Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Каждому ребенку — по брату и сестренке

Теперь любой москвич может стать наставником для подростка из детдома

26 декабря 2007 18:13
1071
0

Совесть — такая штука, от которой никуда не деться. Вот так живешь по накатанной, и вроде все хорошо.
А совесть нет-нет да и напомнит: «Тебе хорошо. А ИМ плохо… Что делать будем?»
ОНИ — это дети без родителей. И все чаще мои сверстники, вечно занятые и успешные люди, встречаясь, поднимают одну и ту же тему.
— Я не могу пока усыновить. Но и жить, ничего для НИХ не делая, тоже не могу.
Разговоры заканчиваются предложением «съездить в детдом поиграть с детишками» или «свозить их куда-нибудь».
Но, оказывается, существует еще один вариант, очень действенный. Стать большой сестрой или братом.

Совесть — такая штука, от которой никуда не деться. Вот так живешь по накатанной, и вроде все хорошо.
А совесть нет-нет да и напомнит: «Тебе хорошо. А ИМ плохо… Что делать будем?»

ОНИ — это дети без родителей. И все чаще мои сверстники, вечно занятые и успешные люди, встречаясь, поднимают одну и ту же тему.

— Я не могу пока усыновить. Но и жить, ничего для НИХ не делая, тоже не могу.

Разговоры заканчиваются предложением «съездить в детдом поиграть с детишками» или «свозить их куда-нибудь».

Но, оказывается, существует еще один вариант, очень действенный. Стать большой сестрой или братом.

Каждому ребенку нужен взрослый. Защитник, советчик. Друг. Дети-детдомовцы и дети-инвалиды нуждаются в старших товарищах особенно. И вот для того чтобы познакомить таких детей и взрослых, которые хотят им помочь, уже более ста лет действует программа «Большие братья/Большие сестры».

Справка «РД».Программа Big Brothers Big Sisters родилась в 1904 году в США (по легенде, ее авторами были русские эмигранты!). В настоящее время международная организация «Большие братья/ Большие сестры» действует в нескольких странах мира. В России существует с 1992 года. В программах «БББС» принимают участие дети-инвалиды, сироты и дети из неполных семей.

Студентка Катя Додонова стала «старшей сестрой» для маленькой Кати Бобковой год назад.

— С тех пор как мы познакомились с Катей, прошло уже 365 дней, — вспоминает она. — Я пришла и села на край ее кровати в детском доме, а Катя искоса поглядывала на меня. Мы не знали, с чего начать, и стали играть «в слова». Мы и сейчас играем «в слова», но с тех пор стали намного ближе. Я приходила каждый понедельник, ровно в четыре часа, иногда опаздывала или забегала раньше. Но все-таки — это всегда был понедельник…

— Конечно, легче отделаться подарками и деньгами, — говорит куратор программы «БББС» в Москве Елена Филинова. — Дарить свое внимание на протяжении года, стать ребенку старшим другом и наставником гораздо сложнее. Но вы себе не представляете, какие это дает результаты!

От человека, который хочет стать наставником, требуется не так и много — просто приходить к ребенку в детдом (или семью) раз в неделю и общаться с ним не менее 2 часов. В это время можно делать что угодно — разговаривать, помогать делать уроки, играть на компьютере, фотографировать, танцевать и ухаживать за животными. Москвичка Женя сочиняет со своей 10-летней «сестренкой» из 24-го детдома сказки. Сотрудник американской фирмы Джеймс помогает своему подопечному из 8-й школы-интерната поступить в институт. И вот когда ребенок начинает чувствовать поддержку и внимание со стороны друга, происходят удивительные вещи. У детей, с которыми работают наставники, улучшается здоровье и настроение, они начинают лучше учиться и оптимистичнее смотреть в будущее. У них снижается риск проявления агрессии и употребления алкоголя или наркотиков.


«У меня сестренки нет…»

В Москве программа «БББС» действует только год, но уже 40 наставников начали навещать своих подопечных.

— В Европе наставничество — это социально-престижный проект, — говорит Елена Филинова. — И когда мы обзваниваем иностранные фирмы в Москве, везде находим бывших «Больших братьев или сестер»! И они с радостью соглашаются стать наставниками тут, в России.

Принять участие в программе, с одной стороны, просто — здесь рады всем. С другой — чтобы стать настоящим наставником, потребуется время.

Пара «взрослый—ребенок» подбирается тщательно и кропотливо, чтобы они на самом деле могли чувствовать себя родными людьми. А будущий наставник обязательно проходит не сложную, но необходимую подготовку.

— Сначала мы берем у человека развернутое интервью, — рассказывает Елена. — Выясняем, что он за человек, как живет, какие у него отношения с родителями. Потом — несколько психодиагностических тестов. Затем — 20-часовой тренинг. На нем мы затрагиваем вопросы, связанные с УК и правами ребенка, обсуждаем права и обязанности наставника, даем основы конфликтологии, учим оказывать первую помощь — в этом нам помогает отряд горных спасателей Красного Креста. И после этого мы заключаем договор на год.

Дети в детдомах живут по расписанию, они не имеют своих желаний. И задача наставника — показать «сестренке» или «брату», как много возможностей таит жизнь, научиться хотеть и выражать свои чувства.

— Для этого не надо вести ребенка в обязательный зоопарк и как-то его развлекать?

— Совершенно верно. В Москве, например, детдомовцы вообще «закормлены» — они не ценят ни подарков, ни поездок. Поэтому мы говорим добровольцам: включайте детей в свою жизнь, ходите с ними в магазин, просто гуляйте.

— А есть какие-то минусы в наставничестве?

— Минус в неизбежных вопросах: «А куда мы сейчас поедем?», «А ты меня заберешь?». Но мы детям сразу объясняем: «Это не мама и не папа. Но это друг, который приходит только к тебе». За годы в сиротском учреждении они привыкают, что все идет по расписанию, и оказываются совершенно не готовы к тому, что после интерната все заканчивается. Многие наши добровольцы хотят курировать именно 16-летнего подростка, чтобы, например, помочь ему поступить в институт… Программа даже больше нужна старшим детям, а не малышам. У меня есть опыт работы с выпускниками детдомов. Помню, как мы пытались найти одного из мальчиков, но дверь его квартиры всегда была заперта. Так мы и не узнали, что с ним случилось…


«Ах, было б только с кем поговорить…»

Сегодня «Большие…» работают в Москве с тремя детдомами: №№ 8, 24 и 37. А, кстати, в других городах наставники чаще «работают» с детьми из неполных семей и инвалидами. Например, у Светланы из Ярославля, имеющей серьезную инвалидность, «сестра» появилась 7 лет назад. И сегодня она говорит: «Если бы не она, я бы не знала, как жить, и стоит ли. Ну кому я была нужна? Она мне показала возможность другой жизни…».

Что интересно, сами наставники получают не меньшее удовольствие от общения с ребенком. Конечно, бывают и сложности, но на подборе пары работа психологов программы не заканчивается: наставник всегда может спросить совета или поделиться проблемой. Психолог-куратор методично все записывает, и неделя за неделей на бумаге фиксируется нехитрая повесть дружбы двух людей.

— Да, собственно, ничего сверхъестественного тут и не почерпнешь, — Елена листает первую попавшуюся папку. — Куратор пишет, что «Светлана очень сдружилась с Ксюшей… Ксюша очень гордится тем, что они со Светой похожи… Света получила разрешение выводить сестренку за пределы интерната…».

— А в будущем, — она закрыла папку, — мы планируем выходить на завучей и директоров школ, чтобы вместе с ними решить, к кому можно приходить в семью. Знаете, сколько есть детей, которым просто не с кем поговорить?..