в этой картине?

С. Ш.: «Да никак. Съемки как съемки».

Неужели ничего примечательного не было? Такие актеры, режиссер!

С. Ш.: «Актеры, режиссеры… Наверное, это круто. Но я не отношусь к кино как к суперделу. Мне нравится общаться во время съемок с приятными мне людьми. Именно поэтому я этим и занимаюсь. Мне частенько предлагают новые сценарии, но соглашаюсь я редко. Во-первых, не знаю имен многих режиссеров, которые ко мне обращаются. Во-вторых, даже если и знаю, то не всегда могу понять, какие они в жизни, — приятно мне будет с ними общаться или нет. Потому что я готов сниматься только у тех режиссеров, которым симпатизирую. Их довольно немного. И пожалуй, у всех у них я уже снялся».

Ты вроде еще писал музыку для кино. В следующем году чем-нибудь новеньким порадуешь?

С. Ш.: «В новом году выйдет фильм „Европа-Азия“, где я тоже снялся в небольшой роли. Его режиссер — Иван Дыховичный. Мы с ним приятельствуем, поэтому я там и поучаствовал. Вроде как Пореченков снял замечательное кино, такой привет Шварценеггеру. Я посмотрел трейлер — по-моему, так это называется, — мне очень понравилось. Думаю, напишу туда что-то. Если Бог даст».

Ксения Собчак как-то заметила, что ты — жертва образа: этакий маргинал на публике, но, когда нужно, девушкам стихи Бродского, Ахматовой и Цветаевой читаешь.

С. Ш.: «Почему я тогда жертва? Я в этом не усматриваю никакой жертвенности. Тогда получается, что и Юрий Никулин тоже был жертвой своего образа? Но это не жертвенность никакая. Ну и потом, мы не настолько знакомы с Ксенией Анатольевной, чтобы она могла обо мне судить».


БЕЗ ПЕРЕМЕН
Про твои пьяные выходки уже сложились легенды. Скажи, а ты не собираешься завязывать с этим делом?

С. Ш.: «Нет. А почему я должен с этим завязывать?»

Ну как: возраст, выпивать становится тяжелее — в том смысле, что похмелье все суровее и суровее…

С. Ш.: «Пить тяжелее, похмелье — еще ужаснее. Но тем не менее, когда ты пьешь, тебе прекрасно, весело и приятно. Несмотря ни на что. А зачем думать про похмелье? Зачем на это оборачиваться? Если так заглядывать вперед, думать о том, что будет, тогда на фиг вообще жить? Все равно мы все умрем».

Я с ужасом представляю, как буду приводить нашу беседу в человеческий вид. В том смысле, что ругаешься ты по-прежнему очень много. С матом у тебя тоже позиция строгая?

С. Ш.: «В каком смысле строгая? Я же не ругаюсь».

А как ты это называешь?

С. Ш.: «Я это называю русским разговорным языком. Больше никак. Я, честно говоря, не встречал ни одного человека, который обходился бы без мата. Даже не предполагаю, что такой есть, ну, может, за редким исключением — я имею в виду томных девушек. И то наверняка они тоже пропускают такие словечки. А вообще все так разговаривают, если ты не в курсе. Прокатись в метро хотя бы несколько остановок. И ты поймешь, на каком языке разговаривает русский народ. Я-то общаюсь с ними на языке нормальном. Или меня кто-то не понимает? Или я чересчур агрессивен?»

Мне так не кажется. Но «доброжелатели» говорят, что ты частенько был агрессивен по отношению к своей подруге — актрисе Оксане Акиньшиной. Правда, говорят, вы расстались…

С. Ш.: «Я не помню».

Но у тебя теперь новая девушка, с которой ты стал появляться в свете.

С. Ш.: «Да, ее зовут Матильда, она моя девушка».

Говорят, что она взялась за твой образ, участвует в творческом процессе…

С. Ш.: «Ну неужели ты думаешь, что это может быть так? Если посмотреть на мою физиономию, послушать мои песни, познакомиться с моей биографией, а затем сопоставить все эти факты — то тогда любой поймет: меня изменить невозможно. Или же со мной должно произойти что-то такое страшное!..»

То есть о семейной жизни, о свадьбе ты не думаешь?

С. Ш.: «О свадьбе я думаю всегда! Просто ничего не происходит, потому что есть вечный жид, а я — вечный жених! Мне нравится это мое предсвадебное состояние. Но до свадьбы обычно я дело не довожу».

Если не секрет, как ты познакомился с Матильдой?

С. Ш.: «Слушай, я уже не помню. Как-то!»

В Москве или в Питере?

С. Ш.: «М-м-м-м! По-моему, в Москве. Но я не припомню. Да и зачем такие мелочи помнить?»

А что тогда не мелочи?

С. Ш.: «Сиюминутное состояние влюбленности. Вот это — не мелочи».

Ты будешь так же открыто и прилюдно проявлять свою любовь к Матильде, как и к предыдущим пассиям?

С. Ш.: «А что ж с ней делать? К тому же девушка мне очень нравится, почему бы не показать ей свои чувства?»

Если не секрет, чем она занимается?

С. Ш.: «Чем она занимается? Э-э-э… Подожди, сейчас я вспомню, чем она занимается. Вот! Матильда — главный редактор интернет-ресурса, который рассказывает все о русском балете».

То есть твоя барышня — из мира балета?

С. Ш.: «Да! Представляешь, как мне повезло?»