Архив

Хороший, плохой, чужой

Джеймс Бонд переезжает на Дикий Запад

В новом фильме «Ковбои против пришельцев», премьера которого состоится 11 августа, против инопланетян сразятся пастухи, индейцы и шериф с Дикого Запада. «МК-Бульвар» выяснил, не шутка ли это.

10 августа 2011 18:42
2389
0

Стивен Спилберг, на счету которого более сотни спродюсированных им картин, впервые увидев комиксы Скотта Митчелла Розенберга про жителей Дикого Запада, отчаянно противостоящих внеземным монстрам на пыльной дороге перед распашными дверьми салуна, долго сокрушался. Именитый кинематографист никак не мог понять, почему раньше ни он сам, ни кто-то другой не додумался до столь оригинальной темы. И чтобы его так никто и не опередил, немедленно выкупил права на экранизацию. Основной идеей сценария, в котором предстояло связать, казалось бы, не связанные между собой вещи, стал избитый сюжетный ход многих вестернов. В таких историях зачастую появляется человек без имени. Он входит в город, и все начинают гадать, кто он, откуда и зачем пришел. Именно этому персонажу и суждено было первым внести в картину фантастическую составляющую.

Актера на эту главную роль Джейка Лонергана искали недолго. Поначалу режиссер Джон Фавро хотел снимать Роберта Дауни-младшего, из которого сделал Железного Человека в одноименном фильме. Но из-за плотного графика съемок Роберту пришлось отказаться. Тогда на ум создателям картины «Ковбои против пришельцев» пришла кандидатура Дэниела Крейга. Выбор исполнителя роли Джеймса Бонда был весьма банален: авторы просто увидели в британце внешнее сходство с Юлом Бриннером — оскароносным актером из «Великолепной семерки». А Дэниел и счастлив. «Я мечтал сыграть ковбоя с тех пор, как вообще решил стать актером. Но был уверен, что никогда в жизни не получу эту возможность. И тут выпал такой шанс, — говорит Крейг. — Лошади, шляпы, сапоги, пистолеты, индейцы, шерифы… Все это и есть удивительный мир вестерна, от которого у меня захватывает дух».

Индейцев в фильме играли настоящие индейцы племени апачи-чирикауа, поэтому авторам не пришлось нанимать консультантов по обычаям коренного населения Америки.
Индейцев в фильме играли настоящие индейцы племени апачи-чирикауа, поэтому авторам не пришлось нанимать консультантов по обычаям коренного населения Америки.

После съемок в картине Харрисон Форд так привязался к своей лошади, что выкупил ее для того, чтобы она впредь меньше работала и больше отдыхала. А по слухам, еще и коня Дэниела Крейга приобрел.
После съемок в картине Харрисон Форд так привязался к своей лошади, что выкупил ее для того, чтобы она впредь меньше работала и больше отдыхала. А по слухам, еще и коня Дэниела Крейга приобрел.

Но даже такому поклоннику жанра пришлось готовиться к роли. Для начала Дэниел пересмотрел все известные ему вестерны. У Пола Ньюмена и Роберта Редфорда из «Буч Кэссиди и Сандэнс Кид» Крейг позаимствовал самоиронии, у Дастина Хоффмана из «Маленького большого человека» — жесткости, а у Клинта Иствуда из его многочисленных лент — умение выразительно молчать. Но ковбою мало просто быть суровым немногословным парнем с легкой усмешкой на губах и красиво смотреться в седле. В этом седле нужно уметь также красиво скакать. Дэниел признается, что любит лошадей, умеет с ними ладить и ездить верхом. Однако даже ему пришлось несладко: многочасовые съемки скачек принесли Крейгу не только мышечные боли в ногах и «пятой точке», но и финансовые расходы. «Я зачем-то пообещал любому, кто принесет мне шляпу, если она слетит с моей головы, коробку пива, — вспоминает актер. — Но как назло начался ветер, и от желающих поднимать из пыли мою шляпу не было отбоя. Так что играть ковбоев интересно, но разорительно».

Не скачки, стрельба и сражения с пришельцами стали самыми сложными сценами для Оливии Уайлд, а те, где ей пришлось раздеваться.
Не скачки, стрельба и сражения с пришельцами стали самыми сложными сценами для Оливии Уайлд, а те, где ей пришлось раздеваться.

Видимо, глядя на все эти мучения, Харрисон Форд, которому в картине досталась вторая главная роль — властного и жестокого полковника Долархайда, — хотел вообще сниматься без шляпы и почему-то лысым. Но легенду Голливуда убедили, что на Диком Западе такое было невозможно. Форда вообще пришлось долго убеждать и уговаривать: сначала прочитать сценарий, потом встретиться и поговорить с режиссером Джоном Фавро, затем обсудить с Дэниелом Крейгом все детали и, наконец, принять предложение об участии в проекте. И хотя многие были уверены, что Харрисон решился на съемки из-за ностальгии по старым добрым временам первых частей «Индианы Джонса», актер решительно отрицал это, говоря, что согласился лишь из-за денег. Впрочем, Крейг, который сначала до ужаса боялся работать вместе со своим именитым кумиром, после рассказывал, что Форд на площадке становился веселее, активнее и как будто моложе, всегда с радостью вскакивал в седло и брался за оружие. И тот факт, что по окончании съемок Харрисон так привязался к своей лошади, что даже выкупил ее, говорит о том, что дух Дикого Запада все-таки проник в него.