Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Полина Филоненко: «Не могу существовать без мужчины рядом»

Елена Грибкова
12 декабря 2007 17:21
3407
0

В последнее время наши режиссеры все чаще обращаются к классике. Вот дошла очередь и до культового романа Достоевского «Преступление и наказание». Если кто не читал его в школе, имеет возможность восполнить пробел, в который раз полюбоваться красотами города на Неве и познакомиться с новыми, молодыми актерами. «МК-Бульвар» решил побольше узнать о Полине Филоненко, играющей Соню Мармеладову.

В последнее время наши режиссеры все чаще обращаются к классике. Вот дошла очередь и до культового романа Достоевского «Преступление и наказание». Если кто не читал его в школе, имеет возможность восполнить пробел, в который раз полюбоваться красотами города на Неве и познакомиться с новыми, молодыми актерами. «МК-Бульвар» решил побольше узнать о Полине Филоненко, играющей Соню Мармеладову.

— Полина, простите, но вы выглядите еще совсем ребенком…

— Вот мама тоже иронизирует, говорит, что пора повзрослеть, все-таки уже двадцать один год, и для начала сменить инфантильный интерьер собственной комнаты. Она у меня розовая, с обоями в красных сердечках, с воздушными шторами, моими фотографиями в ролях, в розовых рамочках повсюду, и куча игрушечных медведей. Разноцветных, говорящих… Дело в том, что у меня существует традиция: каждый новый мой молодой человек дарит косолапого. Таким образом, собралась уже внушительная коллекция.

— Получается, ваших ухажеров можно посчитать по медведям?

— Вполне. Я их не выбрасываю. Смотрю на плюшевую игрушку и вспоминаю определенного человека. Но когда медведей скапливается уже многовато, я их складываю в коробки и отправляю в кладовку, подальше с глаз. (Улыбается.) Одного маленького медведя в качестве талисмана всегда беру с собой в поездки. Я его надушила туалетной водой моего нынешнего молодого человека и, когда ложусь спать, укладываю его рядом.

— Если серьезно, вы до сих пор чувствуете и ведете себя как маленькая девочка?

— Смотря с кем. Когда окружение позволяет, могу и покапризничать (улыбается), но, поскольку я Львица по знаку зодиака, характер у меня жесткий, целеустремленный, умею настоять на своем. Слабость проявляю исключительно в виде женской хитрости, а по сути — я самый настоящий тиран. Мне нравится вгрызаться в жизнь.

— По всему видно, что вы натура увлекающаяся…

— Совершенно верно. Не могу существовать без мужчины рядом. Если меня бросают или я бросаю, уже на следующий день у меня появляется другой. Даже если он мне не будет нравиться, я его потом оставлю, но сегодня он у меня будет. Ни дня не умею быть одна. Чтобы молчал телефон… Не представляю. Это же жутко. Я человек верный, но всегда предпочитаю иметь запасной аэродром на крайний случай. Мало ли что произойдет… А влюбляться начала еще в детском саду. И постоянно нуждалась в каком-то нерве, драматизме в отношениях, накале страстей… Порой сама провоцировала какие-то скандалы, а позже мучилась угрызениями совести. Сейчас я все это уже хочу выплескивать в профессии, чтобы личная жизнь оставалась спокойной гаванью. Если у меня это получится. По крайней мере пока бури еще бушуют.

— Любопытно, как рано вы осознали, что хорошенькая?

— Никогда не считала себя красавицей, однако противоположный пол был ко мне всегда неравнодушен. И мужчины, надо признать, меня разбаловали. В пять лет уже вручали цветы, собранные на клумбах, а в тринадцать золотые кольца, мобильные телефоны… Я привыкла к дорогим подаркам, обеспеченным ухажерам, с которыми чувствуешь себя как за каменной стеной. И как-то сформировалось ощущение, что мне должны все и всё. А теперь это надоело, и я уже не требую дорогостоящих презентов. Хочется рассчитывать на себя.

— Коллегами не увлекаетесь?

— Ни в коем случае. У меня был роман с актером, но это больше походило на кружок по интересам. С тех пор моя принципиальная позиция: никаких творческих мужчин. Пускай он лучше ничего не понимает в искусстве, два раза сходил в театр, зато восхищается твоей актерской игрой, говорит, какая ты прекрасная, талантливая… (Улыбается.) И тебе сразу становится хорошо. Личная жизнь все-таки никак не должна пересекаться с работой, на мой взгляд.

— Вы родом не из актерской семьи?

— Нет. Родители работали всю жизнь на заводе, за станком. И старший брат Роман тоже стал работать на заводе. Это страшно тяжелый труд. И родилась я не в центре Санкт-Петербурга, а на окраине, в спальном Калининском районе. Но по духу я абсолютно питерская девушка, и когда сейчас встает вопрос о том, что надо перебираться в Москву, устраиваться в театр, потому как в этом году окончила театральный институт — Школу русской драмы им. И. О. Горбачева, — стараюсь всячески оттянуть этот момент и все-таки больше склоняюсь к работе в питерском театре. Откровенно говоря, в столицу бы приехала только ради «Современника». Очень его люблю.

— А куда вас приглашают?

— Пока предлагают лишь антрепризы. В рекламу еще зовут, но я туда не иду, не хочу ассоциироваться с каким-то моющим средством. Даже от сомнительных фотосессий в полуприкрытом виде отказываюсь. Не потому, что чувствую стеснение, нет, просто не ощущаю в себе морального права так показывать себя.

— У вас есть кумиры?

— Нравится Чулпан Хаматова, и мне даже посчастливилось с ней работать. Ольга Будина… А из зарубежных — Николь Кидман. Она такая нестандартная, арт-хаусная…

— Читала, что вы учились актерскому мастерству в Центре гуманитарно-эстетического воспитания чуть ли не с девяти лет. Удивительно, почему после окончания школы вы не поехали поступать в какой-нибудь популярный московский вуз…

— То, что я стала студенткой в Питере, связано с любовной историей. В одиннадцатом классе я встречалась с молодым человеком, с которым никак не хотела расставаться. Спустя четыре года мы в итоге все равно расстались, но я совсем не жалею о том, что так все получилась. Думаю, не учись я в высшем учебном заведении Санкт-Петербурга, не было бы у меня тех ролей в кино. Вот сейчас я снимаюсь у Алексея Германа в ленте «Отряд», в фильме «Три девочки» про подростковый возраст, в многосерийном кино про войну «Я вернусь», где играю с Лизой Боярской; кроме того, сыграла Красную Шапочку у Ивана Дыховичного в фильме «Европа—Азия», недавно была премьера картины Марины Разбежкиной «Яр» по Есенину, где я сыграла Липу, и сейчас новый проект — «Преступление и наказание» по Достоевскому, где я — Соня Мармеладова.

— Интересно, как в вас углядели эту героиню?

— Меня нашли чудом. Я ведь лишь к концу третьего курса, когда пробы на это кино уже вовсю шли, сделала себе наконец актерскую карточку и отправила на «Ленфильм». И ассистент режиссера, просматривая миллион этих портретов, заметила среди прочих мое левое ухо, край глаза, повинуясь какой-то интуиции, вытащила снимок из общей кучи и, несмотря на его размазанность, все равно позвала меня познакомиться с режиссером Дмитрием Светозаровым.

Это были одни из первых моих проб более года назад, я даже не представляла, что мне хотят предложить. Думала, эпизод… Все равно сидела, нервничала… Возможно, режиссер увидел во мне эту скромность Сони, ее страх, бегающие глаза… (Улыбается.) «Будем пробовать тебя серьезно», — сказал он мне тогда.

— На роль Родиона Раскольникова тоже приглашен непримелькавшийся актер…

— Да, Володя Кошевой. Мы с ним как пробовались вместе, так и дальше стали работать дуэтом.

— Соня Мармеладова, как я понимаю, для вас роль на сопротивление?

— Не сказала бы. Мне не пришлось себя ломать. Какие-то ее черты во мне присутствуют. На тот момент времени эта роль легла на меня идеально. Я находилась в несколько депрессивном состоянии: и на любовном фронте у меня все разладилось, и в институте не испытывала творческого подъема, и к тому же часто болела… То есть я была какая-то чахлая и забитая. Так что Достоевский на ту пору был для меня как раз то что надо. Я легко погрузилась в его мир, готовясь к роли, не выходила на улицу, меньше болтала по телефону, как-то отдалялась от происходящего — и все шло как надо. Знаете, я замечаю за собой до сих пор, что в каких-то ситуациях у меня «включается» Соня Мармеладова — до того я вошла в роль. Это выражается в каких-то позах, поворотах головы, складывании рук определенным образом… Когда такое проскальзывает, те, кто меня не знает, делают вывод, что я тихая, правильная, безропотная по характеру.

— А в жизни вы натуральная оторва?

— Я хулиганка, у которой был страшный переходный возраст, когда я прогуливала уроки, запустила учебу, пропадала во дворах с приятелями, убегала из дому, крутила романы, зажигала на дискотеках… Но я рада, что перебесилась и имела в жизни такой этап «без правил». Когда-то меня даже выгоняли из летнего лагеря за то, что я якобы нарушала дисциплину и пила самогон. Хотя на самом деле ничего я тогда не пила, а практически несла на себе девчонку, которая как раз его выпила, ну нас и заловили вдвоем… Но брат приехал и меня спас: показал директору все мои грамоты и убедил его, что я могу быть только честью, гордостью лагеря, и никак иначе. Взялась за ум я лишь ближе к выпускному, и аттестат у меня вышел без «троек», но и сейчас я предпочитаю шумные компании, люблю отдыхать, гулять… Обожаю ходить в сауну, в клубы, в боулинг, на шейпинг. Сейчас мой круг общения в основном друзья брата, и даже мой нынешний молодой человек Андрей — его ближайший друг, с которым они вместе еще в яслях были, и я его знаю сто лет.

— И как у вас вдруг глаза открылись?

— Мы сидели всей компанией, и он меня как-то так обнял… (Смущенно улыбается.) И у меня что-то щелкнуло внутри… Потом мы долго не виделись, потому что брат всегда за меня переживал, говорил ему: «Она маленькая, влюбится, а ты ей сердце разобьешь!» А в результате получилось все наоборот: он влюбился, а я им полгода уже командую. (Смеется.) Но не думайте, что Андрей подкаблучник, он настоящий мужчина, который к тому же не пьет и не курит. Я же очень требовательная в отношениях и не потерплю рядом с собой слабака. Кроме того, никогда не разрешаю ругаться матом в моем присутствии, быть невнимательным и не дарить цветов. За мной нужно ухаживать, как за принцессой.

— Чем Андрей занимается?

— По профессии он инженер-технолог, но работает сейчас менеджером в автомобильной компании. Он вообще фанат автомобилей. И моя ближайшая программа-минимум — получить права и купить собственное средство передвижения. Какое-нибудь черное, спортивное, стильное.

— Замуж не собираетесь?

— Нет. Но если Андрей станет отцом моих детей, это будет замечательно: он домашний, станет с ними нянчиться, а я поеду по гастролям. (Улыбается.)

— Зарабатывать на дом за городом?

— Мечтаю жить в пентхаусе в модных у нас Озерках или Коламягах. Очень симпатичные райончики. Плюс неплохо было бы иметь и квартиру в Москве.

— Вы умеете разумно обращаться с наличностью?

— В последнее время научилась копить. Но я транжирка и много денег спускаю на одежду.

— А хозяйка вы образцовая?

— Неприятно в этом признаваться, но ничего не умею делать по дому. Ни готовить, ни гладить, ни стирать… Поэтому пока не представляю свою жизнь без родителей, которые меня кормят завтраком, ужином… Помню, когда мама уехала в Италию на месяц, оставив меня наедине со стиральной машиной, я в панике обратилась к брату, чтобы он мне выставил все программы и показал, через какую кнопку производится запуск. Так что к быту у меня нет никакого интереса. Это не значит, что я лентяйка. Готова работать сутками на съемочной площадке, чтобы потом заплатить домработнице. Потому что я приверженица чистоты и порядка.

— Андрей вас не критикует в этом смысле?

— Он все надеется, что я исправлюсь. Повзрослею, перестану кричать, ругаться, научусь виртуозно готовить… Но мне кажется, что с возрастом недостатки лишь прогрессируют. (Смеется.)

— А как вы видите свою жизнь в развитии?

— Естественно, хочу получить «Оскар», высшую актерскую награду, каннскую «Пальмовую ветвь», берлинского «Медведя»… Собрать призы всех кинофестивалей… Мне это все нужно. Хочу этого добиться. Я безумно амбициозна. В своем деле считаю нужным стремиться только к вершинам.