Архив

Мутация Гены

Геннадий Хазанов: «Если любовь так быстро сменяется ненавистью, может быть, такая любовь была ненастоящей?»

Геннадий Хазанов — человек закрытый, жестко охраняющий свое личное пространство. Однако именно он волей случая стал ведущим программы о семейных отношениях. Каково ему разбираться в брачных баталиях совершенно незнакомых людей и сколько шагов от любви до ненависти, он поведал «Атмосфере».

27 июня 2011 19:53
5535
0

Наше интервью было назначено на раннее утро субботнего дня. За окном светило яркое солнце — казалось бы, самое время нежиться где-то за городом. Но у Геннадия Хазанова все выходные расписаны поминутно.

Геннадий ХАЗАНОВ: «Сразу после этого интервью я еду к старшей внучке. У нее сегодня экзамен по карате, буду ее поддерживать».

Геннадий Хазанов с детских лет копировал чужие голоса, исполнял басни и юмористические миниатюры.
Геннадий Хазанов с детских лет копировал чужие голоса, исполнял басни и юмористические миниатюры.

— А вы всегда так рано встаете? Или сегодня какой-то особенный день?

Хазанов: «Нет, что вы. Ранний подъем уже давно стал для меня нормой. Много лет не сплю так беззаботно, как спал когда-то, в те годы, когда был моложе. К тому же дел действительно невпроворот. Я ведь продолжаю руководить Театром эстрады и сам выхожу на сцену как драматический актер…»

— …и совсем скоро — очередная премьера, спектакль «Крутые виражи» в постановке Леонида Трушкина. Где-то читала, что эту пьесу известный французский драматург Эрик Ассу написал специально для Алена Делона. Вы знали об этом, когда приступали к работе?

Хазанов: «Да, знал. Более того, я изначально очень хотел, чтобы вместе со мной там сыграла моя дочь. Но у нее пьеса почему-то не вызвала энтузиазма. С другой стороны, может, она и права. Иногда, чтобы сохранить хорошие отношения с близкими, лучше не влезать в одну работу. Чтобы не было позже никаких взаимных претензий».

На сцене Театра эстрады, которым руководит Хазанов, выступали многие знаменитости. В том числе и Пьер Ришар.
На сцене Театра эстрады, которым руководит Хазанов, выступали многие знаменитости. В том числе и Пьер Ришар.

— Мне вот интересно: как вам досталась эта роль?

Хазанов: «Переводчица Ирина Прохорова привезла несколько пьес, предложила их Леониду Трушкину, он показал мне. И мы остановились именно на «Крутых виражах».

— Говорят, в этом спектакле ваш герой задается вопросом: «Если от любви до ненависти всего один шаг, каково расстояние в обратную сторону — от ненависти до любви?» Вы сами знаете ответ?

Хазанов: «Нет-нет. И количество шагов я не мерил. В жизни все достаточно близко. Смех и слезы. Любовь и ненависть. Хотя… Если любовь так быстро сменяется ненавистью, может быть, такая любовь была ненастоящей?»

Аркадий Райкин был для Хазанова кумиром. Он познакомился с мэтром в четырнадцать лет и с тех пор «изучал его работы под микроскопом».
Аркадий Райкин был для Хазанова кумиром. Он познакомился с мэтром в четырнадцать лет и с тех пор «изучал его работы под микроскопом».

— Скажите, первое время сложно было перебороть отношение зрителей к себе: артист развлекательного жанра вдруг начал играть на драматической сцене?

Хазанов: «Я думаю, этот процесс до сих пор не закончился. Ведь многие люди и не подозревают, чем я теперь занимаюсь. Кто-то, может, и слышал, но не более того. Ведь в театр, как бы там ни было, ходят единицы. Только представьте: одна передача, даже на дециметровом канале, легко собирает миллион зрителей. Чтобы собрать такую же аудиторию в театре, мне нужно сыграть больше семисот спектаклей при полных аншлагах. А семьсот спектаклей — это почти девять лет жизни. Только задумайтесь: девять лет регулярного выхода на сцену Театра эстрады!»

«В семейных отношениях есть и «вечные ценности»: муж прячет собственные носки в квартире. Я думаю, что человечество столкнулось с этой проблемой, как только в природе появились носки».
«В семейных отношениях есть и «вечные ценности»: муж прячет собственные носки в квартире. Я думаю, что человечество столкнулось с этой проблемой, как только в природе появились носки».


Клетка для тигра

На самом деле смелости (ну добавим немного пафоса!) Геннадию Хазанову не занимать. Этот «маленький гигант большого секса» и «выпускник кулинарного техникума» в лихие девяностые громко заявил о себе как о серьезном театральном актере в знаменитом спектакле «Игроки» в постановке Сергея Юрского, где его партнерами были ни много ни мало Евгений Евстигнеев, Александр Калягин, Леонид Филатов, Вячеслав Невинный.

Оценить драматический талант записного шутника смогли не все и далеко не сразу. За «Игроками» последовали другие театральные опыты, но порой спектакли проходили при гробовом молчании публики. Не самые приятные, как почему-то думается, ощущения для артиста. «Я ушел в другой лес, в заповедник. И чувствую себя там сегодня намного комфортнее», — тем не менее уверяет Геннадий Викторович.

Геннадий Викторович охраняет свое личное пространство. Но признает, что семья для него – важная часть жизни. С внучкой Миной.
Геннадий Викторович охраняет свое личное пространство. Но признает, что семья для него – важная часть жизни. С внучкой Миной.

— Вы как-то сказали: «Выход на сцену — это вхождение в клетку с разъяренными тиграми…» У вас до сих пор такие ощущения?

Хазанов: «Вы знаете, любой спектакль — это всегда сражение той или иной меры опасности с теми, кто сидит в зрительном зале. Ну, а хищность зрителя зарождается на бессознательном уровне. Просто человек заплатил деньги за билет, и он хочет получить за эти деньги что-то в ответ. А вот что именно — мало кто знает».

— А сатира, ваш исконный жанр, сегодня, по вашему мнению, совсем неактуальна?

Хазанов: «Почему же неактуальна? Видите, какой огромный интерес вызывает проект „Поэт и гражданин“ с Михаилом Ефремовым? Правда, лишь у определенной части наших зрителей и слушателей. Как их правильно называть? Да-да, интернет-пользователей».

С женой Златой.
С женой Златой.

— Но вы как-то грустно посетовали, что, к примеру, Аркадий Райкин с трудом вписался бы в нынешние форматы…

Хазанов: «Я думаю, что каждое время выбирает своих героев. Наверное, и сегодня у Райкина осталось бы определенное количество поклонников. Но за ту четверть века, что его нет с нами, многое изменилось. Точнее — абсолютно все! Огромной страны, в которой жил Райкин, уже не существует — той страны, где он работал и был очень востребован. Я даже представить себе не могу, что бы сегодня Высоцкий делал… Так что все это непростые вопросы, на которые даже у меня, человека с большим жизненным опытом, увы, нет ответа. Ведь в те годы шутки были совсем другие. Почему-то вспомнились две истории, и обе связаны с гениальным иллюзионистом-манипулятором Арутюном Акопяном.

Дочь Алиса сначала танцевала в Большом театре, а потом решила пойти по отцовским стопам. Сегодня она много снимается в кино и играет в театре.
Дочь Алиса сначала танцевала в Большом театре, а потом решила пойти по отцовским стопам. Сегодня она много снимается в кино и играет в театре.

Так вот, Арутюн всегда был изумительно одет. Ему и в голову не приходило выйти на сцену в каких-нибудь бутафорских шароварах — на нем всегда был безупречный костюм с бабочкой. Однажды его пригласили на выступление в Барвиху, в самый закрытый правительственный санаторий. В тот момент там отдыхал Леонид Ильич, который обожал Арутюна. Будучи человеком очень демократичным, он в спортивном костюме заглянул в гримерную, где готовились к выступлению артисты. Арутюн Акопян был одет только наполовину — в рубашке, бабочке, пиджаке — и готовился надеть брюки. Тут он увидел Брежнева, застыл с брюками в руках и растерянно произнес: «Ой, Владимир Ильич, как мы давно вас не видели!»

А однажды Арутюн Акопян позвонил мне домой. Тогда его сын Амаяк только начинал свою актерскую карьеру, и Арутюн сказал: «Я тебя прошу, помоги ему с репертуаром. Он очень талантливый мальчик. Помоги, пожалуйста. Я тебе за это джинсы куплю». Совсем другой была система координат…"

С женой Златой Геннадий Викторович вместе уже около сорока лет.
С женой Златой Геннадий Викторович вместе уже около сорока лет.


Семья как приговор

Нынешние времена диктуют новый формат. И вот уже полгода Геннадий Викторович ведет передачу «Семейный приговор» на канале ТВ3. Причем над героями, у которых существуют какие-то личные проблемы, он порой откровенно издевается, пусть и беззлобно.

— Скажите, Геннадий Викторович, благодаря программе вы что-то новое открыли для себя в семейных отношениях? Или вам и так все было ясно?

Хазанов: «Понять что-то принципиально новое я и не надеялся. Мне просто любопытно было, что же сегодня может стать камнем преткновения в семейной гармонии. Тем более что случаи мы выбираем не самые тривиальные, мягко говоря. Иногда прямо-таки клинические».

— А не кажется ли вам, что популярность всевозможных судебных шоу связана с тем, что только в телевизоре мы все эти законы и соблюдаем?

Хазанов: «Отсутствие законопослушности — это вековая традиция нашей земли. Простейший пример: какие бы светофоры нам ни светили, первое желание — нарушить! Нарушить режим работы светофора! Ничего подобного я не видел практически ни в одной стране мира. Так рисковать своей жизнью… Это, конечно, чисто российское открытие. Но поскольку человеческая жизнь здесь всегда не очень много стоила, люди и к самому понятию „закон“ относились с неизменным пренебрежением. Есть и другая причина: мне кажется, что неприятие закона родилось в результате многовековой конфронтации народа с властью. Если власть не пользуется уважением, так же люди относятся и к законам, которые эта власть производит».

Вот уже полгода Хазанов ведет передачу «Семейный приговор», в которой порой откровенно издевается над героями.
Вот уже полгода Хазанов ведет передачу «Семейный приговор», в которой порой откровенно издевается над героями.

— Вот вы просмотрели немало историй семейных пар. Сегодняшние проблемы чем-то отличаются от тех, которые волновали людей раньше?

Хазанов: «Конечно, какие-то вещи характерны исключительно для нового времени. Трудно себе представить, чтобы в те годы, когда я начинал семейную жизнь, возникла такая проблема: муж всерьез настаивает, чтобы в спальне стоял шест. Но есть, видимо, и „вечные ценности“: муж прячет собственные носки в квартире. Я думаю, что человечество столкнулось с этой проблемой, как только в природе появились носки». (Смеется.)

— Сегодня семьдесят процентов браков заканчиваются разводами. Институт брака устарел?

Хазанов: «Как ни парадоксально, браки становятся менее устойчивыми с развитием научно-технического прогресса. Интернет, огромное количество информации, которая поступает в нашу жизнь… Все это не лучшим образом сказывается на семейных отношениях. Можете себе представить: супруги большую часть совместной жизни сидят у телевизора или в Интернете. То есть времени на личное общение вообще не остается.

Геннадий Хазанов шутит, что в его возрасте многие жалуются на простату. А он переживает, что у него нет времени даже думать об этом.
Геннадий Хазанов шутит, что в его возрасте многие жалуются на простату. А он переживает, что у него нет времени даже думать об этом.

Нет, я не спорю: конечно, электроника и прочие достижения разума — это великое дело. Сейчас никому не придет в голову добираться из Петербурга в Москву на лошадях. Но есть вещи, от которых категорически не хочется отказываться. Например, остаться без бумажной книги — живой, дышащей… Мне кажется, это очень сильно обедняет. Не так давно я разговаривал с одним сценаристом, ему очень много лет. Он говорит: «Моя проблема в том, что я по сей день пишу исключительно ручкой, а это очень долго и трудоемко. Но я не пользуюсь компьютером — не могу. Потому что когда я работаю с бумагой, вся моя энергия, все мое чувство через ручку передаются бумаге!»

— Но вы все-таки, как я понимаю, относитесь к тому поколению людей, которые семью воспринимают как нечто незыблемое…

Хазанов: «Да, я в этом смысле, конечно, ортодокс. Недаром один мудрец сказал: «Второй брак — это окончательная победа надежды над разумом».

«Арутюн Акопян сказал мне: «Помоги моему мальчику с репертуаром. Я тебе за это джинсы куплю».
«Арутюн Акопян сказал мне: «Помоги моему мальчику с репертуаром. Я тебе за это джинсы куплю».


Отцы и дочери

Геннадий Хазанов знает, что говорит: с женой Златой они вместе уже около сорока лет. И, пожалуй, их отношения — тот редкий случай, когда пресса старается в них не вмешиваться. А вот дочери Геннадия Викторовича Алисе сложнее. Ее особу желтые издания периодически обсуждают и осуждают. Бывшая балерина, сегодня она активно пробует себя в кино и на театральных подмостках.

— Скажите, Геннадий Викторович, проблема отцов и детей лично вас коснулась?

Хазанов: «Проблема вечная, никуда она не делась и никуда не денется. Всегда у родителей и детей будут зоны непонимания, взаимных претензий. Огромная часть детей глубоко убеждены, что родители обязаны им по гроб жизни. Какая-то часть родителей, напротив, считают, что дети им всюду должны. Словом, теория бесконечности».

С Эльдаром Рязановым в театре «Моно» в девяностые.
С Эльдаром Рязановым в театре «Моно» в девяностые.

— Ваша дочь Алиса после довольно успешной карьеры в Большом театре в итоге выбрала ту же профессию, что и у вас. Она с вами советуется как с профессионалом?

Хазанов: «Какие-то мои советы ей явно не пригодятся. Опять же в силу того, что время вносит свои коррективы. И то, что мне кажется странным, для нее вещь абсолютно нормальная. А то, что я воспринимаю как нечто естественное, вызывает у нее ощущение анахронизма. Но ничего необычного в этом нет».

В образе Наполеона в спектакле «Морковка для императора» в 2005 году.
В образе Наполеона в спектакле «Морковка для императора» в 2005 году.

— А то, что Алиса сейчас снимается у скандального режиссера Валерии Гай Германики, вас не удивило? Не говорили ей: «Дочь, ты что, с ума сошла?»

Хазанов: «Я стараюсь в это не вмешиваться. И хотя она (я имею в виду Валерию Гай Германику) представитель не очень близкой мне эстетики, пытаюсь воспитывать в себе толерантность. Надо дать человеку право самому сделать свой выбор. Сразу вспоминается народная мудрость: „Нельзя напоить лошадь, если она не испытывает жажды“. Дочь идет собственным путем. И пусть кому-то покажется, что путь этот несколько извилист, зато направление, я надеюсь, выбрано верное».

Фото: Лев Шерстенников, Итар-Тасс, РИА «Новости», East News, Personastars, архив «МК», компания «Вайт Медиа»