Архив

Пенелопа Крус: «Лишний вес после беременности мне помог сбросить балет»

Многие могут подумать, что стиль жизни Пенелопы Крус совершенно не соответствует ее статусу молодой мамы

Беременность не помешала ей сниматься в фильме, напичканном фехтованием и другими сложными трюками, а ежедневная забота о ныне четырехмесячном сыне Лео никак не отразилась на решении актрисы поехать в большое промотурне. На днях Пенелопа блистала на красной ковровой дорожке в Каннах прямо на глазах у «МК-Бульвара».

25 мая 2011 20:12
4461
0

— Пенелопа, вы узнали о том, что беременны, незадолго до начала съемок фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах». Страшно было делиться этой новостью с авторами картины? Не боялись, что вас отстранят?

— Я сказала им практически сразу, как узнала сама. Я должна была это сделать, во-первых, из-за собственной безопасности, а во-вторых, потому что так было честно. Мне хотелось вместе с ними решить, как вести себя дальше: сниматься или уходить. И, к моей радости, они решили, что я буду сниматься, несмотря ни на что. При этом я думала, они испугаются, что моя беременность будет мешать съемкам экшн-сцен. На самом деле они переживали и тряслись надо мной чуть ли не больше, чем я сама. (Смеется.)

— А что или кто конкретно повлиял на ваше согласие сняться в фильме?

— Режиссер Роб Маршалл, с которым мы только закончили работу над картиной «Девять» и с которым мне было грустно расставаться. Джонни Депп, с которым мы снимались вместе в фильме «Кокаин» (2001) и с которым мне очень хотелось бы поработать снова. Ну и, конечно, потому что круто побыть пиратом.

— И что из пиратской жизни вам больше всего понравилось: плавание на кораблях, сражения на саблях, поиски клада?

— Врать! Я сама-то врать не умею, а тут появилась такая прекрасная возможность в полной мере ощутить себя обманщицей. (Смеется.)

Уже через месяц после рождения сына Лео супруги Пенелопа Крус и Хавьер Бардем красовались на красной дорожке церемонии «Оскар»-2011.
Уже через месяц после рождения сына Лео супруги Пенелопа Крус и Хавьер Бардем красовались на красной дорожке церемонии «Оскар»-2011.

— Неужели вы в жизни никогда не обманываете?

— Я правда очень плохая обманщица. Когда я пытаюсь солгать, меня полностью выдает мое лицо, неестественно кривится рот, я начинаю нервно посмеиваться. В общем, врать у меня не получается.

— В таком случае признайтесь: то, что вы недавно сказали, будто, приехав в Голливуд, знали по-английски всего две фразы: «Как дела?» и «Я хочу работать с Джонни Деппом», — это правда?

— Правда. А теперь я еще знаю, как сказать «Я хочу работать с Джонни Деппом снова». (Смеется.) На самом деле, конечно, я шутила. Я так сказала, когда получила звезду на Аллее славы в Голливуде. Джонни пришел туда меня поздравить, наговорил кучу приятных слов, и мне хотелось сказать ему что-нибудь приятное в ответ, вот я и придумала это. Но это правда, что когда я приехала в Голливуд, то очень-очень плохо говорила по-английски.

Продюсер «Пиратов Карибского моря» Джерри Брукхаймер изначально видел в роли возлюбленной Джека Воробья Анжелики Пенелопу Крус. И, делая скетчи к фильму, нарисовал именно ее.
Продюсер «Пиратов Карибского моря» Джерри Брукхаймер изначально видел в роли возлюбленной Джека Воробья Анжелики Пенелопу Крус. И, делая скетчи к фильму, нарисовал именно ее.

— Сейчас вы прекрасно говорите по-английски, но и испанский не забываете. В фильме ваша героиня Анжелика очень изящно на нем ругается. Если не секрет, что именно вы говорили?

— Я говорила, что оторву Джеку Воробью голову и все в таком духе. Это если совсем мягко переводить. Роб позволил мне импровизировать в этих сценах, и я дала себе волю. (Смеется.)

— Но, наверное, в экшн-сценах вы не могли дать себе волю из-за своего положения. Что далось тяжелее всего?

— Тяжелее всего было обучиться владеть шпагой, потому что раньше мне никогда не доводилось фехтовать. Я тренировалась в течение двух месяцев перед съемками с теми же инструкторами, что работали на первых трех частях «Пиратов». Когда же мы начали снимать, то все сражения на шпагах были похожи на хореографию. Да и я в основном показывала лишь базовые приемы, так что не было ничего сложного или опасного.

— А был ли какой-нибудь трюк, который вам очень хотелось сделать, но пришлось отказаться из-за беременности?

— Нет. Все, что мне нужно было сделать, все, чему меня научили во время подготовки, я сделала сама. Ни меньше, ни больше. И ничего опасного. Мне не хотелось даже хоть немного рисковать. Да и все остальные оберегали меня как могли.

— К тому же у вас была прекрасная дублерша — ваша сестра Моника…

— Да, я очень благодарна ей, что она нашла время подменить меня в некоторых сценах в последние пару недель работы над фильмом. Монике даже не пришлось ничему учиться. Она актриса и танцовщица, поэтому у нее очень хорошая пластика. И она умеет фехтовать, потому что занималась этим на одном телешоу. К тому же к концу съемок у меня сильно вырос живот. Костюмеры старались как могли, чтобы его спрятать. Они сшили для меня специальный эластичный корсет, который не сильно меня обтягивал и не сковывал мои движения. Каждые три недели у нас была новая примерка, после которой они переделывали мои наряды. Но, несмотря на все усилия костюмеров, скрыть мое положение удавалось не всегда. И тогда тоже на помощь приходила Моника.

Обе сестры Крус — младшая Моника и старшая Пенелопа — актрисы. Однако поработать вместе в кадре им пока не удалось.
Обе сестры Крус — младшая Моника и старшая Пенелопа — актрисы. Однако поработать вместе в кадре им пока не удалось.

— Вы не встречались с Джонни Деппом на съемочной площадке почти десять лет. Легко вам было снова работать вместе?

— Еще как! У меня было ощущение, что мы только вчера закончили снимать «Кокаин» — и уже снова работаем вместе. Но было очень сложно не смеяться с Джонни. Совершенно не важно, что мы снимали, какой драматический момент, он все время находил способ спровоцировать меня на смех. Помню, была одна сцена, которую мы не могли закончить в течение двух часов. Я только начинала говорить фразу, и меня душил смех. Это такой смех, как когда лет в десять ты сидишь в школе на уроке и знаешь, что если засмеешься, то тебя выгонят из класса, но ничего не можешь с собой поделать.

— Говорят, Джонни всегда забирает что-то со съемочной площадки в качестве сувенира, например, шляпу Джека Воробья. Вы прихватили что-нибудь с собой?

— Нет, я, к сожалению, ничего не взяла. Хотя мне очень хотелось бы забрать себе на память усы, которые я носила, прикидываясь Джеком Воробьем. Но я забыла. (Улыбается.)

— В фильме Анжелика часто уступает Джеку. А вы в жизни чаще уступаете или больше любите командовать?

— Даже не знаю. В детстве мне часто говорили, что я люблю командовать. И, наверное, в этом есть какая-то доля правды. (Улыбается.)

Даже изрядно округлившийся живот не помешал актрисе, находящейся на последних сроках беременности, закончить съемки в фильме.
Даже изрядно округлившийся живот не помешал актрисе, находящейся на последних сроках беременности, закончить съемки в фильме.

— В детстве вы занимались балетом, но в итоге выбрали кино…

— Да, я мечтала стать балериной. Профессиональной балериной, как Анна Павлова. Но, когда стала сниматься в кино, пришлось выбирать.

— …А сейчас вы занимаетесь танцами?

— Да, например, балет помог мне сбросить лишний вес после беременности. Я не очень люблю ходить в спортзал. Но к танцевальной дисциплине привыкла. Это намного тяжелее, но мне приносит гораздо больше удовольствия.

— Вы планируете теперь взять небольшой отпуск и посвятить себя материнству?

— Вообще-то нет. Я думаю, материнство само естественным образом повлияет на мою работу. Да, когда-то я была трудоголиком, снималась в четырех-пяти картинах в год. Но лет пять назад поняла, что очень важно и отдыхать. И с тех пор у меня в год выходит один, максимум два фильма. Мне кажется, я смогла найти баланс между карьерой и всем остальным. Так что моей следующей работой станет фильм Вуди Аллена, который он начнет снимать летом в Риме. Однако съемка продлится всего три недели, так что вскоре я снова смогу полностью посвятить себя семье.

— Наверное, во время беременности вам многие говорили, что ваша жизнь кардинально изменится и что трудно описать словами чувства, которые вы будете испытывать. А что теперь, после рождения сына Лео, вы сами можете сказать?

— Я буду совершенно неоригинальна, потому что все эти шаблонные фразы — абсолютная правда. С той секунды, как ты видишь крохотное личико своего ребенка, твоя жизнь меняется навсегда. И описать эти чувства невозможно. (Улыбается.)