Интервью

Дэниел Рэдклифф: «Я — фанат Булгакова»

Ему всего 22 года, а он уже может похвастаться более чем десятилетней кинокарьерой. Актер посетил Москву, но в любви признавался Санкт-Петербургу и великой русской литературе.

Актер посетил Москву, но в любви признавался Санкт-Петербургу и великой русской литературе.

1 марта 2012 15:03
4505
0

Это уже не первый визит Дэниела Рэдклиффа в Россию: в прошлый раз актер побывал в Москве и Санкт-Петербурге на свое совершеннолетие — в июле 2010 года. С воспоминаний о предыдущей поездки и началась наша беседа.
— Я приезжал в Россию, чтобы отметить свой 21-й день рождения. Санкт-Петербург произвел на меня неизгладимое впечатление. Но и Москва меня поразила, особенно своей архитектурой. А вообще я всегда хотел приехать в вашу страну, потому что у вас великая литература и мне хотелось бы сняться в какой-нибудь экранизации классического произведения. Например, в «Преступлении и наказании». Этот роман я прочел лет в 14—15, и он меня очень тронул. Хотя все-таки самой любимой моей русской книгой является «Мастер и Маргарита» Булгакова.


— В таком случае вы уже побывали на Патриарших прудах и в «нехорошей квартире»?
— Да, еще в прошлый свой приезд. Но и сейчас обязательно еще раз съезжу туда.


— А какого персонажа из «Мастера и Маргариты» вы хотели бы сыграть?
— Кота Бегемота. Мне кажется, во мне достаточно сумасшествия и чувства анархии, чтобы сыграть его. (Смеется.)

— Почему именно Булгаков?
— Мне кажется, в его книгах удивительным образом сочетаются реальность и полет фантазии. В Великобритании, в отличие от Гоголя, Достоевского, Толстого, его мало знают, неоправданно мало. Я же прочел все его книги, переведенные на английский язык. Пару лет назад ходил в Национальный театр на постановку «Белой гвардии». Мне бы и самому хотелось когда-нибудь снять фильм по его произведению. Например, по «Запискам юного врача» можно было бы сделать потрясающий телесериал. А роман «Мастер и Маргарита» мне кажется самым удивительным признанием в любви и одой верности из того, что я когда-либо читал. В общем, я его фанат. (Смеется.)


— Существует поверье, что этот роман проклят. И если снимать по нему фильм, то на площадке будет происходить всякая чертовщина.
— Да? Не знал. Но я не суеверный, так что рискну. Впрочем, если что, потом расскажете об этом на моих похоронах. (Смеется.)


— Однако мистицизм преследует вас в ваших работах: и в «Гарри Поттере», и в фильме «Женщина в черном». А в жизни вы верите в сверхъестественное?

— Нет, я скептик. Я не верю ни в духов, ни в демонов, ни в призраков, ни в жизнь после смерти. Хотя мне бы, может, и хотелось, чтобы мир вокруг был устроен как в книгах Булгакова.


— «Женщина в черном» — фильм ужасов. У вас есть любимый фильм этого жанра?

— Да, и это фильм «Сияние». Режиссеру удивительным образом удалось погрузить зрителя в голову человека, который сходит с ума. И это очень страшно. Еще мне нравится картина «Соломенные псы». Оригинальная, 1971 года, с Дастином Хоффманом. А современные фильмы этого жанра, вроде «Пилы», я не люблю. Я не могу их смотреть. Они слишком прямолинейны и очевидны в своих ужасах и не вызывают у меня ничего, кроме содрогания.


— А в жизни что у вас вызывает содрогание? Есть что-то, чего вы очень боитесь?
— Тараканы! Я их до ужаса боюсь. (Смеется.)


— Совсем недавно вы были учеником Хогвартса, мальчишкой. А теперь играете мужчину, у которого есть четырехлетний сын. Как входили в образ отца?
— Если честно, я очень боялся, что у меня не получится сыграть взрослого мужчину и отца. И потому попросил взять на роль сына моего героя моего крестника Мишу. И когда его утвердили, был очень рад, потому что с ним мне было гораздо проще найти общий язык, чем с незнакомым мальчиком. Так что наши с ним отношения в жизни и стали основой моего образа.


— А какие у вас отношения в жизни? Как вы выполняете роль крестного папы?

— В мои обязанности входит его развлекать. И давать его маме и папе отдых. Я забираю его на целый день, и мы идем гулять. Гулять с маленьким крестником почти то же самое, что гулять с пьяным лучшим другом. Он говорит: давай побежим наперегонки или спрячемся вон там. И ты ему: о’кей, как скажешь, тебе же всего пять лет, и мы будем делать то, что ты хочешь. (Смеется.) Ну и еще в мои обязанности крестного папы входит дарить ему подарки на праздники. И баловать, конечно.


— Ему понравилось сниматься в кино?
— Мне кажется, он пока не совсем понимал важность всего этого процесса. В начале съемок я сказал ему: Миша, я прошу тебя о помощи. И он согласился. И он оказался очень хорошим актером. Я, правда, не сразу это заметил, потому что переживал за него, смотрел, чтобы он не простудился, не заскучал, не устал. Но он показал хорошую игру. Но я не уверен, что он захотел становиться актером, по крайней мере сейчас. Для него это была просто игра, развлечение. Ну и помощь мне.


— А у вас хватает времени на развлечения?
— Да, конечно. Почему-то считается, что актеры ужасно занятые люди. Но это не совсем так. У меня хватает времени и на личную жизнь, и на хобби. Я, например, обожаю смотреть по телевизору спортивные передачи. (Смеется.)


— А на бизнес? Недаром же вы играете в мюзикле «Как преуспеть в бизнесе, ничего не делая?». Вы, кстати, как самый богатый юноша Великобритании, знаете, как правильно обращаться с деньгами?
— Моими деньгами занимается моя мама. И если бы не она, то я, скорее всего, не был бы самым богатым. Я в финансах ничего не понимаю. (Смеется.)


— Самым богатым вас сделал Гарри Поттер, и он же принес вам мировую славу. Но, наверное, вы от него уже очень устали. Как планируете избавляться от ассоциации с ним?

— Мне, конечно, очень хотелось бы сниматься как можно больше в разных фильмах совершенно разных жанров. Попробовать себя в комедии, например. Но я не хочу забывать о Гарри Поттере. Потому что, если бы не он, я бы здесь сейчас с вами не беседовал. (Улыбается.)