Архив

Эра Рябушинских

Стать Рокфеллером московскому купцу помешала революция

«А мы, сударь мой, не ростовщики-кровососы какие-нибудь. Мы занимаемся промышленным приращением капитала!» — так, бывало, предпочитали обозначать свою «линию жизни» господа Рябушинские — представители одной из самых известных не только в Москве, но и во всей России купеческих династий.

26 мая 2011 18:50
3372
0
Основатель династии Михаил Яковлевич Рябушинский.

Как соткать миллион?

«Рябушинские — целая эра Москвы. Может быть, даже эра во всей промышленной жизни России», — писала одна из московских газет в начале прошлого века. Несколько поколений этой семьи на протяжении целого века «наращивали капитал», развивая отечественную промышленность.

Еще в 1802 г. основатель династии крестьянин-старообрядец Михайла из монастырской Ребушинской слободы под Боровском вступил в купеческое сословие. Скопив на торговом бизнесе достаточный капитал, Михаил Яковлевич приобрел небольшую ткацкую фабрику в Москве, к которой позднее «присовокупил» текстильные мануфактуры в Калужской губернии — под Малоярославцем, Медынью… Станки, не жалея денег, выписал из Англии.

Оказавшись «в купцах», истовому ревнителю старой веры пришлось — как того требовал закон — обзавестись официальной фамилией. В качестве таковой он выбрал название родимого селения и стал величаться Михаилом Ребушинским (позднее фамилию «подкорректировали», заменив «е» на «я», и она приобрела привычное для нас звучание).

Оборотистый «экс-крестьянин» сумел многократно приумножить свои богатства, и к середине 1850-х стал «миллионщиком». Тогда же, незадолго до смерти, дело свое он передал сыновьям. Однако Рябушинских-младших поджидал неприятный сюрприз «сверху»: император подписал указ, согласно которому с 1 января 1855 г. старообрядцы лишались права записи в купеческое сословие. (Таким иезуитским способом в конце царствования Николая I хотели окончательно уничтожить в России староверов. Выбор был невелик: либо изменить религиозным традициям своих предков, либо «по умолчанию» попасть в мещанское или крестьянское сословие и тогда… стать военнообязанными и тянуть солдатскую лямку аж 25 лет!) Сыновья Михаила Яковлевича Василий и Павел не пожелали стать «изменщиками вере отеческой». Однако Павел Михайлович нашел выход из ситуации. Случайно он узнал, что в недавно основанном городке Ейске на Азовском море существуют различные льготы для жителей — ради привлечения публики в эту «тмутаракань». И в числе прочих послаблений там по-прежнему разрешено старообрядцам записываться в купцы!

Особняк С.П. Рябушинского на Малой Никитской улице.
Особняк С.П. Рябушинского на Малой Никитской улице.

Павел Рябушинский, не медля, отправился в путь. По непролазным дорогам пришлось отмахать до Ейска почти полторы тысячи верст. Вдобавок уже на самом «финише» с путешественником приключилась неприятность: лошади понесли и вывернули Павла из повозки так неудачно, что бедняга сломал руку. Но все-таки вояж увенчался успехом… Ейскими купцами братья оставались вплоть до 1858 г., когда император Александр II ослабил гонения на старообрядцев в стране. Лишь после этого Рябушинские официально вернулись в списки московского купечества.


Чужая невеста

В начале 1870-х братья-купцы добавили к своим владениям крупную хлопчатобумажную фабрику и создали Товарищество мануфактур «Рябушинский и сыновья». В 1882 г. фирма получила право изображать на своих товарах гербового двуглавого орла, что в дореволюционной России считалось знаком высочайшего качества. Текстиль Рябушинских регулярно завоевывал награды на различных выставках.

«Меня всегда поражала одна особенность — пожалуй, характерная черта всей семьи, — это внутренняя семейная дисциплина, — писал о Рябушинских автор мемуаров о купеческой Москве П. Бурышкин. — Каждому было отведено свое место по установленному рангу, и на первом месте был старший брат, с коим другие считались и в известном смысле подчинялись ему».

Василий Михайлович и Павел Михайлович.
Василий Михайлович и Павел Михайлович.

Впрочем, не всегда соблюдали «семейную дисциплину». Случилось, например, так, что один брат отбил у другого невесту. В 1870 г. младший из Рябушинских, Василий, собрался жениться на Александре Овсянниковой — 18-летней дочери крупного хлеботорговца. Глава семейства — брат Павел, который к тому времени уже несколько лет был в разводе, поехал смотреть невесту перед тем, как дать благословение на брак. А встретившись с ней, влюбился с первого взгляда и тут же сделал предложение! Несмотря на большую разницу в возрасте (32 года), их семейный союз оказался весьма благополучным: у Павла и Александры родилось 16 детей. А вот «отставленный» брат Василий Рябушинский так и остался холостяком.


Столичные «Фиаты»

После смерти главы «фирмы» Павла Михайловича Рябушинского в 1899 г. его наследники получили около 20 миллионов рублей — фантастическую по тем временам сумму! В ту пору текстильное производство фирмы Рябушинских было признано в России, как «одно из выдающихся». Однако товарищество не ограничивалось только лишь развитием своих мануфактур. В Тверской губернии, например, Рябушинские приобрели обширные лесные участки и построили здесь лесопильный и стекольный заводы, а в Окуловке купили писчебумажную фабрику. Кроме того, в 1902 г. внуки Михаила Яковлевича основали собственный банкирский дом, который незадолго до революции был преобразован в коммерческий Московский банк (здание банка, построенное известным архитектором Ф. Шехтелем, до сих пор украшает Биржевую площадь Китай-города). Перед началом Первой мировой войны «дело» Рябушинских пополнилось льняной мануфактурой под Ярославлем. Предприимчивое семейство не упустило благоприятного момента и тут же основало отдельную компанию, занимавшуюся продажей великолепного льна в Западную Европу.

Здание банка на Биржевой площади Китай-города.
Здание банка на Биржевой площади Китай-города.

Не растерялись Рябушинские и когда страна вступила в войну с Германией и Австрией: они рискнули отвлечься от традиционных в купеческой среде производств и попробовать свои силы в новейшей отрасли промышленности — в автомобилестроении. Текстильные «миллионщики» точно просчитали ситуацию: чтобы успешно противостоять армиям развитых европейских стран, «лапотной» России нужно срочно «пересаживаться на самоходные экипажи».

В начале 1916-го Главное военно-техническое управление, желая наладить выпуск в России собственных автомобилей, заключило контракты с несколькими группами отечественных промышленников на строительство шести автозаводов. В Москве по согласованию с военным ведомством предполагалось собирать грузовики по лицензии итальянской фирмы «Фиат». К октябрю 1917 г. промышленный объект был почти готов. В цехах даже начали собирать «фиатовские» «полуторки» из узлов, поставляемых итальянцами. Кроме того, братья стали проявлять повышенный интерес к организации добычи нефти на только что разведанных месторождениях в районе Ухты.

Революция помешала довести до конца как автомобильный, так и нефтяной проекты Рябушинских. Московский завод почти 7 лет пребывал в состоянии «долгостроя» и занимался лишь ремонтом машин. Только в 1924-м это предприятие наконец было дооборудовано и выпустило пробную партию грузовиков АМО-Ф−15 (именно они считаются первыми советскими серийными автомобилями). Заводу в скором времени присвоили имя Сталина. Позднее ЗИС переименовали в ЗИЛ, заменив в названии персону «вождя всех народов» именем знаменитого директора этого предприятия — И. Лихачева.

Что же касается основателей московского автогиганта, то, покинув свои особняки, усадьбы, Аэродинамический институт (который Дмитрий Рябушинский при помощи «отца русской авиации» Н. Жуковского основал в подмосковном имении Кучино), оставив богатейшие библиотеки и коллекции живописи, икон, скульптур, они уехали за границу…