Интервью

Марк Тишман: «Жена меня вряд ли выдержит»

После «Фабрики звезд» карьера певца набирает обороты. Теперь он стал одним из самых завидных холостяков, Марк рассказал о своей семье, творческой независимости и планах в личной жизни.

После «Фабрики звезд» карьера певца набирает обороты. Теперь он стал одним из самых завидных холостяков, Марк рассказал о своей семье, творческой независимости и планах в личной жизни.

15 марта 2012 15:45
29843
0
Владимир Чистяков

— Марк, вы находитесь в таком выгодном положении, когда ваше имя уже известно, но при этом не настолько растиражировано, чтобы от него можно было устать. Эта золотая середина найдена сознательно?
— Отчасти сознательно, отчасти — потому что так получилось. Ведь, с одной стороны, я — независимый артист, со мною не работает команда пиарщиков, продюсеров или менеджеров, которые рассовывают своих клиентов во все концерты, журналы, придумывают им романы. У меня есть концертный менеджер, есть партнеры, но идеологию проекта «артист Марк Тишман» я создаю сам. С другой стороны, я отсеиваю многие предложения, которые мне поступают. Зачастую с сожалением смотрю на своих коллег, хотя ни в коем случае их не осуждаю, которым приходится комментировать все подряд: то, к чему они имеют отношение и не имеют. Я теперь на такие вещи редко иду. А потом, наверное, далеко не все хотят меня видеть: кому-то я могу не нравиться по разным причинам. В итоге и получается золотая середина — и имя известно, и образ человека понятен, но я не кричу, не пою и не говорю отовсюду.


— Недавно в телевизионном интервью вы поделились, что режиссер Кирилл Серебренников, который снимал вам клип на песню «Январи», дал вам напутствие быть «Земфирой от поп-музыки».
— В лучшем случае. (Смеется.)

— Это высокая планка.
— Высокая, потому что я Кириллу очень доверяю, а Земфиру — просто обожаю. Недавно у меня была несказанная радость. Я очень люблю и дружу с Сати Спиваковой, супругой нашего великого маэстро. Так вот у Сати был день рождения, и Земфира сделала ей подарок — спела несколько песен. Меня пригласили на этот вечер, но я опоздал, поскольку у меня был концерт. Как только он закончился, сразу прибежал и попал ровно в тот момент, когда Земфира пела строчку: «Мои тебе поздравления от крошки, от гения». Земфира абсолютно уникальна, и я даже на сравнение с нею не претендую. Ее искусство элитарно в абсолютной преданности своим идеалам, а мне пока еще интересно попробовать много вещей. И интересно ошибаться. Поэтому Земфирой от поп-музыки я вряд ли буду, но постараюсь запомниться Марком Тишманом, найдя свое слово, свой путь и интонацию. Мне кажется, я нахожусь на этом пути.

Фото: Владимир Чистяков
Фото: Владимир Чистяков


— Вас постоянно спрашивают о песне «Ромашка», которую вы написали ко Дню семьи, любви и верности и которую похвалила Светлана Медведева. Эта оценка на вас не давит? Не боитесь забронзоветь раньше времени?

— Люди, которые меня знают, понимают, что мне это не грозит ни в коем случае. Я действительно очень быстро написал эту песню, и мне приятно, что она пришлась по вкусу Светлане Владимировне и многим слушателям. Или вот иду я по кулисам Кремлевского дворца, и рядом проходит Валентин Гафт — человек-эпоха! Я, робея, здороваюсь с ним, а он жмет мне руку и говорит, что является моим болельщиком, слушает, смотрит и переживает за меня. Это тоже для меня счастье. Или когда я Алле Борисовне подарил свой диск, а потом спросил: «Ну что, послушали?» Она в ответ смеется: «А что мне там особо слушать? Я почти все песни знаю наизусть». Все эти отзывы очень приятны. Но с другой стороны — есть огромное количество проблем, с которыми я ежедневно сталкиваюсь в неравном бою.


— Вы как-то говорили, что у вас больше друзей из театральной среды, чем на эстраде.
— Так случилось, что я окончил ГИТИС, и все мои друзья остались еще с гитисовской скамьи. И мне проще и интереснее ходить в театр, чем на концерты популярных исполнителей.


— Даже с коллегами по «Фабрике звезд» не общаетесь?
— Я очень дружу с Зарой, но у нее похожая история — она окончила ЛГИТМиК. Кстати, когда мы были еще студентами, наш курс приезжал в гости к ее курсу, и мы показывали друг другу спектакли, не зная, что потом нас судьба сведет. Я хорошо общаюсь с Викой Дайнеко, с Корнелией Манго, с которой мы были вместе на «Фабрике звезд». Я счастлив, что у меня сложились теплые отношения с Александрой Пахмутовой и с Николаем Добронравовым, перед которыми я преклоняюсь и считаю, что они глубоко недооценены в рамках мировой песенной культуры, потому что переведенные на иностранный язык их песни абсолютно состоятельны в мировом масштабе. И если мои труды позволят мне достичь такого уровня, я обязательно этим займусь.


— Переводить сами будете? Вы ведь в совершенстве владеете английским?

— Нет, этим должны заниматься профессионалы. Мне дай бог вдохновения и ума продолжать писать по-русски. Конечно, английский я знаю очень хорошо, но поэзия — это отдельная история.


— Зато когда вы пели с Патрисией Каас в Москве, вы сами написали русские стихи на французскую песню.

— Да. Кстати, то, что делает Патрисия Каас, мне во многом очень нравится и это то, что я, наверное, когда-нибудь хотел бы попробовать: театр, кабаре, но на сцене только один человек, и у каждого зрителя складывается ощущение, что он разговаривает именно с ним.


— Как-то вы сказали, что собираетесь выучить французский. Не выучили еще?

— Не выучил в силу лени и занятости. Я учу какие-то песни на французском и думаю, что, зная английский и испанский, мне будет не сложно освоить третий язык романо-германской группы. У меня и бабушка была преподавательницей французского. Я понимаю письменные тексты, поскольку корни слов похожи, но фонетически, конечно, специфика французского совсем другая. Кстати, когда мы пели с Патрисией, с правильным произношением французских строчек мне помогала Сати Спивакова.


— От каких предложений вы не отказываетесь ни в коем случае? Что вам интересно?
— Я почти никогда не отказываюсь спеть. Не так давно озвучил мультфильм и жду новых предложений. Мне было бы интересно сняться в хорошем кино. У меня есть друзья, которые снимаются в кино, и я всегда слушаю их рассказы, открыв рот. Кстати, когда-то, еще учась в ГИТИСе, я абсолютно случайно попал на съемочную площадку фильма «12» Никиты Михалкова. Был дублером одного из актеров — на меня выставляли свет. Наблюдал этот спортивный зал, где они заседали, до сих пор все очень хорошо помню, хотя это было давно. Магия кино меня завораживает. Хочется попробовать себя и в театре, есть предложения от антреприз, но пока они мне не очень нравятся.


— Ваше первое образование связано с языками, потом вы окончили ГИТИС. При этом ваша мама и брат — медики. Медицина вас никогда не привлекала?
— Никогда. Меня вообще никогда ничего не привлекало, кроме того, чем я сейчас занимаюсь. Причем, родившись в Махачкале, да еще и не в актерской семье: мама — врач, папа — инженер, бабушка — учительница, нужно быть сумасшедшим, чтобы с самого детства только грезить и мечтать о сцене.


— Мама работает в больнице, а какая специализация у вашего брата?
— Он тоже терапевт. Но он работает в сети коммерческих клиник. А мама в обычной городской больнице № 71, скоропомощной. Там, что называется, самое пекло. Звоню ей, бывает: «Как дела?» Она: «Ой, не спрашивай, 25 больных поступило». Параллельно отдает команды медсестре, еще кто-то к ней заглядывает — просто страшно становится.


— В общем, не дай бог, заболеете, медицинская помощь вам будет оказана сразу.
— Это правда. Но только не с маминой стороны, потому что ей я стараюсь ни о каких проблемах не говорить, иначе она сразу начинает переживать. Лучше брату позвоню: «Миша, можно прийти к вашему лор-врачу?» У них работают очень хорошие специалисты, которые всегда окажут помощь.


— Четвертый год подряд вы входите в сотню самых красивых людей Москвы. Как вам это звание?

— Этот рейтинг составляют главные редакторы нескольких глянцевых изданий, и я отношусь к нему спокойно, с улыбкой. Для меня понятие красоты в мужчине связано не с внешними данными. Я считаю, что мужчина красив, когда он умен, щедр и у него есть чувство юмора. Стремлюсь я скорее к этому.


— При этом по-прежнему остаетесь одним из самых завидных холостяков.
— Да, я пока не женат и даже предвосхищаю ваш вопрос, что ведь где-то я сказал, что к 33 годам женюсь. (Смеется.)


— Нашему журналу и сказали!
— Значит, ваш журнал очень читаемый, потому что этот вопрос мне теперь задают в 99% интервью. Кто знает, до 33 лет еще есть несколько месяцев, и кандидатки тоже есть. Только все чаще начинаю задумываться: кто же меня выдержит с таким графиком? Вчера у меня был очень сложный день — репетиция, выступление, съемка, встреча с фан-клубом, вечером еще заехал проведать маму, потому что она приболела. Вернулся поздно. Утром сегодня собирался на интервью впопыхах — завтрак в одном месте оставил, гладильную доску — в другом, кровать не убрана. Мама недовольна. Говорит: «Почему ты сам все делаешь, даже когда рядом с тобою кто-то есть? А когда женишься — так же будет?»


— На 14 февраля много получили поздравлений от поклонниц?
— Были поздравления, но не могу сказать, что много. Я в этот день вообще забыл о празднике. И даже по этому поводу написал у себя в социальной сети пост: «14 февраля меня неожиданно полюбили деньги». Сначала я нашел с утра в целости и сохранности свой бумажник, который всю ночь пролежал на лобовом стекле моего авто. Представляете, с карточками, деньгами, документами и правами. А после зашел в кафе, где был две недели назад, и мне вернули деньги, о которых я забыл. (Смеется.) А ближе к ночи пошел какой-то сверкающе-искрящийся снег, давно такого не видел. Думаю, это было в честь всех влюбленных… не в деньги.

Редакция благодарит за помощь в проведении фотосъемки «Kalina Bar» (Новинский бул., 8, Lotte Plaza).