Интервью

Разрушенный дом

Телеведущая Ксения Бородина рассказала о бурных отношениях с бывшим супругом

Ксения Бородина, так долго учившая молодых людей «строить свою любовь», не сумела сохранить собственный брак. Развод телеведущей с мужем, бизнесменом Юрием Будаковым, стал одним из самых обсуждаемых событий и поводом для сплетен.

27 июня 2011 20:32
13786
0

Ксения и Юрий казались очень гармоничной парой. Они поженились в магический день «трех восьмерок» — восьмого августа 2008 года. Давая интервью, новобрачная с жаром рассказывала, как она счастлива. Говорила, что мечтает о хорошей семье, о ребенке, которому будет уделять максимум внимания. Ведь сама она фактически росла на руках у бабушки (родители девушки жили в Италии). Однако в действительности все оказалось иначе. В июне 2009 года у супругов родилась дочь Маруся, и уже через месяц после появления малышки на свет телеведущая вернулась на проект. Теперь бывший супруг предъявляет ей претензии, что она больше внимания уделяла своей работе и друзьям, нежели семье.

— Ксения, со стороны казалось, что у вас все хорошо: красивая свадьба, счастливое число — три восьмерки, символ бесконечности…

Ксения Бородина: «Наверное, не числа и не красивые свадебные платья спасают брак, а отношения между мужчиной и женщиной. Думаю, наша проблема заключалась в том, что мы с Юрой мало знали друг друга до брака. (Ксения и Юрий познакомились на съемках Comedy Club, куда были приглашены в качестве гостей. Их столики стояли рядом. Довольно долго они общались на уровне „привет — пока“, затем Юрий помог телеведущей отремонтировать машину, пострадавшую в аварии. После этого их отношения перешли на другой уровень. Свадьба состоялась через три года после знакомства. — Прим. авт.) Пожив вместе, мы поняли, что друг другу не подходим. Безусловно, была любовь, страсть, мне хотелось сохранить семью ради своего ребенка. Хотелось, чтобы у Маруси был настоящий папа, чтобы мы по-прежнему считались ячейкой общества. Я же взяла фамилию этого человека, приняла его образ жизни. Но так получилось, что в каких-то жизненных принципах мы сильно разошлись. Юра порой не выбирал выражений в мой адрес. В связи с тем, наверное, что он кавказский мужчина и чрезмерно эмоционален. Но я тоже достаточно эмоциональна и спустя какое-то время поняла, что мне нужен человек, который не с помощью силы будет ставить меня на место, а найдет ко мне подход».

— Не зря говорят, что прежде чем отправляться в совместное плавание, надо договариваться на берегу…

Ксения: «Мы ни о чем не договаривались. Просто увидели друг друга, и между нами пробежала искра. Мне казалось, что мы очень похожи. Ведь на все, что мы обсуждали друг с другом, наши взгляды совпадали. К тому же мы встретились в такой период, когда и я устала вести светский образ жизни, и Юре надоели клубы и тусовки. Мы решили, что готовы к семье. Оказалось, что это не так. Мы не смогли, например, в браке обрести общих друзей. Мои подруги, с которыми Юра нормально общался до того, как мы поженились, почему-то вдруг резко ему разонравились. Дружить с мужчинами я вообще не могла, это табу. У меня тоже возникли к мужу серьезные претензии. Мне хотелось, чтобы он больше внимания уделял нашей дочке. Я прекрасно понимаю, что мужчина — добытчик, а не нянька, но он мог бы помогать мне хотя бы немного».

— Вы не видели его дома?

Ксения: «Нет, он как раз часто бывал дома, но не играл с дочкой в мячик, не гулял с ней в парке. Такие вещи происходили крайне редко. Приходилось его постоянно упрашивать, уговаривать либо, наоборот, добиваться своего с помощью крика. Он отвечал: „Я занят, у меня дела“. Мы выходили на сорок минут и возвращались обратно. А мне хотелось все делать вместе: ездить за продуктами в супермаркет, гулять, ходить в кино. Я мечтала о такой семье, где папа, мама и ребенок радуются тому, что они единое целое, все счастливы, улыбаются. Конечно, могут быть какие-то бытовые споры из-за картошки или денег, но все это решаемо. А когда между людьми нет ни доверия, ни взаимопонимания, ни уважения… Я не вижу смысла сохранять такие отношения».

— Мы разговаривали с вами незадолго до развода, вы казались счастливой…

Ксения: «Как публичный человек, я вынуждена надевать маски. Мне вообще хотелось развестись по-тихому и никому ничего не рассказывать. Но когда Юра стал выдавать „сенсации“ желтой прессе и меня принялись обвинять в том, что я завела каких-то ухажеров, изменяю мужу (что не является правдой), я решила, что мне, человеку известному, семь лет создававшему свой имидж, надо себя защитить. Юра обозвал меня проституткой, а я так не считаю. И так не должен думать мой ребенок. Я не хочу, чтобы Маруся однажды прочитала его комментарии в прессе».

— Может, все дело в ревности?

Ксения: «Ревность должна быть обоснованной. Выйдя замуж, я перестала флиртовать с мужчинами, не ездила на корпоративы. Из друзей-мужчин у меня были только участники нашего телепроекта и шеф-редакторы — мы разговаривали на рабочие темы. Поклонники знали, что я замужем, на улице ко мне никто не подходил с целью знакомства. Ревновать можно было только к моим подругам. Но это те люди, которые мне дороги, которые поддерживали меня в трудные минуты жизни. В ресторане Юра иногда возмущался: „Почему тот тип на тебя пялится?!“ Но я-то тут при чем? Я же в этом не виновата. Проще было рассказать желтой прессе о том, что у меня бурный роман с Сашей Головиным, который снимался в „Ералаше“ и которому двадцать два года. И я — разведенная, с ребенком. Ну давайте будем честными: где я и где Саша Головин! Этот мальчик мне как младший братик — мы с ним сроднились за время проекта „Танцы со звездами“. Но он никак не тянет на роль мужчины, с которым я могла бы строить какие-то отношения. Это просто смешно».

— Юра рассказывал журналистам, что вы были очень заняты и у вас не оставалось времени на семью.

Ксения: «Понимаете, когда я поняла, что развод неизбежен… Приходит ощущение, что это все, конец. Но при этом ты не бежишь сразу разводиться, а чего-то выжидаешь. Последние полгода я именно выжидала. Может, надеялась, что все изменится к лучшему или настанет удобный момент… На самом деле уже на третий день после нашей свадьбы, наблюдая, как Юра ведет себя, я подумала, что, возможно, поторопилась выйти замуж. Но уговаривала себя, что все образуется. Я ведь очень его любила и не хотела потерять. Я родила ему дочь — это ведь поступок, согласитесь. А когда я осознала, что все рушится, взялась за проекты. Это не означало, что на работе я пыталась скрыться от семьи, — я скрывалась от проблем. Однако по утрам я успевала сварить дочке кашу, гуляла с ней, покупала продукты. И все выходные проводила с Марусей. Знаете, я очень долго не ходила в клубы, вообще редко где появлялась. Причем поход в клуб для меня вовсе не означает снять мужика и поехать к нему домой. Я могла отметить там день рождения с подругами, немного выпить и потанцевать, но потом возвращалась к семье. А Юра позволял себе пойти играть в покер до шести утра, с друзьями встречаться, выпивать… И я не запрещала ему этого делать. Наверное, он просто не был готов к семейным отношениям. Когда я поняла, что не хочу зависеть от этого человека, то стала подготавливать почву, чтобы жить одной».

— Как сейчас строятся ваши отношения?

Ксения: «Мне хочется, чтобы Юра встречался с Марусей, но он с ней почти не общается. Не по моей, а по своей инициативе. Наш брак распался, но, мне кажется, у человека должны оставаться обязательства по воспитанию ребенка. Я сейчас очень загружена работой еще и потому, что нужны деньги: Юра мне не помогает. А судиться с ним из-за алиментов не хочу и не буду».

— Правда ли, что он запретил вам вывозить дочь за границу?

Ксения: «Да, он отобрал свое разрешение в пику мне… Я считаю, что в разрыве всегда виноваты обе стороны. Может, и я где-то ошиблась, может, нужно было проявить больше терпения. Но жизнь одна, и мне хотелось, чтобы мой ребенок видел меня счастливой. У нас с Юрой были моменты счастья, но они длились недолго. А та боль, которую он мне причинял, отражалась и на моем настроении, и на моем лице. Теперь у нас дома все спокойно, никто не устраивает скандалов. Если вы спросите, счастлива ли я сейчас, — да, потому что у меня есть Маруся. И все, что я буду делать в жизни, я буду создавать вокруг нее. Не знаю, появится ли у моей дочки новый папа, отчим. Но знаю, что ни один мужчина не сможет повлиять на мою любовь к ней».

— Маруся спокойный ребенок?

Ксения: «Она хорошая девочка, большая умничка, быстро развивается. Если она видит фотографию Юры где-то в журнале, узнает его и показывает пальцем: „Папа“. Думаю, очень скоро она начнет задавать мне вопросы… Вокруг Маруси много любящих людей: я, бабушка, прабабушка, мои близкие подруги. К сожалению, Юрина семья почти сразу отвернулась от нас. Его родители могут позвонить два раза в месяц — поинтересоваться, как у Маруси дела. Не понимаю, как люди могут говорить о любви, но на деле никак ее не проявлять. Юрина мама живет через дорогу от нас и могла бы приходить в любое время».

— Как изначально родители Юры восприняли ваш брак?

Ксения: «Очень хорошо. Я им нравилась. Все изменилось после развода. Понятно, что они приняли сторону сына, и я их за это не осуждаю. Я не хочу никому навязывать своего ребенка. А Юра постоянно повторяет одну фразу: „Когда Маруся вырастет, она все поймет“. Не знаю, что она должна понять… Мне кажется, любовь к ребенку — это когда ты просыпаешься рядом с ним, играешь, наблюдаешь, как он растет, а просто говорить: дочка — моя жизнь… Мой папа тоже так говорил, хотя видела я его всего лишь раза четыре. Причем в первый раз это случилось, когда мне исполнилось восемнадцать лет».

— Вы разочаровались сейчас в любви, в мужчинах?

Ксения: «Не могу сказать, что сижу вечерами дома у телевизора, смотрю мелодрамы и поедаю пастилу. Я общаюсь с мужчинами, могу даже флиртовать с ними, но пока не подпускаю никого близко к сердцу. Следующий мужчина, который будет рядом со мной, должен быть для меня совершенно прозрачным. Я по нему должна как сканером пройтись, чтобы понять, с кем имею дело. И только потом уже познакомлю его с дочерью. Сказать, что я разочаровалась в любви, — нет. Я все-таки работаю на проекте, где люди строят отношения. Так что я не имею на это права. Ошибки бывают у всех, надо просто найти в себе силы идти дальше. У меня эти силы есть. Надеюсь, судьба еще сведет меня с человеком, который не причинит мне боли. А сейчас надо жить, радоваться, хорошо проводить время. Меня поддерживают мои родные: мама, бабушка, мои подруги, коллеги. Да та же самая Маруська поддерживает меня своим хорошим настроением».

— Вы столько видели всяких романтических историй на проекте! Казалось, можете знать все об отношениях мужчины и женщины…

Ксения: «Правильно говорят: сапожник без сапог. Можно годами наблюдать за чужими отношениями, но своя жизнь — это другое».

— А сам проект вам не надоел?

Ксения: «Нет, я люблю свою работу. Думаю, многие мечтали бы оказаться на моем месте и вести такое реалити-шоу. Чем дольше продлится наш проект, тем лучше для меня. Я пока не видела ни одной программы на нашем телевидении, которая привлекала бы меня больше».

Фото: Виктор Горячев, Personastars, личный архив Ксении Бородиной.