Архив

Что немцу хорошо, то и русскому неплохо?

Посол ФРГ в Москве Ульрих Бранденбург: «Наши родители обязаны содержать детей до 27 лет»

Только в этой стране я встречала метро, где нет турникетов, — люди и без контролеров покупали билеты. Только здесь я видела, как пешеходы ждут зеленого светофора несколько минут, даже если в округе ни машины. Порядок, дисциплина и личная ответственность граждан зашкаливают.

1 сентября 2011 19:50
3728
0
В свое время г-н посол успел поработать педагогом. Кстати, вел он уроки французского и русского у 16—19-летних гимназистов. Его дочь также училась на преподавателя.

Турецкий роман

 — Господин посол, сегодня во многих странах старой Европы рождаемость держится на мигрантах: приезжие мамы активнее коренных швейцарок, итальянок, испанок… И вот — нашумевшее заявление канцлера Ангелы Меркель о провале попытки построить мультикультурное общество в Германии. Какие «семейные» проблемы возникли у вас с ростом числа мигрантов?

— Во-первых, о том, что «попытка построить мультикультурное общество провалилась». Эту цитату очень часто используют, но надо четко понимать, о каком именно провале идет речь, что такое мультикультурность?! Исчезла иллюзия, будто что-то может налаживаться само по себе, что мы все можем жить в одной огромной счастливой семье, хотя каждый будет носителем только своих традиций. Вот в чем было заблуждение. Теперь очевидно — интеграция требует усилий с обеих сторон.

Если ты решил жить в стране, нельзя игнорировать ее язык, бытовую культуру. Именно об этом, прежде всего, ведется сейчас дискуссия в Германии. А семейные проблемы на этой почве, кстати, нередко возникают в среде самих иммигрантов. Например, сначала сюда приезжает часть турецкой семьи, а через время — остальные ее члены, и… встречаются уже совершенно разные культуры! Вот такие трудности воссоединения.

Вместе с тем многим ясно, что и Германии — как стране — тоже надо в чем-то меняться, становиться привлекательнее для приезжих, ведь сейчас на немецком рынке труда остро не хватает инженеров, других квалифицированных специалистов.

В этом деле мы можем многое извлечь из опыта соседей. У нас проблемой миграции занимается всего только второе поколение: основной приток иностранцев случился в 60-е годы в Западную Германию. Это были гастарбайтеры, и мы тогда полагали, что, поработав пару лет, они вернутся на родину. Поэтому вопрос интеграции не стоял остро. Но оказалось, что уезжать никто особо не стал. Хорошо помню: уже в начале 70-х были предприняты первые попытки учить детей мигрантов немецкому. Некоторое время я сам работал с мигрантами…

СПРАВКА «РД»

Сегодня около 19% жителей Германии (15,5 млн.) — люди из так называемой мигрантской среды, которые либо сами были мигрантами, либо дети мигрантов, принявших немецкое гражданство. 21% из них — турецкого происхождения, 13% — выходцы из бывшего СССР, 10% — из Польши. Примерно 6,8 млн., проживающих в Германии, — иностранные граждане, в основном из стран — членов ЕС. Германия занимает третье место в мире по количеству принимаемых эмигрантов.

Яркая иллюстрация того, как современное взаимопроникновение культур отражается на жизни конкретных людей, — мелодрама режиссера Фатиха Акина «Головой о стену» (производство Германия—Турция, 2004 г.) о молодой турчанке Сибель, выросшей в Гамбурге и желающей вырваться из оков «мусульманского благочестия» для женщины.


Киндер ждет сюрприза

 — Вы сказали об уроках других стран, в чем заключается «демографическое» сотрудничество России и Германии, можно ли уже назвать какие-то результаты?

— И в Германии, и в России есть серьезные проблемы в области демографии: очень низкая рождаемость и как результат старение населения. Три года назад состоялась крупная германо-российская конференция, на которой встретились эксперты двух стран: от политики, администрации, науки. Ее курировал наш Институт демографических исследований им. Макса Планка и московский Институт демографии Высшей школы экономики. Она стала своего рода отправной точкой нашего сотрудничества. А сейчас на примере друг друга мы можем смотреть, оценивать, насколько эффективны те или иные антикризисные меры, принимаемые государством.

Например, чтобы стимулировать семьи к рождению детей, в Германии несколько лет назад ввели «родительские деньги» — пособие, которое выплачивается 12−14 месяцев, если мать или отец остаются дома ухаживать за малышом (70% от зарплаты, но не более 1800 евро/мес. — «РД»). Есть традиционный декретный отпуск. В течение 3 лет за молодой матерью сохраняется ее рабочее место.

Остро, как и в России, у нас стоит вопрос с дошкольными учреждениями. К сожалению, сегодня мы не в состоянии обеспечить детскими садами и яслями всех нуждающихся. Поэтому три года назад власти запустили специальную «строительную пятилетку»: из федерального бюджета выделили 2,15 млрд евро на увеличение мест в детсадах и еще 1,85 млрд евро на их дальнейшее содержание. Рассчитываем, что к 2013 году, по крайней мере, каждый третий ребенок сможет посещать садик.

СПРАВКА «РД»

В современной Германии круг интересов «идеальной женщины» не ограничивается, как когда-то, формулой четырех «К»: Kinder, Kuche, Kirche, Kleider («киндер, кюхе, кирхе, кляйдер» — дети, кухня, церковь, одежда). Достаточно вспомнить, что в 90-х Бундестаг возглавляла дама (Рита Зюсмут), а в 2005 г. женщина впервые заняла пост канцлера ФРГ (Ангела Меркель). Тем не менее личный опыт немок говорит о том, что для многих работодателей все еще есть два главных вопроса — размер желаемой зарплаты и наличие детей у соискательницы. Мамам трудоустроиться сложнее. И это одна из причин, почему женщины не готовы заводить детей. Около 30 лет показатель рождаемости держится на отметке около 1,4 ребенка на семью, и все это время европейские СМИ не перестают обсуждать печальную «сенсацию» — «немцы могут исчезнуть».

 — А из-за чего Германия столкнулась с такими трудностями по детсадам? В России многие учреждения были распроданы или закрыты после развала СССР…

— Так сложилось исторически, что у нас детсады — это скорее проблема Западной Германии, чем Восточной. (Бывшей ГДР осталось неплохое «советское наследство» в виде налаженной системы детских садиков. — «РД».) Западным федеральным землям приходится наверстывать упущенное. Я сам родом из западной части, и во времена моего детства было общепринятым, чтобы мать оставалась дома и занималась детьми.

Кроме того, сейчас детских садов меньше в сельской местности, чем в городах. Хотя огромную роль играет инициатива на местах. Недалеко от моего родного города Мюнстера есть деревня Лаар (район Штайнфурт), которая получила звание деревни с самой высокой рождаемостью в Германии. Конечно, надо отметить, что и сам район, где расположена деревня, очень католический. Но вдобавок в деревне есть все необходимое: школы, садик, игровые площадки, врачи, центр соцпомощи…

 — А что у вас в целом с семейной статистикой?

— С браками ситуация не самая плохая: в 2009 году на 378 тысяч свадеб пришлось почти в два раза меньше разводов — около 186 тысяч. Еще в 1991-м большинство немецких семей были полными (и муж, и жена). А вот о рождаемости могу судить даже по собственному опыту: моей матери было 18, когда она меня родила; моей жене — 23, когда родился наш сын; моей дочери сейчас 26 — но никакого ребенка пока нет.


Сексуальная революция или половое просвещение?

 — Насколько верно представление о лояльности современного немецкого общества к однополым парам? Говорят, в Берлине много заведений (дискотек, клубов) для людей нетрадиционной ориентации. В Москве же гей-парады неоднократно запрещались. Сильна точка зрения, что подобные мероприятия не просто показывают корректное отношение к сексуальным меньшинствам, а пропагандируют их, расшатывая семейные устои…

— В Германии нынешняя ситуация тоже возникла не в одночасье. Мы прошли 40-летний путь с тех пор, как в 70-е у нас отменили так называемый параграф 175, запрещавший гомосексуальные действия. Сейчас почти все признают, что недопустима любая форма дискриминации таких людей… Есть известная цитата Фридриха Великого (прусский король VIII в. — «РД»): «Ко всем религиям надо относиться терпимо, ибо каждый человек должен попасть на небо своим путем». Сегодня подобная либеральность у нас и в отношении сексуальной ориентации.

 — В России долгие годы ведутся дискуссии о половом воспитании в школах — должно ли оно быть и в какой форме? В Германии достаточно зайти в книжный магазин, чтобы убедиться, что детям фактически с азбуки преподают основы мужской и женской анатомии. Как проходят подобные уроки в немецких школах и какие проблемы они снимают?

— Помню, у нас тоже были такие дискуссии… 30 лет назад. Сейчас в Германии существует 16 разных систем образования, по числу федеральных земель, но везде с начальной школы у детей 9−10 лет в расписании стоит предмет «половое просвещение». Разумеется, содержание уроков зависит от возрастной группы. Основной положительный результат: за последние годы в Германии снизилось число абортов среди молодых девушек и число случаев заражения ВИЧ.

СПРАВКА «РД»

В Германии существуют специальные программы для мам и пап, которые помогают заговорить с детьми «про это». Например, курс «Немолчащие родители — здоровые подростки» предлагает еженедельные часовые образовательные сеансы для родителей прямо во время обеденного перерыва на работе (всего на 2 месяца). Взрослых учат, как задавать вопросы подросшим детям и слушать их без нотаций, разыгрывают диалог «подросток—родитель» и, разумеется, дают задания на дом. Чтобы в итоге папы и мамы не только могли без стеснения объяснить, как пользоваться презервативом, но главное — не потеряли контакт с подростками. Основное правило — нельзя уповать на «единственный коронный разговор», который расставит все точки над «I», общение на личные темы должно повторяться снова и снова, быть «непрерывным» и «всесторонним».


Пивные санкции для молодых

 — Пивной алкоголизм охватил российскую молодежь. В Германии пиво, Октоберфест — национальный бренд. По некоторым данным, в ФРГ — самый высокий показатель потребления пива на душу населения (116 л/год). Однако такой проблемы, как в России, не стоит, или вы как-то с ней боретесь?

— Не уверен, что в Германии самое высокое потребление пива на душу населения. У нас все-таки есть еще две соседние страны — Бельгия и Чехия, которые тоже славятся своими пивными традициями. Но, конечно, проблема существует. Опросы 2004 года, проведенные среди молодых людей 11−17 лет, показали, что каждый пятый подросток хотя бы раз в неделю употреблял алкогольные напитки. В 2010-м этот показатель составил уже 13%, т. е. выпивал почти каждый восьмой. Значит, каким-то образом нам удалось побороть это явление. Государство прежде всего просвещает — через школы, телепрограммы, рекламные ролики… Я сам неоднократно видел плакаты на улицах. В кино перед основным сеансом показывают короткометражки. Главное — дать понять молодым людям: жить по принципу «напиться — забыться» вовсе не так круто!

 — В Америке и в Израиле самостоятельная жизнь у подростков начинается рано. Зато в России родители тянут на себе ребенка чуть ли не до старости, были бы силы. И в Италии молодые люди не спешат покидать отчий дом, и иногда даже 40-летние в суде требуют, чтобы их содержали мама с папой. А как с этим у вас?

— Могу сказать о своей семье. У меня двое детей: дочь 26 и сын 30 лет. Жена и я до сегодняшнего дня поддерживаем их, но без того, чтобы им пришлось обращаться в суд (улыбается). Вместе с тем, сразу после получения аттестата зрелости мои дети старались вести самостоятельную жизнь — если не по финансовым аспектам, то хотя бы по месту нахождения. Вообще немецкие родители обязаны содержать детей до 27 лет. В частности, оплачивать профессиональное обучение ребенка. Во многих федеральных землях учеба в вузах бесплатная, за исключением незначительных сопутствующих сборов, но ведь дети должны где-то жить, их надо кормить. Наш сын учился в Берлине полностью бесплатно, а дочь — в Мюнстере (земля Северный Рейн-Вестфалия)… Когда она только поступила, все было бесплатно, но потом ввели сборы 500 евро за семестр. Если в процессе образования студент понимает, что ему факультет не интересен, и решает поменять его на какой-то другой, родители обязаны оплатить его новый выбор.


Добрый дом

 — Мы начали с того, что население Германии стареет, а какие вопросы в этой связи особенно волнуют немецкое общество?

— Финансовых проблем в большинстве случаев у наших пенсионеров нет. Наоборот, они активные потребители товаров и услуг, что положительно сказывается на потребительской силе страны, внутренних доходах Германии. Тревогу вызывает другое… Еще в 80-х было общепринятым, чтобы разные поколения немецкой семьи жили вместе. Сегодня дети сплошь и рядом уезжают на учебу, на работу в другие города. Пожилые родители оказываются в одиночестве, но расставаться со своей квартирой, привычной средой не хотят, и это рождает новые вызовы: кто и как будет оказывать им помощь по дому, в уходе за собой?

Несколько лет назад в Германии ввели страхование по уходу за пожилыми. Каждый гражданин участвует в этих сборах наряду с медицинской страховкой, благодаря чему власти могут теперь при необходимости оплачивать дополнительные услуги пенсионерам: от регулярной помощи по хозяйству до размещения в домах престарелых.

Существуют и другие модели решения вопроса. Зачастую это частные инициативы, которые потом государство поддерживает субсидиями. Так в последнее время стали строить специальные дома, главная цель которых — собрать под одной крышей людей разных поколений (причем это не обязательно разные поколения одной семьи). У меня в Берлине есть знакомая, живущая в таком доме. То, что раньше было само собой разумеющимся фактом, теперь нуждается в активной поддержке со стороны государства.