Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Все о «нем» и коротко о погоде

Программа «Время» отметила 40-летний юбилей

Валентина Пескова
16 января 2008 19:09
1128
0

Традиция смотреть новости длиною в сорок лет — это о программе «Время». Первая в истории отечественного телевидения информационная программа вышла в эфир 1 января 1968 года и побила не только все рекорды по долголетию, но и явилась прародительницей современных информационно-аналитических передач. С 1972 года 21.00 стало традиционным временем, когда зрители «Времени» узнают о том, что случилось в стране и мире. «МК-Бульвар» выяснил все о легендарной программе.

Традиция смотреть новости длиною в сорок лет — это о программе «Время». Первая в истории отечественного телевидения информационная программа вышла в эфир 1 января 1968 года и побила не только все рекорды по долголетию, но и явилась прародительницей современных информационно-аналитических передач. С 1972 года 21.00 стало традиционным временем, когда зрители «Времени» узнают о том, что случилось в стране и мире. «МК-Бульвар» выяснил все о легендарной программе.


Сюжет

Первые информационно-аналитические программы появились в Советском Союзе в конце 50-х годов. 28 июля 1957 года в эфир вышли «Последние известия», в начале 1960-х они сменились «Теленовостями», а 1 января 1968 года на экранах зазвучала фирменная заставка программы, написанная композитором Георгием Свиридовым к кинофильму Михаила Швейцера «Время, вперед!» — эта музыкальная тема как нельзя более удачно соответствовала настроению программы. А вот название передачи утверждали на редколлегии: из сорока предложенных вариантов было выбрано именно «Время».

В 1972 году программе удалось добиться четкой временной линейки: новости стали выходить в 21.00 и превратились в главный источник информации для всей страны. Программа выходила пять раз в неделю и длилась 30 минут, что для информационной передачи было уже непривычным: до этого выпуски «Теленовостей» укладывались в 10—15 минут. В программе содержалось 20 блоков, которые включали в себя сюжеты на различные темы: сначала освещались внутриполитические новости, потом — экономическая хроника, затем в эфир шли внешнеполитические новости, а в конце программы — тщательно отфильтрованные зарубежные новости, хроника культурной жизни, спортивный обзор и погода. Из архива самой первой программы сегодня сохранился только совсем коротенький репортаж: «Празднование Нового года в Венгрии». И только старожилы, пожалуй, вспомнят, что в сюжетах самых первых выпусков «Времени» рассказывалось об испытательном пробеге нового «ГАЗ-24», о подмосковном совхозе «Заря коммунизма» и о введении системы виз в ГДР. Благодаря тогдашнему главному редактору программы Юрию Летунову «Время» стало событием для всей страны, у программы появилась собственная сеть корпунктов, и практически по всему миру отныне свежая информация поступала в эфир из первых рук.


Лицо

Лицами программы в разное время были известные советские дикторы: Нонна Бодрова, Игорь Кириллов, Аза Лихитченко, Анна Шатилова, Виктор Балашов, Алла Данько, Евгений Суслов, Владимир Маслаченко, Светлана Жильцова и другие.

Информационные материалы зачитывались дикторами неизменным торжественным и официальным тоном, но, даже несмотря на это, им удавалось быть любимыми и желанными гостями в каждом доме.

«Если говорить об отличии программы „Время“ от других первых информационных передач, то главной в ней стала „картинка“, — рассказывает Игорь Кириллов. — Нашей задачей было как можно больше включить в эту 30—40-минутную программу изобразительного материала. Корреспонденты тогда уже имели своих операторов. Сюжеты снимались на 16-миллиметровую кинопленку. Ставили два проектора: один давал изображение, другой — звук. Монтажницам приходилось монтировать таким образом, чтобы пленка изобразительная совпадала с пленкой звуковой. Ошибиться на 2—3 кадра — и будет уже несинхронно. Были у нас и свои профессиональные операторы и корреспонденты, причем у каждого была своя специализация. Домир Белов и Женя Синицын — наш „рабоче-крестьянский дуэт“. Военная тематика была закреплена за Германом Седовым. Леня Элин занимался транспортом. Татьяна Комарова вела раздел науки и делала это настолько органично, что все считали ее по крайней мере кандидатом физико-математических наук. Сюжеты о культуре — это Нинель Шахова и Светлана Бестужева. Хотя, к сожалению, в те времена главным было, как шутили у нас, все о „нем“, а потом — коротко о погоде».


Костюм

Внешний вид дикторов — история совершенно особая. «Контроль за нами был очень строгий, — вспоминает Анна Шатилова. — Учитывался и внешний вид, и костюм. Например, был ритуал: умирает какой-то важный человек — у нас в шкафах в дикторской висели разные костюмчики. И среди них обязательно темный. Зритель знал: сегодня дикторы «Времени» вышли в темном — значит, кто-то умер. Мужчина обычно читал некролог, сидя посреди кадра, потом свет камеры падал, появлялась я с опущенными глазами и продолжала читать дальше.

Поначалу я думала: как же я буду диктором, мне ведь совсем нечего надеть? А потом смотрю, как Шилова Анна Николаевна работает: какая-то штапельная кофточка, а как красиво в эфире смотрится. Ведь не всегда дорогая вещь — телевизионная. Очень важно работать и чувствовать, что тебе идет, а что — нет. Ведущий — это гость в каждом доме, а гость должен быть желанным, нарядным, аккуратно причесанным. У нас за этим следили строго. Даже очки — представляете? Я близорукая с 7-го класса, на репетиции всегда читала текст в очках, а в эфире — без. И ужасно мучилась. Когда однажды наш редактор Летунов это увидел, говорит: «Выходи сегодня в очках. Беру ответственность на себя». Я отработала эфир — так легко было. Но зато как потом страна всколыхнулась! Меня завалили письмами: кто-то давал рецепты, как улучшить зрение, а кто-то присылал деньги, чтобы я им купила такую же оправу".

Одежду для эфира ведущие поначалу покупали сами, потом им стали выделять по 200 рублей на два года, и все стали одеваться в двухсотой секции ГУМа. «Мы имели право купить себе что-то только до пояса — кофточку или костюмчик, — продолжает Шатилова. — Но и там выбор был небольшой. Помню, в моде был кримплен, и мы все накупили костюмов — кто желтый, кто красный. А телевидение-то еще было черно-белым. И в эфире все получалось одинаковое. А когда эфир стал цветным, мы порою созванивались: „У тебя сегодня вторая программа, ты в чем выходишь?“ — „Я надену ту блузку“. — „Ой, и я собиралась!“ Потом одежду нам стали шить в пошивочном цехе „Останкино“. Сейчас проще. Напишут — „костюм предоставлен фирмой такой-то“. А какие мы были глупые! Дом моды на Кузнецком мосту предлагал нам выдавать свои костюмы по договору, но в эфире должна была бежать строка: „На Шатиловой костюм из Дома моды на Кузнецком“. Все женщины возмутились — какой позор! Мы должны работать в своем! И отказались. Даже прически поначалу делали сами. Потом уже и парикмахеры появились, и косметику нам стали выдавать».

Сегодняшним ведущим программы работать проще. «Я никогда особенно не задумываюсь, какой костюм надеть для эфира, — говорит Екатерина Андреева. — Просто подхожу к шкафу и беру то, на что первым упадет взгляд. Но если, скажем, я заранее знаю, что сегодня день с не очень хорошими новостями, тогда выберу что-то потемнее и поспокойнее. Вообще эфирный гардероб у меня довольно большой: слава богу, канал дает возможность приобретать одежду в бутиках. Но если, скажем, я бы не работала на телевидении, у меня бы не было такого количества одежды: в этом нет смысла. А так — приходится обновляться. Периодически что-то раздаю подругам и очень много одежды — и своей, и своего ребенка — отсылаю людям, которые в этом нуждаются».


Эфир

Еще одно существенное различие — в скорости чтения текста ведущими. Если раньше дикторы читали 12—13 строчек в минуту, то сейчас ведущие произносят свой текст в четыре раза быстрее. «Раньше за такое могли и с работы снять, — говорит Анна Шатилова. — Телевидение возглавлял Сергей Георгиевич Лапин — человек строгий, жесткий, но в то же время прекрасно образованный, знавший литературу, поэзию. У нас были спортивные комментаторы — Анна Дмитриева и Нина Еремина. Программа «Время» шла 35 минут, а на спорт всегда оставалось не больше двух. Нина знала, что подготовила текст на две минуты, а ей в наушники говорят: «У тебя осталась минута». Тут она как начала барабанить! После выпуска раздается звонок. Лапин: «Еремину к телефону! Вы что, не уважаете зрителя? Вы куда летели?» И снимает ее на месяц с эфира! Нина через месяц потом боялась работать. Знала, что Лапин снова смотрит.

В 1977 году программа была удостоена высшей награды — Государственной премии СССР — 5000 рублей на коллектив из 13 человек. По этому случаю был устроен праздник для всей редакции в ресторане гостиницы «Украина». В 1979 году хронометраж передачи увеличился на пять минут, однако отданы они были все же политике, которой, как считали «наверху», советским людям крайне не хватало.

В 1991 году новый руководитель ЦТ Егор Яковлев вычеркнул привычное название информационной передачи из эфира, и на ОРТ появились «Новости». Однако в декабре 1994 года программа «Время» была возрождена. Трижды, в 2002-м, 2006-м и 2007 годах, программе «Время» присуждалась самая престижная на телевидении России профессиональная награда — премия ТЭФИ в номинации «Лучшая информационная программа».

ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО «ВРЕМЕНИ»

— Однажды в студию принесли важное, но скучное сообщение: размер — двадцать строк и всего одна точка. Игорь Кириллов предложил заместителю главного редактора Дмитрию Бирюкову разбить информацию на три предложения. Тот согласился, но, чтобы подстраховаться, пошел кому-то звонить «по вертушке» и поступил очень предусмотрительно. Оказалось, что в отделе ЦК партии и МИДе над этой формулировкой «работали» три месяца. Последствия редактирования могли быть плачевными.

— В программе показывали сюжет о награждении космонавта Германа Титова. В этот момент случайно перевернулась пленка, и оказалось, что на экране они с Хрущевым пожимают друг другу левые руки. А звезда героя оказалась на правой стороне груди космонавта.

— Во время чтения Игорем Кирилловым текста об очередных диверсиях американских империалистов во всей студии неожиданно погас свет. Кириллову пришлось дочитывать сообщение при свете надписи «Микрофон включен». После этого он потом много лет носил с собою карманный фонарик.

— Однажды Аза Лихитченко читала в программе официальный некролог. По окончании выпуска выходит из студии, а там все стоят с бледными лицами. Оказалось, что некролог был правильный, только вот фотографию помощник режиссера поставил не умершего, а его однофамильца. Пришлось главному редактору Юрию Летунову лично звонить и просить прощения у этого человека. Но тот лишь пошутил: «Ничего, значит, долго жить буду».