Интервью

Анна-томия страсти

Анна Седокова — о любви, ненависти и искусстве соблазнения

Когда-то Анне Седоковой казалось, что сердце ее разбито, что она никому уже не нужна, что все мужчины обманщики, а все самое яркое в ее жизни осталось позади. Зато сегодня певица и телеведущая может с уверенностью сказать, что те трудности, которые приготовила для нее судьба, ей удалось не только преодолеть, но и обернуть себе на пользу.

21 октября 2011 01:16
7788
0

— Я читала, что у ваших родителей была невероятно романтическая история любви, практически шекспировский сюжет…

Анна Седокова: «Да, это правда. Единственный неромантический нюанс — они потом развелись. Но начиналось все очень красиво и драматично. Родители моей мамы — очень простые люди: бабуля — врач-рентгенолог, дедушка — военный фотограф. А папина семья, наоборот, очень интеллигентная, его дед был деканом университета, очень уважаемым человеком в родном Томске. Когда папа с мамой полюбили друг друга, родители папы сказали категоричное „нет“. Пришлось им пожениться тайно и поставить всех перед фактом. Тогда папе было сказано: „Раз так, отправляйся в ссылку, живи сам, со своей семьей, но не в этом городе“. И отправили их куда подальше — в Киев».

— Кстати, не так уж и плохо…

Анна: «Конечно, ведь сына они все-таки любили. Так мои мама и папа оказались на Украине, вдалеке от всех своих родственников, вдвоем в незнакомом городе. Со временем, несмотря на большую любовь, ради которой они совершили все эти поступки, мои родители начали сильно ссориться и ругаться. Когда произошел взрыв на Чернобыльской АЭС, меня отправили к бабуле и дедуле по маминой линии. Именно они научили меня читать, рассказывать стихи, петь песни. Я росла, окруженная их безграничной любовью, дедуля играл мне на аккордеоне, он был очень музыкален. Потом мама забрала меня к себе, но к тому моменту они с отцом уже разошлись».

— Как вы пережили их развод?

Анна: «Так получилось, что, расставшись, мама с папой стали друг друга по-настоящему ненавидеть. Их сумасшедшая любовь превратилась в бешеную ненависть, которую я постоянно ощущала. Они по-прежнему ругались, ссорились, что-то делили, отец не платил алименты, уходил к другой женщине, мама плакала и старалась каким-то образом прокормить нас с братом — ведь помочь ей было некому. Она работала в трех местах одновременно, пытаясь дать нам достойное воспитание. Честно говоря, меня поражает, что мы с братом выросли такими: оба с высшим образованием, никто не курит и не пьет».

Чтобы прокормить детей, Аниной маме приходилось вкалывать на трех работах. На фото – Аня с братом, бабушкой и мамой.
Чтобы прокормить детей, Аниной маме приходилось вкалывать на трех работах. На фото – Аня с братом, бабушкой и мамой.

— Я читала, что у вас даже красный диплом имеется…

Анна: «Да, и красный диплом, и золотая медаль, и музыкальную школу я окончила с отличием…»

— С отцом вы общались?

Анна: «Он ушел от мамы… И получилось так, что в какой-то момент ненависть, вспыхнувшая между ними, стала для него важнее любви к детям. Отец так и прожил всю жизнь рядом — в соседнем районе, не выходя на связь вплоть до позапрошлого года. Он никогда не пытался нас найти. Хотя нет, однажды он пришел, подарил мне жвачку и голубую шапочку и шарфик, которые я заносила до дыр. И с тех пор больше не появлялся. Лет через шесть-семь он написал мне маленькое сообщение на моей страничке в социальной сети, а в прошлом году я узнала, что он умер. Сердце не выдержало… Конечно, какое-то время я чувствовала пустоту, несколько дней буквально не находила себе места. Все задавала себе вопрос: что было бы, если?.. А потом поняла: если бы он хотел увидеть нас с братом, то, наверное, сделал бы что-то большее, чем письмо в «Одноклассниках».

— В какой-то момент вы повторили судьбу своей мамы: после счастливого, казалось бы, замужества оказались одна, без работы, без денег, без жилья. Почему так получилось?

Анна: «Я искренне верила в ту сказку, которую придумала себе в восемнадцать лет. Ведь с раннего детства я жила сценой, песнями и танцами, училась, была отличницей, у меня был очень неиспорченный и, наверное, наивный взгляд на мир. Сразу после школы я начала работать, чтобы помогать маме. Несколько месяцев пробовала себя как модель, мне не понравилось, и я пошла на телевидение. А потом была группа „ВИА Гра“, я стала активно гастролировать и, по сути, ни жизни, ни мужчин не знала. Мой первый муж фактически был первым близким человеком, которого я встретила. Мне было тогда всего двадцать лет: маленькая, глупая, в огромных розовых очках. Рассказывала всем, как мы счастливы, потому что искренне верила, что это правда. А оказалось, что все не так. При этом я не считаю, что мой первый брак был неудачным. Просто мы встретились в какой-то момент конкретно для того, чтобы у меня появилась маленькая девочка Алиночка, наша дочка. Мы подарили ей жизнь — и это главное».

— Что же оказалось не так?

Анна: «Стало ясно, что мы очень разные люди. Он не плохой, он хороший. Да и я тоже вроде неплохая. Но иногда два человека просто категорически не подходят друг другу. Я своим тогда еще детским умом стала понимать, что все портится. Это не то, о чем я мечтала. Я искренне пыталась быть примерной женой, идеальной хозяйкой, лучшей мамой. Но ничего не выходило.

До свадьбы мы встречались всего три-четыре месяца. Невозможно узнать человека за такой срок, особенно когда ты постоянно на гастролях. Встречаясь раз в неделю, ты стараешься отдать только самое лучшее, что в тебе есть. А потом открываются другие стороны жизни. Поэтому я всем советую: предохраняйтесь в первые месяцы знакомства. До полугода — точно. Хотя… На небесах лучше знают, кому, что и когда. В принципе так произошло и у меня. Просто потому, что Алиночка должна была родиться, несмотря ни на какие преграды".

— Ради семьи вы оставили суперуспешный коллектив. Ни разу не пожалели?

Анна: «Когда я уходила, было очень страшно. Я ведь безумно любила свою работу и свою группу. Я жила и дышала ею. А тут ты должен просто встать и уйти, не имея возможности бороться за свое место. Самое тяжелое в этом добровольном уходе — смотреть, как другой человек получает какие-то премии вместо тебя, цветы…»

— Вас вроде обещали ждать какое-то время…

Анна: «Меня все время обещали ждать — до того момента, пока в коллектив не взяли другую девушку. И больше меня не ждали. Но я ведь не ради удачного замужества ушла. Я ушла потому, что ждала ребенка, понимала, что никогда не сделаю что-то с ним… Словом, я точно знала, что буду рожать. Ребенок был важнее всего на тот момент — и до сих пор остается. Я приняла самое лучшее решение в своей жизни. Жалела ли об этом? Когда осталась одна, без денег, с малышкой на руках, не скрою, я думала о том, чтобы вернуться. Это был способ хоть как-то обеспечивать свою семью. Я предложила продюсерам взять меня обратно, но они сказали, что мне уже нет места в этой группе, девочки меня не примут. Но вы не представляете, насколько сегодня я счастлива и благодарна судьбе за то, что все сложилось именно так! Сейчас я с ужасом представляю себя вернувшейся в группу.

А тогда я пребывала в полной уверенности, что после ухода из «ВИА Гры» буду никому не нужна. Я была запрограммирована на невостребованность. Первые два года я занималась только ребенком, а следующие два года пыталась выжить, просто выжить в этом мире".

— Почему же отец Алины оставил вас без финансовой поддержки?

Анна: «Потому что нет простых расставаний, когда были сильные чувства. Если все тихо-мирно, разбежались-договорились — значит, и не было ничего между людьми. Любое серьезное расставание, как правило, очень ущемленное эго. Каждому мужчине хочется в такой момент выкрикнуть фразу: „Ты без меня никто!“ Это нормально…»

— Сейчас страсти улеглись?

Анна: «Конечно. Помня ужаснейший развод своих родителей, я для себя решила, что самое главное — не искалечить психику моей дочки. Ведь у меня в свое время очень долго были комплексы, я не доверяла ни одному мужчине. Стоило им сделать малейшую ошибку — я сразу их отвергала, не давая ни малейшего шанса оправдаться! Мне казалось, что меня все обязательно предадут. Это идет из детства. Поэтому я распрощалась со всеми своими амбициями, на первом месте теперь у меня наша дочурка. Сама позвонила бывшему мужу и сказала: „Давай все, что было между нами, оставим в прошлом, у нас растет чудесная дочь“. Он сразу согласился со мной, тем более что у него уже была другая семья».

— Они общаются с Алиной?

Анна: «Разумеется. Я дала себе слово, что никогда не скажу дочке ни одного плохого слова о ее отце, он самый лучший в мире папа. Она иногда живет с ним, так как часто летает туда-сюда: Алиночка сейчас учится в Америке».

— Сколько же ей лет?

Анна: «Шесть, но она у меня уже во второй класс ходит. Сама захотела учиться после подготовительного класса. Так и сказала: „Мамочка, я справлюсь“. И я решила не возражать».

— Как в вашей жизни появился Максим?

Анна: «На тот момент я уже работала в Москве, появлялись все новые и новые проекты. Я начала писать книгу об искусстве соблазнения. Пыталась что-то сказать другим, но не понимала: почему же у меня это не работает?! Вроде молодая, симпатичная, что-то умею, а в личной жизни несчастливая. А потом я при-ехала на каникулы в Киев и встретила там своего будущего мужа».

«Максим – самый лучший в мире человек. Он действительно мужчина моей мечты».
«Максим – самый лучший в мире человек. Он действительно мужчина моей мечты».

«Алина не называет Макса папой. Но когда мы вместе, меня не покидает ощущение, что так было всегда».
«Алина не называет Макса папой. Но когда мы вместе, меня не покидает ощущение, что так было всегда».

— Вы же сказали, что до первого брака были совсем неискушенной и наивной. Когда же успели овладеть искусством соблазнения?

Анна: «Я совершила в жизни столько ошибок, что теперь точно знаю, чего делать не нужно. И могу своим опытом поделиться с другими молодыми девушками, чтобы они не наступали на те же грабли. И после всего этого мне удалось найти свое счастье. Я оттачивала свое искусство на Максе в первую очередь, а многие правила дописала уже после знакомства с ним — самым лучшим в мире человеком, о котором можно только мечтать. Он действительно мужчина моей мечты».

— Деньги имеют для вас значение? Вы могли бы полюбить бедного непризнанного поэта?

Анна: «Скорее всего нет. Я не понимаю, когда мужчина сидит на завалинке, пишет стихи и говорит, что он непризнанный гений. Не надо искать никаких оправданий и говорить, что мир жесток. Если у тебя нет денег, то нужно идти и работать — на двух работах, на трех… Что я всю жизнь, собственно, и делала. Я простая девочка из бедной семьи и свою карьеру начала с участия в съемках на телевидении. Приходила на телешоу по объявлению, сидела и хлопала в зале — сначала в шестом ряду. Но так активно хлопала, что вскоре меня пересадили в третий, потом в первый, а я продолжала стараться и хлопать. Тогда мне предложили сняться в маленьком эпизоде, и так далее. Работа — это лавина. Она идет по нарастающей. Вот, например, я училась на курсах дикторов и ведущих телевидения, в группе нас было тридцать пять человек. После их окончания одна я работала по специальности, потому что остальные сидели и ждали, пока Константин Львович Эрнст лично позвонит им и пригласит работать. Я же никогда не ждала.

Сегодня у меня уже четыре направления, в каждом из которых я реализовала себя. Я телеведущая — новый проект «Подиум» стартует буквально на днях. Есть моя карьера певицы, есть книга, и скоро выйдет вторая, есть актерский опыт в фильме «Беременный», который, судя по огромным кассовым сборам, оказался вполне удачным. Причем, заметьте, параллельно я сама была беременна и в начале года родила прекрасную дочурку Монику, нашу Манюнечку".

На съемочной площадке фильма «Беременный» Анна старалась не афишировать, что и сама ждет ребенка. На фото – с Дмитрием Дюжевым.
На съемочной площадке фильма «Беременный» Анна старалась не афишировать, что и сама ждет ребенка. На фото – с Дмитрием Дюжевым.

— Как Алина восприняла рождение младшей сестры?

Анна: «Я очень горжусь своей дочкой. Алиночка — молодец, она ждала появления сестрички на свет с таким же замиранием сердца, как и мы с Максом. Она очень помогала мне во всем, а я, в свою очередь, старалась сделать ее частью происходящего процесса и самой важной участницей. Я понимала, что ей, наверное, сложнее всех нас, ведь она была маленькой девочкой, самой младшей и самой любимой. А теперь появилась еще одна девочка — еще меньше и такая же любимая. Я старалась сгладить все углы».

— Вам удалось избежать детской ревности?

Анна: «К счастью, да. Я стараюсь уделять Алине максимум своего времени, хотя иногда понимаю, что правильно распределить его между старшей дочкой, младшей и мужем не так-то легко, потому что всем нужно внимание, всем нужна любовь. Пытаюсь почувствовать, кому в данный момент она нужнее».

— Девочки общаются между собой?

Анна: «Ну пока только на птичьем языке. Сидят рядышком, о чем-то между собой мурлыкают. Алина купает Монику вместе с нами. Помню, был очень важный для меня момент, когда старшая малышка попросила поносить младшую. Несколько секунд я сомневалась — доверить или нет. Согласитесь, страшновато отдать такого крошечного ребеночка в руки шестилетней девочки. А вдруг уронит — ведь Манюня у нас тяжеленькая… Но я решила: это обязательно нужно сделать, чтобы старшая дочка почувствовала, что мы ей доверяем как самим себе. Я дала ей Манюню, она ее поносила, посидела с ней… Невероятно трепетная была картина».

А как сложились отношения Алины с Максимом? Ему пришлось завоевывать ее доверие, искать к ней подход?

Анна: «С самого начала было совершенно очевидно, что Алиночка важна для Макса точно так же, как и я. Он не разделял нас, никогда не говорил „твоя дочь“, не допускал формулировок такого рода. Мы с ней шли, что называется, „в комплекте“. Он просто любил, а когда любишь искренне, не надо ничего специально придумывать, искать какие-то подходы. Помню, как в самом начале наших отношений Максим впервые пришел к нам в гости, Алиночка играла в какую-то компьютерную игру и в какой-то момент позвала меня помочь ей пройти очередной уровень. Макс встал, подошел и помог. Через пять минут она снова позвала. Он снова встал, потом еще и еще. И всякий раз он помогал ей, делая это абсолютно естественно, без малейшего намека на раздражение. Меня это поразило, потому что любой другой мужчина, пришедший провести вечер с желанной женщиной, мог бы повести себя совершенно иначе. Но только не Макс. Когда мы все вместе, полное ощущение, что так было всегда».

— Старшая дочь зовет его папой?

Анна: «Нет, и я считаю, что это совершенно не нужно, потому что у нее есть папа — человек, которого она любит и который всегда будет у нее один-единственный. А Макс… Мне кажется, что в дальнейшем Алина сама разберется, как его называть. Он для нее нечто очень теплое, доброе и нежное, у нее свой ряд ассоциаций возникает, когда мы говорим про Макса».

«Помня ужаснейший развод своих родителей, я решила, что главное – не искалечить психику моей дочки».
«Помня ужаснейший развод своих родителей, я решила, что главное – не искалечить психику моей дочки».

— После юбилейного концерта, ради которого воссоединился золотой состав «ВИА Гры», пресса писала, что именно вас публика принимала жарче всех других участниц. Что сложилось ощущение, будто девяносто процентов зрителей пришли именно ради вас…

Анна: «Это правда, и это было потрясающе. Мне, конечно, приятно было бы верить, что в этом есть и моя заслуга. Зал был просто невероятный, от него исходила такая энергетика! Зрителям очень нравится тот период нашего творчества, когда группа исполняла „Не оставляй меня, любимый“, „Притяженья больше нет“. Поэтому нет ничего удивительного, что когда на сцене появились те девушки, которых они так любили, когда впервые за все время, несмотря на какие-то разлады и расставания, мы вновь вышли на сцену втроем — Вера, Надя и я, это было, ну не знаю… как воссоединение ABBA или что-то в этом духе. Наше появление на сцене означало нечто большее, чем просто юбилейное выступление, у каждого зрителя оно рождало свои воспоминания и эмоции. Безусловно, это было потрясающе — этот невероятный аншлаг, мы испытывали такую приятную ностальгию. Хотя, конечно, каждый из нас понимал, что все мы изменились. Тем более было интересно посмотреть, кто кем стал, ведь прошло уже шесть лет…»

После ухода из «ВИА Гры» Анна пребывала в уверенности, что больше никому не нужна. А сегодня она востребована не только как певица, но и как телеведущая.
После ухода из «ВИА Гры» Анна пребывала в уверенности, что больше никому не нужна. А сегодня она востребована не только как певица, но и как телеведущая.

— Сегодня вы поддерживаете отношения?

Анна: «Нет, мы ведь живем далеко, у каждой из нас свой плотный график. Мы не общаемся, но всегда рады видеть друг друга. По крайней мере я рада».

— После рождения Моники вы очень быстро вернулись в идеальную форму. Как удается совмещать и семью, и работу, и двух маленьких детей и при этом так выглядеть?

Анна: «Мое четкое убеждение, что женщина должна быть реализована — и в любимом деле, и в семье. Я никогда не буду сидеть на шее у мужа, не представляю своей жизни без работы. Это очень тяжело совмещать, вы правы. Просто в какой-то момент нужно правильно расставить приоритеты. Например, когда я была беременна, последние полгода провела дома, с мужем и ребенком, и если делала какие-то дела, то в облегченной форме и вдали от посторонних глаз. А на сегодняшний момент, когда есть уже и силы, и желание, я работаю на полную катушку. Веду свое шоу, пишу вторую книгу, пою песни, выпускаю альбом. Пройдет время, и я снова вернусь в свою тихую семейную гавань. Это такая ходьба по канату, когда ты должен балансировать на очень тонкой грани. А что касается фигуры… В этой суматохе постоянно забываешь поесть, иногда возвращаешься домой после двенадцати ночи и понимаешь, что лучше просто выпить стакан кефира. Утром просыпаешься — и уже минус килограмм».

Мама двоих детей умудряется гармонично сочетать работу, семью и отдых.
Мама двоих детей умудряется гармонично сочетать работу, семью и отдых.

— Расскажите о новом шоу «Подиум».

Анна: «Этот безумно интересный проект — аналог американского шоу, которое ведет моя любимая Хайди Клум. Пятнадцать талантливых молодых дизайнеров, которых мы отобрали из восьмисот претендентов, получают от нас задания и должны за десять рабочих часов создать новый образ. За этим очень интересно наблюдать — ведь тут невозможно ничего выиграть, ругаясь, сплетничая и выясняя отношения. У нас люди все делают своими руками. И каждый из них настолько яркая личность! До финала дойдут трое, и дальше начнется самое интересное. В отличие от мифических призов, которые вручают многие реалити-шоу, мы дарим реальный подарок (даем деньги, чтобы каждый из финалистов сделал свою коллекцию) и лишь потом выбираем победителя. Он будет показывать свои модели на Неделе моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia; кроме того, Bosco Sport закажет ему капсульную коллекцию, которая будет представлена на Олимпиаде. Представляете, какой потрясающий старт для молодого дарования?!»

— А вам не кажется, что вы распыляетесь? В нашем шоу-бизнесе лучше все-таки «бить в одну лунку».

Анна: «Вы правы. Но сегодня рядом со мной отличная команда профессионалов, и я понимаю, куда иду и что делаю. Я научилась быть продюсером самой себе. В отличие от многих других исполнительниц все решения я принимаю самостоятельно. Меня так часто пытались сломать — и все безуспешно! И сейчас я стала настолько крепка, что не знаю, кому это под силу. Я четко понимаю, что самое главное в жизни и что надо охранять больше всего. Это — моя семья».

Фото: пресс-служба Анны Седоковой