Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Андрей Голованов: «В „Ледниковом периоде“ мне приходится развлекать публику»

Валентина Пескова
12 декабря 2007 17:46
3577
0

Спортивный комментатор Андрей Голованов не любит появляться на публике. Интервью дает редко, в ток-шоу участия не принимает, однако его голос хорошо знаком всем поклонникам спорта. Кроме того, вот уже второй год на нем лежит почетная обязанность: Андрей является «закадровым голосом» популярного ледового шоу. «МК-Бульвар» рассекретил личность таинственного комментатора и побывал у него в гостях.

Спортивный комментатор Андрей Голованов не любит появляться на публике. Интервью дает редко, в ток-шоу участия не принимает, однако его голос хорошо знаком всем поклонникам спорта. Кроме того, вот уже второй год на нем лежит почетная обязанность: Андрей является «закадровым голосом» популярного ледового шоу. «МК-Бульвар» рассекретил личность таинственного комментатора и побывал у него в гостях.

— Андрей, вы когда-нибудь подсчитывали, сколько видов спорта на вашем счету?

— Не подсчитывал, но могу сделать это прямо сейчас. Санный спорт, хоккей, бобслей, коньки — это из зимних. Из летних — футбол, теннис, тяжелая атлетика, велоспорт, гребля, прыжки в воду, плавание, легкая атлетика, водное поло. Это не значит, что эти виды спорта я комментирую постоянно, некоторые только во время Олимпиад, но в той или иной степени я с ними знаком.

— Специализироваться на разных видах спорта было вашим изначальным решением?

— Изначально я всегда хотел работать с футболом. Но потом, когда ты попадаешь на Олимпиады, тебе часто приходится комментировать те виды спорта, с которыми ты никогда не сталкивался. Олимпиада — это все время неразбериха, все время возникают какие-то неожиданные обстоятельства: нужно срочно выйти в эфир, о чем-то рассказать — там всегда требуются многостаночники. И я часто выступал в этой роли. Например, когда ехал на последнюю зимнюю Олимпиаду в Турин, я знал, что буду комментировать фигурное катание, хоккей, а потом неожиданно возникли еще бобслей и скелетон. На некоторых играх действительно возникают неожиданные ситуации, когда комментировать тот или иной вид спорта просто некому, и меня спрашивают: «Сможешь?» Я не отказываюсь, потому что не могу подвести людей — ситуация пиковая.

— То есть садитесь в кабину — и работаете без подготовки?

— Выручает опыт. Я давно понял: если ты не очень хорошо разбираешься в каком-то виде спорта и сталкиваешься с ним впервые, самое главное — не говорить глупостей, не извиняться за ошибки. Есть определенные комментаторские приемы, набор слов и выражений, который всегда можно использовать. А информацию о спортсменах и об истории того или иного вида спорта найти можно всегда.

— Вы обижаетесь, когда потом в Интернете появляются так называемые подборки комментаторских перлов?

— Я не читаю подобные вещи, потому что эти «перлы» люди иногда откровенно выдумывают сами. Например, пишут фразу из какого-то конкретного репортажа, а я сам смотрел этот матч и точно знаю, что ничего подобного комментатор не говорил. В другом случае слова комментатора просто немного перефразируют, чтобы намеренно исказился смысл. А порою бывает, что комментатор сознательно шутит, а люди этого не понимают. Так что как минимум на девяносто процентов всем этим подборкам верить нельзя.

— Бывает, что во время матча вы сами болеете за какую-то команду и эмоции невольно передаются в комментарии?

— «Боление» как таковое уже давно ушло, поэтому своих симпатий я стараюсь никогда не показывать, да их уже и нет. Есть отдельные команды или игроки, которым я симпатизирую, но не более. Другой вариант — когда играет наша национальная сборная. Когда все вокруг болеют, естественно, комментатор тоже должен потакать болельщицким настроениям и болеть за нашу сборную, но и здесь в любом случае на первом месте должна быть объективность. Если наши играют хорошо, об этом так и нужно говорить, а если наши играют плохо, как это было, скажем, в недавнем матче со сборной Израиля, об этом тоже нужно говорить и не стесняться.

— Увлечение спортом у вас, наверное, с детства?

— Да, причем объяснить, в какой конкретно момент оно возникло, я не могу. Я просто старался смотреть спортивные соревнования, не пропускать трансляции, что-то запоминал, записывал, вел архивы и еще в детстве действительно всех удивлял своими знаниями. Но специально становиться комментатором никогда не хотел — все получилось само собой. После школы я сначала поступал на психфак, но не поступил, потом поступил на журфак, и вот это направление — спортивная журналистика — для меня уже очень долго является основным.

— Ваша комментаторская карьера начиналась на радио «Маяк»?

— На радио «Маяк» я попал еще до поступления в институт. При этом гарантий, что я там задержусь, никаких не было: я просто пришел сделать несколько материалов, которые были необходимы для поступления на журфак. Сначала пришел в редакцию общеполитических программ, а когда там узнали, что я интересуюсь спортом, то отвели меня в спортивную редакцию. Видимо, чем-то я «спортсменам» приглянулся, да и самому мне очень понравилась там обстановка. В общем, наше сотрудничество продолжилось уже параллельно с моей учебой на журфаке. А потом возникла работа на телевидении.

— С опытом работы на радио на телевидении освоиться было легче?

— Да. И я абсолютно убежден в том, что работа на радио очень помогает. Потому что, как это ни парадоксально, работать на радио — сложнее. Ведь у слушателя перед глазами нет картинки, которая есть у телезрителя: ты должен нарисовать ее словами, чтобы слушатель ее представил. И я очень благодарен «Маяку», что прошел эту школу, потому что во многом благодаря ей я потом легко адаптировался на телевидении.

— Как вы отреагировали на предложение комментировать ледовое шоу?

— Это было абсолютно новым для меня, но мне это показалось очень интересным, и я согласился. Все-таки я спортивный комментатор, а здесь получилось такое сочетание спорта и шоу: симбиоз, с которым я никогда не сталкивался. Но поскольку работаю уже второй год и пока меня не выгнали, наверное, справляюсь. (Смеется.) При этом замечу, что мое дело на проекте достаточно скромное: я прихожу в какой-то из дней и комментирую уже смонтированные номера.

— В одном из интервью вы заметили, что работать на ледовом шоу все же тяжелее, чем на обычных спортивных соревнованиях, потому что здесь приходится еще и развлекать публику.

— Да, безусловно, тяжелее: соревнования фигуристов я бы комментировал по-другому. А здесь приходится разбирать, как выглядит какая-то поддержка или шаги, поскольку я знаю, что меня слушают не только спортивные болельщики, а очень широкая зрительская аудитория. А обращаю внимание на костюмы, реквизит и декорации, что придает «Ледниковому периоду» элемент шоу.

— А вас самого часто можно застать в спортзале?

— Нет. Это скорее стереотип: если ты спортивный комментатор, то непременно должен и сам заниматься спортом. Я ленивый, не скрою. С одной стороны, у меня просто не хватает силы воли, с другой — не хватает времени, которое можно выделить на посещение спортзала. Хотя какое-то время назад я ходил в известный центр Дикуля, и упражнения, которым меня там научили, я выполняю и дома. Это действительно повышает тонус и помогает чувствовать себя в форме.

— Мне кажется, комментатор — прежде всего коллекционер впечатлений. И нужно быть очень творческим человеком, чтобы заниматься этой профессией.

— Комментатор — безусловно, коллекционер впечатлений, но в первую очередь он их не просто коллекционирует, он их анализирует. Комментатор — прежде всего аналитик. Я не могу назвать себя каким-то творческим человеком: я не играю на трубе, не пишу стихи или романы. Но все, что происходит вокруг меня, я стараюсь анализировать, задавать себе вопросы, почему происходит так, а не иначе, делать какие-то выводы, то есть постоянно включать какие-то аналитические складки моего ума. И это, конечно, очень помогает в работе.