Архив

Тайна «летящего демона»

После невероятной находки столичный техвуз может конкурировать с Третьяковской галереей

Университет является источником знаний. А вот Московский государственный университет инженерной экологии, оказывается, кроме того — источник исторических и художественных «сюрпризов».

2 июня 2011 18:10
2945
0
Государственный университет инженерной экологии

— Недавно сотрудники наших технических служб проверяли электрические коммуникации в одном из корпусов университета. Здание построено 210 лет назад как манеж в усадьбе князя Куракина, — рассказывает член Музейного совета МГУИЭ профессор Валерий Любартович. — В подвале рабочие добрались до старого, давным-давно отключенного от сети электрошкафа. Когда его вскрыли, оказалось, что все рубильники, клеммы, предохранители смонтированы на массивной беломраморной плите, поверхность которой покрыта рельефными вызолоченными надписями.

Необычную находку аккуратно вынули из «тайника» и отнесли в университетский музей. Здесь ее тщательно промыли, почистили и после этого смогли рассмотреть как следует.

— Удалось определить, что это мемориальная доска Александровского коммерческого училища, располагавшегося в 1885—1918 гг. на Старой Басманной ул., в зданиях нынешнего университета инженерной экологии, — пояснил Валерий Анатольевич. — На плите из белого мрамора размером 90×60 см выбиты фамилии шестнадцати выпускников-отличников АКУ, закончивших это училище в 1902, 1903 и 1904 г. Где размещалась доска в то время — неизвестно, однако можно с уверенностью сказать, что помимо нее существовало еще несколько таких же, с фамилиями лучших выпускников училища других лет (судя по архивным документам, золотых медалистов за всю историю АКУ было около 50). Скорее всего те плиты в послереволюционные годы уничтожили, а этой повезло: ей нашли «техническое» применение.

Одного из увековеченных на старинной мемориальной доске Любартовичу и его коллегам-краеведам уже удалось идентифицировать.

Александровское коммерческое училище
Александровское коммерческое училище

— «Золотой» выпускник Александровского училища 1902 г. Федор Благов — сын известного московского общественного деятеля и журналиста Ф. И. Благова, редактировавшего газету «Русское слово». Благов-младший стал впоследствии известным русским и советским сатириком, фельетонистом, автором стихотворных пародий. Однокурсник его, тоже отмеченный на мемориальной доске, Иван Карякин — по всей видимости, из семьи московского фабриканта-текстильщика купца М. И. Карякина, бывшего совладельцем шерстоткацкой и красильной фабрики на Хапиловской (ныне — Большой Почтовой) улице…


Абрамцевские сувениры

Решено, что случайно найденная дореволюционная «доска почета» после реставрации будет помещена в Мемориальном зале музея истории МГУИЭ.

Гордостью этого музея является коллекция художественных керамических произведений. Эти блюда, вазы, подсвечники, изразцы созданы знаменитыми русскими художниками — В. Серовым, К. Коровиным, А. Головиным… — работавшими около ста лет назад в московских мастерских «Абрамцево» у Саввы Ивановича Мамонтова.

Но как же подобные раритеты оказались в столичном техническом вузе? Об этом рассказал профессор Любартович:

— Абрамцевские мастерские Мамонтова (иногда их еще называли заводом художественной керамики) в начале прошлого века располагались на 2-й улице Ямского Поля. Здесь часто работали, осваивая технику и технологию создания модных тогда майоликовых декоративных изделий, сам Мамонтов и многие художники — завсегдатаи его «кружка». Они лепили из глины затейливые фигурки, элементы декоративного оформления, покрывали их разноцветной глазурью, добиваясь наилучшего результата. Какие-то из «проб» потом перекочевали в коллекции, стали украшениями интерьеров комнат и залов, но большинство поделок так и осталось «невостребованными».

Профессор В.А.Любартович
Профессор В.А.Любартович

Когда вскоре после революции мастерские «Абрамцево» закрылись, в цехах оставалась масса таких готовых работ. Хозяев у этих фигурок, ваз и изразцов не было. Между тем помещения прежних мастерских передали химическому техникуму. Для новых хозяев залежи «раскрашенной глины» оказались лишь досадной помехой при проведении учебных занятий. Многое тогда разбили, выкинули на свалку. Однако часть произведений все-таки избежала столь печальной доли — ими украсили кабинеты и аудитории.


Врубеля на свалку?

Позднее, в 1930-е, эти предметы достались «по наследству» от техникума вновь образованному на его месте вузу — Московскому институту химического машиностроения. К началу 1960-х годов «родословная» керамических украшений была уже окончательно позабыта. Их истинную ценность понимал, наверное, лишь один человек в институте — директор библиотеки М. И. Погодин (внук известного русского историка). Именно он, уходя 1958 г. на пенсию, принял меры, чтобы сберечь самые замечательные образцы, и передал в музей-усадьбу Абрамцево несколько уцелевших майоликовых работ великого Врубеля. Остальные же «глиняные поделки» остались в помещениях МИХМ.

— Я в ту пору здесь учился, — вспоминает Валерий Анатольевич. — Хорошо помню множество красивых глазурованных вещиц, расставленных на полках и шкафах в читальном зале библиотеки, в деканате, на кафедрах… Особого «пиетета» к ним никто не проявлял — что-то билось, что-то сотрудники утащили домой. А при переезде в новые помещения вообще решили от таких «безделушек» избавляться, — их попросту выбрасывали во двор, в сугробы… Еще больший урон абрамцевским редкостям нанес пожар в главном корпусе института, случившийся в 1990 г.

Остатки богатейшей коллекции, наверное, так и сгинули бы бесследно, если бы не любознательность профессора Любартовича.

— В 1999 г., листая каталог Музея-усадьбы «Абрамцево», я с удивлением прочитал, что пять лучших майоликовых произведений Врубеля когда-то поступили в коллекцию музея из нашего института. Конечно, сразу вспомнились те, расставленные у нас повсюду керамические поделки… Пошел после этого к ректору: давайте искать, что еще из «абрамцевского» осталось в институте. Сам обходил все кабинеты, аудитории, служебные комнаты и подсобные помещения, разговаривал с сотрудниками. Увы, в итоге удалось собрать лишь полтора десятка вещей (две майоликовых вазы хранились у наших профессоров, которые когда-то унесли эти произведения искусства домой, видя, что в институте их ждет неминуемая гибель).

Керамическая ваза “Ангел”. Автор — художник В.Серов
Керамическая ваза “Ангел”. Автор — художник В.Серов

Всю эту керамику расставили в ректорате, пригласив для ее экспертизы специалистов из Исторического музея, Третьяковской галереи, Музея-усадьбы «Абрамцево». Они лишь вошли в кабинет, увидели собранные здесь майолики — даже толком поздороваться не успели, сразу бросились их рассматривать. И подтвердили: эти произведения искусства созданы в мастерских «Абрамцево». А ведь до сих пор считалось, что «абрамцевская» керамика, остававшаяся в послереволюционные годы в здании мастерских, полностью погибла. Поэтому изумлению искусствоведов не было предела. Третьяковка очень просила отдать им нашу «ненароком найденную» коллекцию (в фондах самой галереи — всего 20 подобных вещей), однако руководство вуза решило оставить керамику в институтском музее.

Среди 15 сохранившихся в МИХМ предметов — напольная ваза, сделанная самим Саввой Мамонтовым, изразец «Лодка», который изготовил Константин Коровин, подсвечник «Олень», созданный художником Николаем Сорохтиным, декоративное блюдо «Летящий демон», выполненное Валентином Серовым, а другое блюдо — его автором является Александр Головин, — видимо, «дубликат» знаменитой работы этого художника, которая была удостоена серебряной медали на Всемирной парижской выставке 1900 г.

Некоторые из этих уникальных вещей оказались повреждены, имели трещины, сколы. Поэтому руководство МИХМ (переименованного ныне в МГУИЭ) спустя несколько лет сумело изыскать возможности для реставрации своих художественных сокровищ. Буквально на днях «абрамцевская» майолика вернулась из реставрационной мастерской на свое место в музейной экспозиции университета.