Интервью

Некоторые любят погорячее

В откровенном интервью олимпийская чемпионка Татьяна Навка призналась, что готова создать новую семью

В откровенном интервью олимпийская чемпионка Татьяна Навка призналась, что готова создать новую семью.

26 сентября 2011 20:08
18213
2
фото: Михаил Королев

Ледовые шоу сделали из наших спортсменов настоящих телезвезд. Эти выступления зрители смотрели с не меньшим интересом, чем чемпионаты мира. Но «Ледниковый период» не зря окрестили брачным: на этом проекте разрушилось немало, казалось бы, прочных пар и образовались новые. Не стала исключением семья Татьяны Навки и Александра Жулина. Как призналась Татьяна, развод оказался для нее болезненным — особенно она боялась, что пострадает дочь Сашенька. О том, как сейчас складывается ее жизнь, а также об искусстве видеть плюсы даже в самой критичной ситуации, — в откровенном интервью знаменитой фигуристки.

— Татьяна, при общении вы производите впечатление спокойного человека, но когда танцуете, в вас проявляется такое неистовство, страсть. Где вы настоящая?

Татьяна Навка: «Везде. Если я танцую, то стараюсь войти в образ — как настоящая актриса. Мне это нравится. Но я не раз сталкивалась с тем, что люди со стороны воспринимают меня иначе, не такой, какая я на самом деле. И лишь пообщавшись со мной поближе, понимают, что я не звездный, а вполне нормальный, обычный человек, с чувством юмора».

— Многие спортсмены, уйдя из большого спорта, впадают в депрессию. Для вас благодаря участию в ледовых шоу все произошло не так болезненно?

Татьяна: «Мы все благодарны судьбе и, конечно, Илье Авербуху за то, что появились эти шоу, произошла популяризация фигурного катания в России. Я втянулась, и у меня даже не было времени задуматься о том, что моя спортивная карьера закончена. Но я вообще не склонный к депрессии человек. Если чувствую, что она начинает ко мне подкрадываться, тут же нахожу способы от нее избавиться. В первую очередь помогают моя семья и подруги, которые у меня, к счастью, есть. Я раз в неделю хожу в сауну, катаюсь верхом, поднять настроение мне может хорошая книжка, фильм. Словом, стараюсь смотреть на жизнь позитивно. И никогда не сидела на антидепрессантах».

фото: Михаил Королев
фото: Михаил Королев

— Но стрессов, наверное, было полно во время соревнований?

Татьяна: «Да, действительно. Не раз бывало так, что вечером накануне чемпионата лежишь в кровати и никак не можешь уснуть. В голове крутятся мысли о завтрашнем ответственном выступлении, сами собой в воображении рисуются всякие ужасы: что-то случилось с костюмом, начала кататься и упала, забыла, что дальше. Но непосредственно перед стартом я всегда умела отключиться, войти в какое-то особое состояние, своего рода транс. Тренеры знали эту мою особенность: перед тем как выступать, я всегда снимала коньки, ложилась на скамейку, меня с головой накрывали курткой, и я так лежала. Я наблюдаю сейчас что-то похожее у Елены Исинбаевой — она закрывается полотенцем, как бы отгораживается от окружающего мира, уходит в себя».

— Вы йогой не занимались?

Татьяна: «Первый год, как я увлеклась йогой. Стараюсь правильно дышать, запоминаю позиции. Что касается философии йогов — она мне тоже очень интересна».

— Татьяна, победа на телешоу для вас важна так же, как на соревнованиях?

Татьяна: «Нет, сейчас победа уже не важна, но хочется выступить так, чтобы доставить удовольствие не только зрителям, но и себе. Вложить в свой танец душу. Что-то новое постоянно находить, придумывать образ, костюм, подбирать музыку… На самом деле это не так просто делать каждую неделю. А сейчас мы создали потрясающее шоу мирового уровня, которое называется „Огни большого города“. Это ледовый спектакль, очень красивый. И я не только сама с восторгом каждый раз выхожу на сцену, но и с удовольствием смотрю выступления других участников».

— Признайтесь, они вас все-таки иногда раздражают, ваши партнеры?

Татьяна: «Нет… (Задумчиво.) Я понимаю, что у нас одна цель и что мой партнер тоже стремится выступить хорошо. Все, конечно, бывает — разногласия, ссоры. Но я человек не злой и быстро все плохое забываю». (Смеется.)

фото: Михаил Королев
фото: Михаил Королев

— А хорошее? Медали свои храните, полученные на соревнованиях?

Татьяна: «Да, у меня для них целая стена в кабинете. Мама их замечательно оформила — каждую поставила в отдельную бархатную ячейку, под стекло. Очень красиво получилось. Конечно, я горжусь… Во-первых, тем, что все это сохранила. (Смеется.) А если серьезно, я отлично помню то свое состояние, когда объявили, что мы с Ромой (Романом Костомаровым. — Прим. авт.) стали победителями Олимпиады в Турине. Это было такое счастье, эйфория, полет! И сейчас, просматривая фрагменты нашего выступления в записи, я снова будто переживаю тот миг. Каждый раз, когда я вижу, как мы поднимаемся на пьедестал, у меня все сжимается внутри, а на глазах выступают слезы. И наверное, так будет до конца моих дней».

— Если представить, что жизнь — это склон горы, вы сейчас примерно где?

Татьяна: «Думаю, на середине пути. Я каждый день к чему-то стремлюсь. Хочется делать что-то доброе. Не обязательно для себя. Это в первой половине жизни ты все берешь, а сейчас хочется больше отдавать, делиться накопленным опытом и любовью. В первую очередь женщина предназначена для того, чтобы быть матерью. Я хочу иметь семью, еще родить детей. Основная моя цель сейчас — чтобы дочка росла хорошим, правильным человеком, ставила перед собой цели и их добивалась. А я ей буду в этом помогать».

— Она у вас тоже спортсменка, занимается большим теннисом. Успехи делает?

Татьяна: «По-всякому бывает: и взлеты, и падения. Главное, что ей это нравится, у нее есть цель. Саша очень умная девочка. Мне кажется, в свое время у нее все сложится».

— Вы на катке с пяти лет, детства у вас не было. А сейчас то же самое происходит и с вашей дочерью?

Татьяна: «Мне многие говорят: ты не мать, издеваешься над ребенком, она у тебя совсем не отдыхает, кошмар! Люди, далекие от спорта, не могут этого понять. Не только Саша, все дети, которые серьезно занимаются спортом, отдыхают максимум три недели в году. Мы с дочкой ездили в Крым на Черное море, в выходные отдыхаем за городом, плаваем, катаемся на водных лыжах, занимаемся верховой ездой, ходим в рестораны. Лично у меня такого в ее годы не было… Ну, а что детство? Не думаю, что болтаться во дворе с ребятами и бездельничать лучше, чем заниматься чем-то полезным».

фото: Михаил Королев
фото: Михаил Королев

— Вы с Сашенькой были на детской «Новой волне». Мило общались с Маратом Башаровым и даже отметили вместе его день рождения. Интернет тут же запестрел вашими общими фотографиями, а многие издания решили, что у вас начался новый виток романтических отношений.

Татьяна: «Всем известно, как желтая пресса любит выхватить ситуацию из контекста, „украсить“ ее фотографиями трехлетней давности, как в данном случае, и соорудить историю, которая не соответствует действительности. Когда люди расстаются, всем интересно понаблюдать, как они скандалят, ругаются, выливают друг на друга грязь. А если этого не происходит, если, как вы говорите, они „мило общаются“, значит, что-то здесь нечисто. На самом деле у Марата своя личная жизнь, а я предпочитаю сохранять нормальные добрые отношения с человеком, к которому отношусь с уважением. Тем более что наши дети дружат».

— Таня, вы с дочерью похожи?

Татьяна: «Она и внешне, и характером похожа на нас обоих — на меня и Сашу. Как мне кажется, дочка взяла наши лучшие качества. Да она по определению не может быть плохим человеком. Это ребенок, зачатый и рожденный в любви. Она была очень желанной. По-моему, очень важно, когда ребенок это чувствует».

— Изменения в семье коснулись и ее. Как она переживала ваш развод с Александром?

Татьяна: «Она обожает папу, и, конечно, ей было очень тяжело. Она до сих пор ревнует меня и Сашу к тем людям, которые находятся возле нас. Ей хочется, чтобы мы принадлежали только ей. Но я стараюсь делать все, чтобы дочка чувствовала любовь и отца, и матери. Я вижу, сколько проблем возникает в других семьях после развода. Шантажируют детьми, вымещают на них свою злобу, запрещают видеться с отцом. Мне хочется схватить такую мамашу за грудки, хорошенько потрясти и сказать: „Что же ты делаешь, это же твоя родная кровиночка, твой ребенок! Зачем вы рушите ему жизнь? Разбирайтесь сами в своих финансах, квартирах, виллах. Дети-то страдать не должны!“ У нас в этом плане нет никаких разногласий: когда бы Саша ни захотел увидеться с дочерью, я всегда стараюсь отпустить ее. Иногда возникают трения, связанные с ее воспитанием, но мы в любом случае стараемся договориться, найти общее решение. Одно время у нас были проблемы с бывшим мужем, но я закрывала на это глаза. Главное, чтобы дочь чувствовала, что у нее есть и отец, и мать, два самых главных человека в ее жизни, ее защита, стена. Сашенька растет в любви, и неважно, что распался наш брак. Мы все равно вместе воспитываем ее, советуемся по важным вопросам. Она тоже очень деликатная девочка, старается не обидеть меня, спрашивая — а можно я проведу воскресенье с папой? Она безумно его любит, и я очень это ценю. Даже иногда говорю ему: „Приезжай пораньше, побудь с ней подольше“. Мы стараемся уберечь ее от психологических травм. Ведь все проблемы — из детства».

— Вы все правильно говорите, но ведь не всегда родители расстаются друзьями и не всем удается справиться со своими эмоциями.

Татьяна: «Но дети-то от этого не должны страдать! Надо сдерживать свои чувства. Наш развод тоже не был безболезненным — никто ведь не знает, как было на самом деле. Может, когда-нибудь я об этом расскажу… Но я старалась не высказывать обиды и претензии ради дочери».

фото: Михаил Королев
фото: Михаил Королев

— Вы сказали, что хотите семью. Значит, ваша вера в счастливый брак не разрушена?

Татьяна: «Да. Я же говорю, что я человек, который смотрит на мир позитивно. Был прекрасный этап в моей жизни — с Сашей. И я всегда буду вспоминать его с теплотой. И если б меня спросили: „Будь возможность вернуться в прошлое, ты изменила бы что-то в своей судьбе?“ — я бы ответила: „Нет“. Я бы снова вышла за него замуж и родила дочку. Но я верю, что все это еще будет в моей жизни: семья, дом, много детей, собака, дерево, камин. Чтобы в старости собираться за большим семейным столом, отмечать праздники. Я вижу так свое будущее. Многие женщины после развода говорят, что никогда больше не выйдут замуж, что им дорога свобода: мол, не надо отчитываться ни перед кем, можно ехать отдыхать куда угодно, тратить деньги как угодно. Я все это понимаю. Но, наверное, каждому свое».

— Вы не одиночка по натуре?

Татьяна: «Я легко могу быть одна, я от этого не страдаю, всегда найду, чем себя занять. Но мне намного комфортнее, когда рядом любимый человек, мне нужно общение».

— У вас есть такой человек?

Татьяна: «Я уже научена горьким опытом и не хочу обсуждать детали своей личной жизни».

— Татьяна, Леша Воробьев отзывался о вас в интервью как о потрясающей женщине, о которой он мог только мечтать. Вы смогли бы связать свою судьбу с мужчиной намного младше себя?

Татьяна: «Нет. Я считаю, что это неправильно. Есть же все-таки законы природы. Разумеется, все зависит от конкретного человека. В данном случае, если вас интересует Леша Воробьев, — нет. Он, конечно, замечательный парень, очень добрый, хороший, безумно талантливый. Но у него своя дорога, все еще впереди. Желаю ему добиться успеха, чтобы „медные трубы“ его не испортили».

— Вы сказали — существуют законы природы. То есть мужчина должен быть старше?

Татьяна: «Это неважно. Надо, чтобы люди одинаково воспринимали жизнь, смотрели одно кино, одни книжки читали. Чтобы он не спрашивал удивленно: «А что это за фильм?», когда говорят о картине «Любовь и голуби». Но главный секрет успешного брака — одинаково развиваться, идти в гору с одной скоростью. Чтоб не было так: один устал, а второй еще горит.

И, безусловно, должна быть страсть. Это фундамент всего. Многие говорят, что страсть со временем проходит, но я верю, что этот огонь можно сохранить. Знаете, это когда старый дед лет семидесяти шлепает свою бабку по заднице и говорит: «Ну ты, бабка, сегодня и учудила!» И видно, что есть между ними искреннее чувство".

фото: Михаил Королев
фото: Михаил Королев

— Вы видели такие семьи?

Татьяна: «Да. Например, мои дедушка с бабушкой. Он ее любил безумно. Она была очень работящая, всю жизнь пахала — и днем, и ночью, дедушку работать заставляла. Он жаловался: „Ох, она меня в гроб загонит!“ А она говорила моей маме: „Ой, Раечка, я, наверное, разведусь“. Мы все помирали со смеху. Потому что понимали, что все эти разговоры не всерьез, что на самом деле они так „срослись душами“, что просто не смогут друг без друга. Вспоминаю такую историю. Дедушка с бабушкой какое-то время не виделись (он был тогда уже совсем старенький, болел, а бабушка не могла бросить огород, жила за городом), и мы решили привезти его к ней на дачу. До сих пор эта картина перед глазами: он идет в красивой рубашечке, весь такой аккуратный, опрятный, наглаженный, а она бежит ему навстречу — перепачканная в земле, в больших резиновых сапогах. Обнимает его, целует и плачет. И они стоят вот так, обнявшись, а вокруг мы — дети, внуки, и у всех на глазах слезы».

— Тогда отношение к браку у людей было другое.

Татьяна: «Я верю, что и сейчас есть такие семьи, что любовь можно пронести через всю жизнь».

— Сегодня женщины стали более независимыми и предпочитают разорвать отношения, если чувства уже прошли. Вы же тоже увлекающийся человек, Татьяна…

Татьяна: «Я по знаку зодиака Овен. Почитайте гороскоп про этот знак. Он очень верный. Если к нам относиться искренне, честно, любить, давать подпитку, мы же горы свернем и будем преданы этому человеку до конца. Мне кажется, любая женщина, как цветок без солнца, вянет без любви. А если все это есть, то зачем искать кого-то еще?»

— Вы в паре доминируете?

Татьяна: «Я не покорная жена, но если речь идет не о каких-то серьезных и принципиальных для меня вещах, всегда могу пойти на компромисс. Это лет в двадцать пять мне все хотелось чего-то доказать, настоять на своем. А с годами пришла мудрость. Ну что доказывать свою крутизну, мериться харизмами? Пусть, если он так хочет».

— Некоторые воспринимают готовность человека к компромиссу как слабость.

Татьяна: «Это все гордыня. Она делает людей несчастными и портит им жизнь. Конечно, я не сторонник того, чтобы подставлять щеки для пощечин, но можно попытаться их избежать. И главное — надо уметь прощать, не носить в себе злобу, ненависть, стремление отомстить. Это человека разрушает».

— Да вы психолог…

Татьяна: «Некоторые мои подружки так меня и называют — „личный психолог“. Я люблю анализировать разные ситуации, настроение, отношения, почему люди склонны к стрессам, почему возникают проблемы в семьях».

— Вы хорошо в людях разбираетесь?

Татьяна: «Не очень, бывает, что и ошибаюсь. Ну что ж… Для меня главное — чтобы человек не был способен на сознательную подлость. А так каждый может ненароком сделать что-то не так, обидеть близких. Надо уметь понять, что это не со зла, и простить».

— Вы не завидуете молоденьким двадцатилетним девочкам?

Татьяна: «Зависть — плохое чувство. (Смеется.) Могу только восхищаться. Смотрю на свою маленькую дочку — и радуюсь, какая у меня растет красавица. Любуюсь ей. Я счастлива, что она у меня есть. Только за одно это я должна быть благодарна Саше. Он подарил мне такое чудо! На самом деле я очень комфортно чувствую себя в своем возрасте. Но, конечно, делаю все, чтобы как можно дольше сохранить молодость, хороший внешний вид, слежу за собой. Прихожу в спортзал и порой думаю: „Господи, ну для чего это надо — так себя мучить!“ Но жизнь такая штука, что расслабляться нельзя. Стареешь душой от ничегонеделания, всегда должна быть какая-то цель в жизни. Вот взять хотя бы мою маму. Нашла работу — и стимул у нее появился наряжаться, краситься, хорошо выглядеть. А был момент, когда она прямо-таки убедила себя, что она уже бабушка, даже передвигалась с трудом. Я, например, вполне могу позволить себе и на дискотеку сходить, и подурачиться. Мне кажется, это хорошо, когда человеку удается как можно дольше сохранять молодость души. Глаз должен гореть до глубокой старости!»