Оскар Кучера: «Каждый нормальный мужик — подкаблучник»
Юлия Топольницкая: «Мое счастье в мелочах»
Анастасия Трегубова: «Моя четвертая беременность была запланированной»
Александр Астафьев

Татьяна Голикова: «Секрет красоты — любить и быть любимой»

«Самому красивому министру» по роду занятий положено быть серьезной. Однако в неформальной обстановке под ее обаяние подпадаешь сразу.

25 апреля 2012 16:10
27462
0

На телеэкране министр здравоохранения и социального развития России выглядит очень серьезной. По роду занятий положено. Однако в неформальной обстановке под обаяние «самого красивого министра» (этим титулом Татьяну наградили зарубежные СМИ) подпадаешь сразу.

Татьяна Алексеевна не любит давать интервью на личные темы и от вопросов о себе всегда уклоняется. Говорит: «Ну зачем вам? Кому это интересно?» И уговорить ее было ох как непросто! Перед интервью я просмотрела, что пишет о ее частной жизни Интернет. Да ничего фактически, кроме того, что у нее есть муж, Виктор Христенко, с которым они давно вместе. И их отношения в кремлевских кулуарах называют не иначе как трепетными. Вообще они ведь стали первой семейной парой в правительстве. Татьяна даже сейчас, спустя много лет после свадьбы, говоря о супруге, улыбается как-то особенно: «Я искала этого человека всю жизнь».

Любовь и бедность

Татьяна Алексеевна, не задать вам вопрос о детстве было бы не по законам жанра. Скажите, вы были избалованным ребенком?
Татьяна Голикова: «Я-то? Точно нет. До восьми лет я жила в Мытищах с бабушкой (родители отдали меня ей, поскольку в то время много работали и одновременно учились). Она воспитывала меня и мою двоюродную сестру в строгости. Бабушка была очень серьезная и боевая, о чем говорит хотя бы тот факт, что в годы войны она партизанам хлеб пекла и сама отвозила в лес. Так что дисциплина у нас в доме была железная — будь здоров! У бабушки была большая грыжа, и она с трудом передвигалась. Большинство домашних забот легло на нас. Мы с сестрой с детства все умели делать — и грядки полоть, и полы драить, и картошку чистить. В садик мы не ходили, целый день проводили во дворе. Жили в стареньком бараке. Помню длинный коридор, от которого расходится много комнат. Туалет и прочие „удобства“ находились на улице, так что зимой бегать туда было проблематично. Несмотря на все это, у меня остались очень светлые воспоминания из детства. Было много радости, много друзей. А на быт мы тогда и внимания не обращали».


Но потом-то уже бедствовать не приходилось?
Татьяна: «Скажу так: я хорошо знаю, что такое, когда нет денег в кошельке и ты ничего не можешь себе позволить. Бывало, что ужин собрать не из чего… Но это меня многому научило, и я твердо знала, что всего в этой жизни должна добиваться сама. И помощи ниоткуда никогда не ждала».


Многие женщины в вашем рассказе наверняка увидят себя. Вы согласны с тем, что россиянкам живется сложнее, чем европейкам?
Татьяна: «Наверное, да. Мы привыкли очень много работать и серьезно заботиться о своих семьях. И, уделяя большое количество времени и тому и другому, часто не замечаем, что на себя его совсем не остается. Европейки в этом смысле проще. Это мое ощущение. Когда наблюдаешь за ними, почему-то кажется, что проблем у них не так много. Я уверена, что они меньше работают. Во всяком случае, для них не является традицией задержаться на работе и сделать какое-то дело, которое непременно находим себе мы. Мне кажется, у них нет и такой самозабвенной привязанности к семье».

Опросы показывают, что большинство наших соотечественниц несчастливы в браке. Может, из-за того, что мы, женщины, все взваливаем на себя и этим портим наших мужчин?
Татьяна: «Действительно, российские женщины сильнее мужчин, не в обиду тем будет сказано. Они более целеустремленные, доводят любое дело до конца, и неважно, каким этот конец будет — плохим или хорошим. (Смеется.) Возможно, это в какой-то степени расслабляет мужчин — те подчас ленятся, выпивают и мало внимания уделяют семье. Но вообще количество браков у нас растет, а разводов — снижается. Это статистика загсов, и ей можно доверять. А то, что многие несчастливы в браке, зачастую объясняется неустроенностью, большим разрывом между достижениями одного и другого партнера. Кстати, сейчас очень многие женщины выбирают мужчин старше себя».


Думаете, супруги все-таки должны быть примерно одного возраста?
Татьяна: «Даже не знаю. Мой муж старше меня на десять лет».

С мужем, Виктором Христенко, Татьяну объединяет не только семейная жизнь, но и работа. Фото: личный архив Татьяны Голиковой.
С мужем, Виктором Христенко, Татьяну объединяет не только семейная жизнь, но и работа. Фото: личный архив Татьяны Голиковой.

И вы никогда не чувствовали разницу во взглядах? Ведь десять лет — это полпоколения…
Татьяна: «Виктор — мой второй муж. Первый тоже был старше, но не настолько. Мы развелись, и причиной тому стал вовсе не возраст, а разные взгляды на жизнь. А в этом браке, по моему мнению, мы друг друга дополняем. В каких-то вещах мы единомышленники, что-то воспринимаем по-разному. Наверное, это и хорошо».


В своих мужей вы влюблялись с первого взгляда или это был долгий путь?

Татьяна: «Это был не быстрый путь. Чувства пришли не сразу».


А случалась у вас вообще любовь с первого взгляда?
Татьяна: «Да, конечно. В школе и в студенческие годы. И я влюблялась, и в меня. Помню, в институте один парень долго-долго за мной ухаживал. Я к нему очень хорошо относилась, и у меня остались обо всем этом самые светлые воспоминания. Трогательные и приятные».


Вы могли бы дать свое определение любви? Какой она, по-вашему, должна быть в идеале?
Татьяна: «Точное определение сложно найти, да и надо ли? Любовь ведь — она или есть (и тогда это видно всем невооруженным глазом), или ее нет. Главное, чтобы это чувство у тебя не проходило всю жизнь. Потому что если оно притупляется, то утрачивается интерес друг к другу. Отношения превращаются в какую-то повинность и повседневность. Появляются раздражительные нотки в общении. В таких случаях надо расставаться».

«Мне бывает сложно сдержаться, когда я вижу человеческое горе. Стараюсь при всех не показать, что горло перехватило…» Фото: личный архив Татьяны Голиковой.
«Мне бывает сложно сдержаться, когда я вижу человеческое горе. Стараюсь при всех не показать, что горло перехватило…» Фото: личный архив Татьяны Голиковой.

Но многие женщины привыкли цепляться за детей, за дом, им зачастую просто жалко своих мужей. Вы считаете, это неправильно?
Татьяна: «Мне трудно судить. У нас с Виктором нет общих детей. Есть дети у него, я их по-своему очень люблю. Мне нравится, когда они приходят к нам, нравится, когда мы вместе ездим отдыхать. Это делает наши отношения такими, какие они есть на сегодняшний день… нежными и трогательными. А чувство жалости я в своей семье никогда не наблюдала. И считаю, что не надо так относиться к партнеру, это неправильно. Вообще мужчину в семье нужно воспринимать и как отца, и как мужа, ни в коем случае не ставя одно выше другого. И всегда помнить, что дети вырастают, они уходят, и в конечном итоге ты остаешься наедине с этим вот человеком. И важно, чтобы ты готов был встретить с ним старость».


Вы готовы?

Татьяна: «Ну, а для чего же я тогда своего мужа выбирала так долго?»

И чтобы умереть в один день?
Татьяна: «Это уж как получится. К сожалению, не от нас зависит. Но я на многое ради него готова. Если ты любишь человека, то сделаешь ради него и для него все что угодно. Даже то, что выше твоих сил».


«Грустить никому не даю»

Вы много внимания уделяете семье?
Татьяна: «Увы, не столько, сколько хотелось бы. Я стараюсь, чтобы оставался святой день — воскресенье и вторая половина субботы. Чтобы меня никто не дергал по рабочим вопросам и это время целиком было посвящено домашним делам».


Именно делам или общению с мужем?

Татьяна: «И то и другое».


А что любите из домашних дел?
Татьяна: «Готовить. Для меня это приятная смена деятельности. Обязательно встаю к плите в выходные. И мне нравится, когда у нас все собираются. Наш дом очень гостеприимный. Все, кто к нам приходит, с удовольствием засиживаются надолго. Пока не прогоним. (Смеется.) Я веселый человек. Понятно, что на работе не до веселья, но в компании друзей я никому не даю грустить».


У вас есть коронные блюда?
Татьяна: «Их много. Семья любит, когда я готовлю какие-нибудь овощи или первое. Сейчас пост, мы соблюдаем его. Я пощусь практически всю сознательную жизнь, а муж ко мне присоединился несколько лет назад».


Выходит, вы ведете здоровый образ жизни?
Татьяна: «Стараюсь, но не всегда получается. Я понимаю, что нужно обязательно больше отдыхать и спать. Но у меня на сон максимум пять часов. Организм уже привык, смирился с этим, но, честно говоря, постоянно хочется спать».


По утрам — зарядка, пробежка?
Татьяна: «Какое там! Говорю же, поспать бы чуть-чуть. Заниматься спортом и гулять на свежем воздухе получается разве что в выходные».


Тогда не понимаю, как вам удается так выглядеть! Есть какой-то рецепт красоты?
Татьяна: «Нет никаких особых рецептов. Я думаю, если женщина любит и любима, она будет всегда в хорошей форме».


Вы никогда не носите брюки. Почему?
Татьяна: «Эта привычка — еще со времен моей работы в Минфине РСФСР в 90-е годы. Как-то пришла туда в брюках — после „вахты“ на овощной базе (такое тогда практиковали), мне старшие товарищи сказали: ты что, так нельзя! Так что это своего рода дресс-код. Ну, а вообще, когда уделяешь внимание внешнему виду, макияжу, одежде, это помогает не забывать, что ты хоть и министр, но еще и женщина».


Приходилось на работе использовать женское обаяние?
Татьяна: «У меня с коллегами-мужчинами очень хорошие отношения сами по себе. Так что женские чары я на них не распространяю. И вообще никогда не кокетничаю с целью получения результата по работе».


Когда вы бываете на заседаниях правительства, мужчины зачастую, будто сговорившись, смотрят вам вслед. Одно из фото, запечатлевших такой момент, облетело весь Интернет. Муж ревнует?
Татьяна: «Ревнует. Не к коллегам. Но реальных поводов не доверять друг другу у нас нет. Мы с ним, кстати, венчались. Это, правда, было не в день регистрации в загсе, а спустя где-то неделю».


Это была его идея?

Татьяна: «Да. Он изначально объявил мне дату, когда мы должны официально зарегистрировать брак, и день венчания. Я говорю: „Ну первый день — понятно, а насчет второго — может, еще подумаем? Это ведь ответственный поступок, это точно на всю жизнь“. Но тем не менее ни одна из дат не изменилась. И мы больше не спорили по этому поводу».


Как вам удается в течение дня показывать, что вы помните друг о друге?
Татьяна: «Перезваниваемся. Я люблю писать ему sms».


А он как проявляет нежность?

Татьяна: «Ему нравится делать сюрпризы. В этом году на день ангела, 25 января, муж на каждом удобном месте дома расставил цветочки — в корзиночках, в вазочках. В спальне на маленьком столике меня ждал крошечный тряпичный ангел. Такой хорошенький! Этого было достаточно, чтобы не просто настроение поднялось, но и на слезу пробило. Вообще мы романтичные оба».


Какие подарки обычно делаете ему вы?
Татьяна: «Самые разные. Стараюсь что-нибудь оригинальное. „Вещные“ подарки бывают всегда — мы, люди, так устроены и привыкли их получать и дарить. Но в дополнение к ним нужно что-то трогательное и запоминающееся. Я, к примеру, могу снять для домашнего видео какое-нибудь приветствие или шуточное поздравление».


А правда, что ваш муж серьезно увлекается фотографией?
Татьяна: «Да, это так. Он любит снимать людей, ловить неожиданные моменты, которые показывают человеческие характеры».


«Когда мне совсем плохо, иду в храм»


Вы любите рисковать? Может, с парашютом прыгаете?

Татьяна: «Ни разу не прыгала с парашютом, хотя я не из пугливых. Из самого рискового могу припомнить наше с мужем путешествие в Африку, на сафари. Общение с дикими зверями пощекотало нервы. Хотя, наверное, реальной опасности там не было».


Чувствуете, что Бог ведет вас по жизни?
Татьяна: «Думаю, что да. Хотя не могу привести явных примеров. Когда мне совсем уж плохо, я обязательно иду в храм. Иной раз бывает достаточно просто постоять и свечу зажечь. Иногда возникает огромное желание пообщаться с моим духовным отцом Сергием, потому что он всегда разложит все по полочкам: вот здесь ты неправа, а здесь неправы они. И вообще объясняет, что надо быть смиренной, уметь прощать».


Плачете часто?
Татьяна: «Бывает. И по разным поводам — от умиления, грусти, обиды. Мне бывает сложно сдержаться, когда вижу человеческое горе. Стараюсь при всех не показать, что горло перехватило, но стоит выйти за дверь…»


Думаете, женщинам полезно плакать?
Татьяна: «Полезно. Однозначно. Понятно, что потом наступает опустошение, и нужен какой-то период времени, чтобы все это прошло. Но я уверена: если слезы искренние, то они очищают душу».


Что муж делает, когда вы плачете?

Татьяна: «Успокаивает, что же еще! Он не любит, когда я плачу».
Лабиринты власти

Вас часто жизнь удивляла?
Татьяна: «Нет, хотя сюрпризы люблю. Особенно приятные».


А что было самой большой неожиданностью?
Татьяна: «Назначение на эту должность».

Даже с учетом того, что карьеру вы делали с раннего возраста?
Татьяна: «Я никогда не делала карьеру, это ошибочное мнение. Так получилось по жизни. Я просто занималась любимым делом, и все».


В день, когда вас назначили министром, что ощущали?
Татьяна: «Страх. И ни в коем случае не восприняла это как победу или награду за мои труды. Во-первых, хозяйство досталось неблагополучное. Во-вторых, я много лет проработала в Минфине, где все знала и умела, где мне все было понятно. Принято говорить, что мы все управленцы, но есть большая разница — чем ты управляешь. Мне было очень тяжело морально. И тогда не было даже времени, чтобы поговорить с мужем обо всем этом. Да и что он сказал бы?!»

"Я никогда не делала карьеру. Просто занималась любимым делом". Фото: Наталия Губернаторова.
"Я никогда не делала карьеру. Просто занималась любимым делом". Фото: Наталия Губернаторова.

Вы, пожалуй, чаще других подвергаетесь нападкам. Болезненно реагируете на критику?
Татьяна: «Будем откровенны: любая критика неприятна. Это нормально. Но ее можно пережить, если она справедливая. Ведомство сложное, и оно занимается самыми главными для наших людей вопросами, что видно уже из названия — Министерство здравоохранения и социального развития. Это наше все. Но всего предусмотреть невозможно. Поэтому сейчас мы выносим каждое наше предложение на общественное обсуждение. Говорим экспертам, простым людям: пожалуйста, подключайтесь, предлагайте что-то свое».


Вы вообще обидчивый человек?

Татьяна: «Отвечу так: я никогда не показываю, что обиделась. Свои внутренние переживания стараюсь окружающим не демонстрировать. Тому кто меня не очень хорошо знает, сложно понять, если что-то не так. А если ранил близкий человек, то всегда найдешь возможность потом ему объяснить, донести свою боль».


Бывает, что с кем-то хочется разделить груз ответственности? Все-таки на вас вечно валятся все шишки…
Татьяна: «Бывает, но я не знаю, с кем его можно разделить. У мужа своих забот полно. Случается, еду и думаю: вот сейчас зайду домой и все расскажу, сил моих больше нет. Но дверь открываю — и все там, за порогом, осталось. Ну не получается у меня… Я могу на пальцах пересчитать случаи, когда я пыталась что-то рассказать дома. Понимаете, семья — это другая жизнь, допускать туда рабочие проблемы, я считаю, неправильно».


А может, дело в том, что вы просто щадите мужа и не хотите нагружать?
Татьяна: «И такое есть».

Вы оптимист?
Татьяна: «В девяносто девяти процентах случаев — да. Я знаю, что нерешаемых проблем не существует».


Что вам хотелось бы сделать для всех россиянок?
Татьяна: «О, много чего! Но главное, чтобы у них была уверенность: если что-то со здоровьем случится, они могут рассчитывать на помощь государства. В сфере здравоохранения много проблем, но их сиюминутно невозможно решить. Позитивные изменения есть, но они идут медленно. Мне бы хотелось, чтобы, несмотря на эмансипированность общества, женщины рожали детей».


А что пожелали бы себе лично?

Татьяна: «Больше времени с семьей проводить, и неважно как. С близкими людьми хорошо все — любые мероприятия, увлечения, путешествия. И еще хотела бы пообщаться со сво-ими друзьями. У меня есть круг людей, с которыми я давно не виделась. К примеру, моя самая близкая подруга, которая ребенка родила и ей не до чего сейчас (да и у меня времени нет). Мы, конечно, перезваниваемся, но чтоб посидеть, поговорить — увы. Есть какая-то ностальгия по тем временам».