Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

ЭКО невидаль!

Главный акушер-гинеколог РФ Геннадий Сухих: «Количество „детей из пробирки“ будет расти»

23 декабря 2007 17:36
971
0

Каждая 7—8-я пара в России бесплодна. И если еще несколько лет назад диагноз «бесплодие» означал для женщины фактически приговор, то сегодняшнее развитие медицины дает шансы многим обрести материнское счастье. С этого года российские власти предоставили бесплодным семьям возможность воспользоваться восстановительно-репродуктивными технологиями (ВРТ) за бюджетный счет.

Каждая 7—8-я пара в России бесплодна. И если еще несколько лет назад диагноз «бесплодие» означал для женщины фактически приговор, то сегодняшнее развитие медицины дает шансы многим обрести материнское счастье. С этого года российские власти предоставили бесплодным семьям возможность воспользоваться восстановительно-репродуктивными технологиями (ВРТ) за бюджетный счет.


ЭКО-номика по-русски

— Власти обратили внимание на доселе экзотический вид медпомощи — репродуктивные технологии, — говорит главный акушер-гинеколог страны Геннадий Сухих. — Так что число детей из пробирки будет расти.

Сегодня одобрена концепция демографической политики РФ до 2025 года. Задача — обеспечить семьи, которые хотят, но не могут иметь детей, медпомощью. В следующем году на эти цели выделят около 4 миллиардов рублей из федеральной казны.

Но уже сейчас ряд регионов по своей инициативе развивает программы помощи бесплодным семьям за счет местных бюджетов. Это Москва, Подмосковье, Казань, Самара, Санкт-Петербург… К примеру, в Самаре проведено 240 циклов лечения, и в 40% они закончились беременностью.

— 40% — великолепная цифра, — считает кандидат медицинских наук, гендиректор одной медицинской компании Владимир Карнаух. — Средняя цифра по Европе — 27%, а 10 лет назад в России сей показатель был вдвое меньше.
В Европе правительства государств обеспечивают в среднем по 2 тысячи циклов искусственного оплодотворения на миллион населения в год. Если мы достигнем таких же показателей, обеспечим рождение 120 тысяч детей из пробирки в год. Но пока наши показатели в 20 раз ниже европейских.

— И вряд ли нам по силам догнать Европу в ближайшие годы, — считает Сухих. — 25 тысяч стимуляций в год — те реалии, которые по плечу нашей стране. При 40% эффективности процедур это — 12−15 тысяч новорожденных из пробирки (для сравнения: только в октябре в России родилось около 120 тысяч детей).

— Существенного вклада в решение демографического кризиса мы не сделаем, — говорит Сухих.
Впрочем, вклад будет — сегодня с помощью ВРТ в России рождается не более 4 тысяч детей ежегодно.

СПРАВКА. Средняя стоимость программы ЭКО в России — 35 тысяч рублей, плюс 25—40 тыс. рублей стоят препараты.


Дети из пробирки талантливее сверстников

По мнению доктора Сухих, власти должны увеличить финансирование и на выхаживание маловесных (500—1000 граммов) детей. Ежегодно мы теряем около 21 тысячи (!) таких малышей. Эта проблема напрямую касается и ЭКО.

Часто женщины, забеременевшие с помощью стимуляции, рожают по двое, трое, а то и четверо детей. Как правило, недоношенных. И то, что в ближайшие годы в России намечено строительство 23 перинатальных центров с реанимациями для новорожденных с низкой массой тела, радует. Еще одна проблема, требующая решения на госуровне, — вторичное бесплодие. Это когда женщина рожает первого ребенка рано, потом долго занимается карьерой — и лет в 40 решается завести второго малыша. Но забеременеть уже непросто. Таким женщинам тоже подойдет ЭКО.

— Дамы со вторичным бесплодием тоже попадут в программу бюджетного финансирования ВРТ, — считает Сухих.

Что касается развития детей из пробирки, то специалисты едины во мнении: они не только не отстают, но порой даже опережают сверстников. По показателям физического здоровья они не отличаются от обычных детей. При этом поколение 5—7-летних детей из пробирки, как отмечают эксперты, развиты даже лучше сверстников. Не столько за счет генов, сколько за счет любви родителей, которые так долго их ждали.

Кстати, недавно первая российская девочка, появившаяся на свет из пробирки (в 1985-м году в НИИ акушерства и гинекологии) родила малыша. «Это указывает на жизненность репродуктивных технологий», — считает Сухих.

СПРАВКА. ЭКО и прочие ВРТ появились в Англии около 30 лет назад. С их помощью врачи давали шанс стать матерями женщинам с т. н. абсолютным фактором бесплодия (например, непроходимостью труб). Сегодня ВРТ рассчитаны не только на женщин, но и на мужчин. Например, при очень низком количестве (или полном отсутствии) сперматозоидов мужчинам делают биопсию яичников, получают сперматозоиды и «знакомят» их с яйцеклеткой на генетическом уровне.


Рожайте: лучше поздно, чем никогда

Специалистов беспокоит, что в России становится все больше женщин, принесших в жертву карьере материнство. На Западе количество таких «карьеристок» становится критическим. Увы — женское здоровье после 30 лет начинает убывать, а в период с 35 до 40 лет убывает стремительно (с 37 лет начинается уменьшение фолликулярного аппарата яичников). Считается, что забеременеть в 37 лет примерно в 10 раз сложнее, чем в 27. И, как правило, после 43 лет у женщин почти нет шансов забеременеть естественным путем. Впрочем, отчаиваться не стоит. Многое зависит от генетики.

— Европейцы проанализировали церковные книги за последние триста лет. И выяснили, что в прошлых веках женщины рожали и до 55 лет. Мою бабушку мать родила в 48, а после нее — еще двоих детей, — говорит доктор Карнаух.

Родить же ребенка из пробирки могут почти все женщины даже после сорока. «Можно индуцировать яйцеклетку у женщин и старше 50 лет, — говорит доктор Сухих. — Но в 40—55 сложно доносить беременность. И тут на авансцену выходят суррогатные матери. Эта технология у нас давно освоена и может применяться в государственных масштабах. Так что в программу ВРТ могут попасть женщины, требующие этапа суррогатных матерей».

Еще бесплодным женщинам могут помочь клеточные технологии. В НИИ акушерства и гинекологии воплощается в жизнь крупный научный проект по восстановлению репродуктивной функции у женщин с т. н. синдромом истощенного яичника. В возрасте 26—32 лет у представительниц прекрасного пола из-за него наступает менопауза. И тут, говорят наши ученые, помогает трансплантация стволовых клеток в яичник.

Впрочем, в бесплодии пар нередко «виноваты» и мужчины. Оказывается, еще сто лет назад ученые насчитывали 2000—2500 сперматозоидов в 1 мл спермы. Сейчас их среднее содержание в 10 (!) раз меньше. Так что государственные деньги должны тратиться и на мужчин с низким содержанием сперматозоидов, считают ученые.

Существенной подмогой бесплодным парам может стать и закон о репродуктивных правах человека, проект которого несколько лет назад активно обсуждали в Госдуме. И до сих пор не приняли. Теперь у документа есть шанс возродиться из пепла — по крайней мере президент просил решить этот вопрос на национальном уровне.

КСТАТИ
15—17% пар в России хотят, но не могут иметь детей. 60—80 миллионов человек в мире страдают бесплодием.

В России около 39 миллионов женщин репродуктивного возраста.

Почти у трети здоровых семей беременность наступает в первые 3 месяца регулярной половой жизни без контрацепции, в последующие 7 месяцев — у 60%, у оставшихся 10—12% — на 11—12-м месяце.

За 20 лет в мире с помощью ВРТ рождено более 3 миллионов детей.