Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Вера и любовь

Вера Глаголева: «Жизнь стала вроде игры „Слабое звено“. Это безумие»

23 декабря 2007 17:39
1418
0

Кажется, Вере Глаголевой в жизни досталось все самое лучшее — мужчины, наставники, роли, фильмы…
«Не стреляйте в белых лебедей», «Выйти замуж за капитана», «Наследницы», «Маросейка, 12» — это кино уже классика, и она в ней на первых ролях. Однако не все так просто…
Играть в кино с мастерами сразу после школы и без образования было испытанием на прочность, разрыв отношений с Родионом Нахапетовым, который уехал в Америку, оставив Веру с двумя детьми в Москве, — тем более. Но эта с виду хрупкая и трогательная женщина «все и всех победила», занялась режиссурой и… встретила новую любовь — Кирилла Шубского, с которым живет до сих пор, у них подрастает третья дочка и… уже внучка и внук.
Сегодня для Глаголевой открыл свои двери театр. Как удается Вере ГЛАГОЛЕВОЙ сочетать в себе силу и нежность, быть чудесной мамой, женой, бабушкой, при этом оставаться востребованной актрисой, она рассказала корреспонденту «РД» в эксклюзивном интервью.

Кажется, Вере Глаголевой в жизни досталось все самое лучшее — мужчины, наставники, роли, фильмы…
«Не стреляйте в белых лебедей», «Выйти замуж за капитана», «Наследницы», «Маросейка, 12» — это кино уже классика, и она в ней на первых ролях. Однако не все так просто…

Играть в кино с мастерами сразу после школы и без образования было испытанием на прочность, разрыв отношений с Родионом Нахапетовым, который уехал в Америку, оставив Веру с двумя детьми в Москве, — тем более. Но эта с виду хрупкая и трогательная женщина «все и всех победила», занялась режиссурой и… встретила новую любовь — Кирилла Шубского, с которым живет до сих пор, у них подрастает третья дочка и… уже внучка и внук.

Сегодня для Глаголевой открыл свои двери театр. Как удается Вере ГЛАГОЛЕВОЙ сочетать в себе силу и нежность, быть чудесной мамой, женой, бабушкой, при этом оставаться востребованной актрисой, она рассказала корреспонденту «РД» в эксклюзивном интервью.


«Я постоянно мешала старшему брату»

— Вера, детство помнится?

— Конечно! Я была такой девчонкой-сорванцом, все время где-то пропадала с мальчишками во дворе, играла в казаки-разбойники, футбол… Меня даже звали, как мальчишку, — Вовой. (Улыбается.) Но об этом, наверное, не стоит говорить.

— Почему же? Кто и почему вас так прозвал?

— Мой брат Борис. Он старше меня на 3 года, но мы с ним всегда были вместе. Точнее, ему приходилось быть со мной вместе. (Смеется.) Я вообще сейчас, оглядываясь в детство, прихожу к выводу, что все наши с ним стычки (да, и драки бывали, куда же без них) происходили из-за того, что я Боре постоянно мешала что-то делать. Он злился, я шла к родителям жаловаться, вот вам и проблемы.

— А были ситуации, когда родители вас с братом наказывали?

— Нет, такого я не помню. Ругали — это было. Помню, нас с Борисом нарядили в совершенно новые беретки и повезли в гости к бабушке. А мы по дороге прогрызли в этих беретках по две дыры для глаз, надели их, как скафандры, на лицо и потом залезли под стол — изображали водолазов. Когда нас оттуда вытащили, честно скажу, досталось. Но серьезных каких-то вещей, за которые родителям было стыдно… нет, такого не было.


«Папа возглавил центр помощи пенсионерам»


— Вера, на кого вы больше похожи — на маму или на папу?

— Трудно сказать… Я вообще как-то всегда сама по себе была. Хотя, думаю, я похожа на них в главном — в правильности. Знаете, наши родители имели внутренний стержень, моральные ценности, были уверены, что человек должен прожить жизнь светло, всегда добиваясь Правды и Справедливости.

— Кто ваши родители?

— Они оба педагоги. Папа вел биологию, мама — географию и уроки в начальных классах. Обоим была присуща внутренняя цельность, и они смогли передать ее нам с братом. Знаете, я считаю, что путевку нам в жизнь дают родители и учителя. Ведь в конечном итоге именно они формируют наше сознание, доводят до нас принципиальные жизненные понятия.

— А можно пример?

— Мой папа всю свою жизнь жил так, как будто от него лично зависит многое. В конце свой жизни он возглавлял Центр социальной помощи пенсионерам в Ясенево. Он, кстати, и сейчас существует. Это очень важно — там пожилые и иногда одинокие пожилые люди могут встречаться, общаться, делиться своими проблемами, новостями.

— Вы бывали там?

— Конечно! Мы там отмечали папино 70-летие. Я видела отношение этих людей к моему отцу, очень гордилась папой. И сейчас, хотя его нет больше, горжусь. Он довел дело своей жизни до конца — я очень надеюсь, что премия его имени «Лучший социальный работник» все же будет существовать.

— Вера, я знаю, что вы профессионально занимались стрельбой из лука. На этом увлечении кто-то настоял или вы его сами выбрали?

— Я — мастер спорта по стрельбе из лука. И пошла заниматься сама. Мне чисто внешне этот вид спорта нравился. Я любила фильмы про индейцев, вестерны всякие… Вот, «досмотрелась»… (Смеется.) Кроме того, ни в один вид спорта не берут в 7-м классе, а в этот можно прийти в каком угодно возрасте.

— В школе какой предмет любимым был?

— Литература. Я гуманитарий чистой воды.

— А родители-педагоги помогали вам учиться?

— Нет. Брат — тот да, помогал. К тому же на мои школьные годы пришелся период, когда папа уехал на Север руководить школой-интернатом, заниматься трудными детьми… Ему было не до того.


«Меня пригласили «На край света»

— Историю про то, что вы случайно попали на «Мосфильм» и тут же начали сниматься у Нахапетова, знают все. И все же — как именно вы оказались на «Мосфильме»?

— У меня подруга там работала, и мы с ней довольно часто ходили на просмотры зарубежного кино — тогда же не было такого количества фильмов, на которые можно было свободно купить билет. И вот как-то я смотрела кино и вдруг ощутила на себе пристальный взгляд. Это оказался Родион Нахапетов. На выходе ко мне подошел Владимир Климов (оператор Нахапетова. — Прим. «РД»), сказал, что они ищут героиню в фильм «На край света» и приглашают меня на фотопробы…

— Помните свое ощущение от первых в жизни съемок?

— Конечно! Снималась я с Борисом Андреевым и Петром Глебовым, это было что-то невероятное… Я сосуществовала в одном пространстве с великими актерами. Было очень и очень непросто соответствовать их уровню игры.

— Вера, вы ведь не учились актерской профессии… Однако вашим наставником был сам Анатолий Эфрос. В одном из интервью вы сказали, что он единственный, у кого вы бы хотели учиться. Почему?

— Не совсем так. Я восхищаюсь точно так же, как Эфросом, Алексеем Баталовым, завидую тем, кому посчастливилось попасть к нему на курс. И дело тут не только в том, что Эфрос и Баталов — великие в театре и кино, это люди с особым мироощущением, со своим видением жизни. Они наполнены жизнью до самых краев, и вот этому мне хотелось бы у них учиться. А еще — вере в себя, точному знанию, что ты способен на это и еще вот на это, только ты и больше никто. Кроме того, они умеют так точно разобраться в роли, в выдуманной ситуации, они как будто точно знают: это надо играть так и никак иначе, видят суть.


«Надо было отвлечься от давящих мыслей, подняться на следующую ступеньку»

— Вера, простите за следующий вопрос. Когда ваш первый муж Родион уехал навсегда в Америку, оставив вас с дочерьми, как вы не потеряли веру в любовь, в себя, в будущее?

— Я осталась не одна — со мной ведь были две мои дочери, Аня и Маша. Одной тогда было 12 лет, другой — 10. Нужно было что-то делать, куда-то двигаться дальше, ради них в первую очередь. К тому же я чувствовала, что что-то вот-вот изменится, не может не измениться. Так и вышло — я увлекалась режиссурой, снимала фильм «Сломанный свет». Это очень мне помогло. Вообще, в таких трудных ситуациях, я считаю, нужно как можно больше отвлекаться от давящих мыслей, тяжелых эмоций… Заниматься чем-то, поменять работу. И не терять веры в то, что это в твоей жизни только этап и его нужно пройти, чтобы подняться на следующую ступеньку, выстоять, устоять, тогда все в жизни наладится.

— Что, по-вашему, делает людей счастливыми в браке?

— Абсолютное доверие. А для этого нужно честно обо всем друг другу говорить. Тогда проблем не будет, тогда вы с каждым днем будете все ближе. Должно быть внутреннее ощущение, что человек рядом — твой единственный, что вы дополняете друг друга. Нужно относиться к своему союзу с ним как к чему-то святому, не как к долгу, а именно как к союзу, который для чего-то создается. И уж точно не для того, чтобы через год развалиться. Нужно идти на взаимные уступки, уважать друг друга, стараться понять. Любовь ведь складывается из таких мелочей — каждодневных попыток понять друг друга, маленьких поступков.

— Вера, у вас три девочки. Какие они?

— Все три — удивительные, я с ними дружу. А со старшими мне порой даже хочется посоветоваться, такими они мне иногда кажутся мудрыми. В кризисных ситуациях они проявляют себя как очень взрослые и достойные люди.

— Что главное в воспитании детей?

— Знаете, мне очень трудно сейчас об этом судить. Раньше главным было привить ребенку чувство ответственности за себя и за тех, кто слабее, — не ударь слабого, помоги подняться, подставь плечо другу. Сейчас все, к сожалению, не так — нет сострадания к слабому. Теперь силой и деньгами можно добиться всего. Жизнь стала вроде игры «Слабое звено». Такая вот у нас новая философия общества. Это ужасно, это какое-то безумие. Этому трудно противостоять. Я воспитывала своих детей по-другому. Они так же, как и я, считают, что мир должен быть светлее и все современные установки — от лукавого.

— Чем сейчас занимаются ваши дочки?

— Старшая, Аня (Анна Нахапетова. — Прим. «РД»), родила нам внучку Полинку и вернулась на сцену Большого театра. Она по-прежнему снимается в кино, но главным в ее жизни остается балет. Средняя, Маша, совсем недавно родила сына (его назвали Кириллом), сейчас сидит дома с ним (Маша долго жила в Америке. Училась там на художника-графика. — Прим. «РД»). Надеюсь, она вернется к своей профессии. А младшая, Настя, учится в 9-м классе. Для нее это сложный год, предстоит много экзаменов.

— Дочки следят за вашим творчеством? Критику наводят?

— Да нет, не особенно. Они смотрят мои фильмы, спектакли — что-то нравится, что-то не очень…

— Какие у вас существуют в семье традиции?

— В Новый год мы собираемся всей семьей. Это традиция. Даже Аня с мужем Егором стараются успеть к 12 часам — у них ведь балет «Щелкунчик» в Большом идет допоздна. (Улыбается.) Еще на мой день рождения у нас принято всей семьей куда-нибудь уезжать, улетать. Туда, где тепло или горы…

— Что для вас главное в жизни?

— С возрастом начинаешь осознавать, что главное — это семья. Все остальное преходяще, самым важным остается этот маленький мир, который ты сам создал. В нем очень мало людей, но они все — твои самые близкие. И этот мир тебе дороже всего на свете. И его надо беречь.