Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Николас Кейдж: «Уверен, я многих раздражаю»

19 декабря 2007 15:37
651
0

За свою актерскую карьеру Николас Кейдж сделал все, чтобы его не называли актером одного жанра. Он играл в боевиках и мелодрамах, серьезных авторских фильмах и легкомысленных комедиях. Но еще ни разу Николас не снимался в продолжении фильма. И вот традиция нарушена. В ожидании сиквела «Сокровищ нации», «МК-Бульвар» изучил вторую часть популярного фильма и побеседовал с самим Николасом Кейджем.

За свою актерскую карьеру Николас Кейдж сделал все, чтобы его не называли актером одного жанра. Он играл в боевиках и мелодрамах, серьезных авторских фильмах и легкомысленных комедиях. Но еще ни разу Николас не снимался в продолжении фильма. И вот традиция нарушена. В ожидании сиквела «Сокровищ нации», «МК-Бульвар» изучил вторую часть популярного фильма и побеседовал с самим Николасом Кейджем.

— Николас, вы сразу согласились сниматься во второй части фильма «Сокровища нации: Книга тайн»? Ведь до этого вы никогда не снимались в сиквелах.

— Да, раньше я как-то держался в стороне от сиквелов, потому что мне не нравилось повторяться. И еще, если честно, я не думал, что первый фильм будет иметь такой большой успех, и был приятно удивлен, когда он собрал в прокате более 347 миллионов долларов. Поэтому я с радостью согласился снова сыграть этого персонажа. Еще во время прочтения сценария первой части Бенджамин Гейтс понравился мне своей неординарностью. То есть это человек, который действительно интересуется историей и в некотором роде археологический детектив. Но в то же время — охотник за сокровищами, даже немного преступник.

— В первом фильме Бен Гейтс должен был украсть одно из самых важных исторических сокровищ Америки. Во втором фильме вы пошли еще дальше?

— Да, в первом Бен должен был украсть Декларацию о независимости США. И, конечно, во второй части мы должны были придумать еще что-то более невероятное. Я не хочу раскрывать всех секретов, но основной идеей было похитить президента США. Когда я это узнал, то даже думать не стал, как такое вообще возможно осуществить. Я просто сказал: «Сдаюсь, расскажите, как мы это сделаем?» Да и сам сюжет фильма основан на очень серьезном деле: убийстве Авраама Линкольна и нескольких пропавших страницах из дневника его убийцы Джона Уилкса Бута. Эти пропавшие страницы — реальный исторический факт. И до сих пор ведется много споров о том, что на них написано, что же именно тогда произошло, когда Линкольна застрелили в театре, и кто еще был в это вовлечен.

— В первой части было много захватывающих погонь. А во второй?

— И во второй тоже. Особенно в Лондоне, где мне пришлось ездить на непривычной для меня праворульной машине. География съемок вообще сильно расширилась. Мы снимали в потрясающих местах. В национальном парке «Черные холмы» в Южной Дакоте. Там мы снимали в том числе и на знаменитой Горе Рашмор, где высечены лица четырех президентов США. Мы снимали также в Вашингтоне напротив Белого дома, около Мемориала Вашингтона и в Мемориале Линкольна. В Париже на мостах Бир-Хакем и Гренель, которые перекинуты через Сену таким образом, что находятся в тени Эйфелевой башни. В Лондоне опять же напротив Букингемского дворца и в здании Ланкастер-хаус. В общем, у нас там все круто.

— А чем еще отличается второй фильм от первого?

— На съемках картины «Сокровища нации: Книга тайн» мы зачастую получали листы с диалогами прямо в день съемок. Сценаристы сначала пересматривали отснятый накануне материал и в зависимости от этого переписывали текст. Это, конечно, добавляло некоторой свежести и неожиданности в сценарий, но, с другой стороны, на мой взгляд, это была довольно опасная затея.

— Так вам это нравилось или нет?

— Ну конечно, для актера в этом есть какой-то адреналин. Но я не уверен, что чувствовал бы себя так же комфортно в подобной ситуации, если бы продюсером фильма был не Джерри Брукхаймер. Он всегда очень тщательно следит за процессом съемок, и с ним я всегда уверен, что работа будет не просто выполнена, но выполнена на отлично. И что она понравится зрителям.

— Как вы отреагировали на то, что мать вашего героя сыграет Хелен Миррен? Кто-то еще пробовался на эту роль?

— Я впервые увидел Хелен в фильме «Экскалибур» (1981), и она мне там очень понравилась. Я вообще легко представил Миррен в роли моей матери: у нас с ней похожие орлиные носы и одинаково вытянутые лица. А что касается того, пробовался ли кто-то еще, то во время съемок первого фильма, когда мне сообщили, что моего отца будет играть Джон Войт, я сказал: «Здорово! Джон — один из великих актеров в мире. Если вы решили утвердить его, то мне больше ничего и не нужно. И мне совершенно все равно, кого вы пробовали еще на эту роль». То же самое было и с Хелен. В общем, я не знаю, кто еще пробовался на эту роль.

— Хелен вас чем-то удивила?

— Знаете, мне кажется, у меня есть способность даже по фотографии определять, что это за человек. И когда я познакомился с Хелен, оказалось, что она именно такая, какой я ее себе представлял. Она очень дружелюбная, с ней очень легко найти общий язык, она — простая. И еще у нее какое-то невероятное чувство юмора. Наверное, таким образом она пытается растопить лед, расположить к себе собеседника. Хелен такой силы человек, с мнением которого все просто вынуждены считаться. А многих это пугает. Но она начинает так себя вести и так общаться, что страх перед ней у людей проходит.

— В картине задействованы Хелен Миррен, Джон Войт, Эд Харрис, Харви Кейтель… Вы не боялись затеряться среди таких именитых актеров?

— Нет. Вы знаете, когда актеры начинают соревноваться друг с другом, волноваться, что кто-то их затмит, думать о том, кто на них и как будет смотреть и у кого будет право последнего слова, хорошего фильма никогда не получится. И поэтому я стараюсь никогда не вести себя подобным образом. Я считаю, наоборот, это здорово, что в фильме собрались такие актеры.

— Николас, вам явно комфортно сниматься в разных жанрах: комедиях, серьезных драмах, любовных историях, боевиках. Как вы думаете, это помогает или, наоборот, мешает вашей карьере?

— Мне совершенно очевидно, что многих я именно этим раздражаю. Я раздражаю поклонников фильма «Покидая Лас-Вегас» и фанатов «Сокровищ нации», потому что я снимаюсь и там и там и неизбежно всех в какой-то мере разочаровываю. Но мне неинтересна карьера, основанная на фильмах только одного жанра. Мне необходимы чувство риска и собственное развитие. И я сейчас имею в виду не только работу. Я и в жизни такой же, это моя основная цель. Я не думаю, что люди это всегда принимают, но я правда интересуюсь и панк-роком, и авангардом, но в то же время и большим приключенческим кино. Мне все нравится. Поэтому, знаете, я планирую и дальше раздражать людей.

Актер Джон Войт появлялся в первом фильме в роли отца Бена Гейтса (Николас Кейдж) Патрика. Во второй части «Сокровища нации: Книга тайн» появится также мать Бена Эмили Эпплтон, которая, по сюжету, в разводе с Патриком 23 года. На эту роль пригласили Хелен Миррен. Актриса была в восторге, так как, по ее словам, первая картина ей очень понравилась. Как раз когда начались съемки, Миррен поступило предложение встретиться с королевой Великобритании Елизаветой Второй. Таким образом Ее Величество хотела поздравить Хелен с премией «Оскар», которую она получила за роль Елизаветы в фильме «Королева» (2006). Однако Миррен, к ужасу королевской канцелярии, вежливо отказалась, так как не смогла найти свободное время в плотном графике съемок фильма.

Съемки в Мемориале Линкольна в Вашингтоне запомнились создателям фильма «Сокровища нации: Книга тайн» больше всего. Внутренняя часть Мемориала считается священным, почитаемым местом, и потому группу пускали туда лишь на одиннадцать минут: с 7.00 до 7.11 утра. Однако в тот день рассвет был в 7.40, и режиссеру пришлось буквально умолять власти перенести съемку на это время, потому что работать в темноте не было никакого смысла. В конце концов авторам фильма пошли навстречу, но внутрь пустили лишь Николаса Кейджа, режиссера, оператора и еще четырех человек из съемочной группы, которая состояла из сотни людей. Тем не менее режиссер все-таки умудрился уложиться в отведенное ему время.

Подземные пещеры, в которых происходит несколько ключевых моментов фильма, были построены на студии компании Universal, где до этого располагались декорации Сингапура для фильма «Пираты Карибского моря-3». Пещера находилась внутри ямы объемом 530 кубометров, и в ней было шесть отверстий, через которые поступала вода со скоростью 4000 литров в минуту. В течение целой недели актерам, задействованным в съемках этого эпизода, приходилось промокать до нитки и проводить в воде целый день, а то и ночь. Несколько человек после этого даже заболели.

Массивные письменные столы, носящие название Resolute Desk, потому что были сделаны из деревянной обшивки легендарного британского корабля Resolute, сыграли в фильме важную роль: они хранят важнейшую для Бена Гейтса (Николас Кейдж) информацию, необходимую ему для поиска сокровищ. Таких столов в мире всего два: один находится в Букингемском дворце, а другой — в Овальном кабинете Белого дома. Копии обоих столов, практически неотличимые от подлинников, были изготовлены специально для съемок фильма одной из крупнейших в мире компаний, специализирующихся на копиях предметов старинной обстановки.

Национальный Мемориал Гора Рашмор известен на весь мир монументальными скульптурными изображениями четырех президентов — Вашингтона, Джефферсона, Линкольна и Рузвельта. Но в то же время вершина Горы Рашмор на протяжении тысячелетий является священным местом для всех североамериканских индейцев. Нынешний директор Мемориала — первый индеец, удостоившийся этой должности, — был очень рад съемочной группе фильма, потому что киношники обратились к их древней истории.
И поэтому позволил создателям картины не только снимать там кино, но и отдохнуть вволю.