Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Константин Юшкевич: «В репертуарный театр меня теперь палкой не загонишь»

Елена Грибкова
23 января 2008 18:30
2220
0

Когда-то он мечтал стать военным, но любил кино и с восхищением смотрел «Кинопанораму», где артисты представлялись натуральными небожителями. Теперь он сам снимается, играет на столичной сцене, но от той красивой картинки, которая его когда-то привлекла, по-прежнему далек — не завсегдатай светских вечеринок, не открытие для хроникеров. Но самого Константина это не расстраивает. Он знает, куда приложить собственные силы.

Когда-то он мечтал стать военным, но любил кино и с восхищением смотрел «Кинопанораму», где артисты представлялись натуральными небожителями. Теперь он сам снимается, играет на столичной сцене, но от той красивой картинки, которая его когда-то привлекла, по-прежнему далек — не завсегдатай светских вечеринок, не открытие для хроникеров. Но самого Константина это не расстраивает. Он знает, куда приложить собственные силы.

неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Юшкевич Константин Евгеньевич, актер.

Родился 14 сентября 1969 года в Екатеринбурге.

Окончил РАТИ (ГИТИС).

Играл в «Ленкоме».

Снимался в фильмах: «Гололед», «Дикари», «Русский бунт», «Мороз по коже», «План Б»; в сериалах: «Защита против», «Марш Турецкого», «Мужская работа», «Громовы», «Сыщики», «На углу, у Патриарших-2» и др.

— Константин, простите, но внешне ничто не выдает в вас актера; расскажите, какие побудительные мотивы у вас были для прихода в эту профессию?

— Мои родители инженеры. Правда, мама когда-то хотела стать балериной… А я не мечтал об артистической деятельности. Вплоть до выпускного вечера. Вообще я был страшно непоседливым ребенком. В седьмом классе даже мне единственному учителя завели специальный дневник по поведению, и после каждого урока я должен был подходить к преподавателю, и он мне ставил отметку. Это был мой позор. Притом что учился без «троек» и шпаной никогда не был. Так, прикольщиком. Когда я приезжаю сейчас домой и встречаюсь с друзьями, они мне такие истории вспоминают, как я срывал уроки, как меня выдворяли из класса и прочие вещи, о которых я уже и думать забыл. Сегодня, когда у меня уже свои дети, понимаю, сколько хлопот я тогда доставлял взрослым.

— Вы были единственным ребенком?

— Нет, у меня еще есть сестра на десять лет младше. Но мы с ней абсолютно разные. Она сейчас докторскую диссертацию защищает по экономике и финансам. А я хотя и учился в классе с математическим уклоном и вроде бы справлялся, но все-таки чувствовал в себе гуманитарные склонности. Обожал кино. Смотрел все выходящие фильмы.

Даже те иностранные, где дети до 16 не допускались. Мы с приятелями на какие только ухищрения не шли: и комсомольские значки на грудь нацепляли, и по-тихому старались проскользнуть… И с третьего класса я занимался во Дворце пионеров в театре миниатюр, очень похожем на агитбригаду. Туда меня привели папа с мамой, чтобы мне было куда деть энергию. Мне нравилось играть, ездить куда-то на гастроли с нашей компанией, но я стремился совсем в иную область. Хотел стать военным и в дальнейшем пойти либо в наше Свердловское танковое училище, либо в десантное Рязанское. По разного рода причинам у меня с этими учебными заведениями не сложилось, и я решил быть юристом, поступить в наш местный институт. Уже даже начал готовиться к экзаменам… Но на школьном выпускном вечере, после того как мы показали зрителям КВН, я несколько часов проговорил с папой одной из моих знакомых, ведущим артистом нашего драмтеатра, и именно благодаря ему поменял свое решение в пользу актерства. Хотя до этого и не помышлял об этом. Разве что когда смотрел «Кинопанораму» и видел, какой интересной жизнью живут именитые звезды, постоянно перевоплощаясь в разные образы, путешествуя, получая призы…

— И вы с ходу поступили в театральный вуз?

— Да, только в родном Екатеринбурге. В середине обучения еще и в армию сходить успел. Служил в инженерно-саперных войсках. Мы работали со взрывчаткой. Юные были и на учениях развлекались, помню, по полной программе… Повезло, что остались целы.

— То есть если что, бомбу обезвредить сумеете?

— Это вряд ли. А вот сделать смогу. (Улыбается.) Как шутили мои друзья в криминальные 90-е годы: «Что ты делаешь в театре за копейки, когда у тебя в руках такие навыки!»

— Как бы там ни было, но в Москву вы приехали уже дипломированным специалистом, но в другой области…

— Да, стал показываться здесь в разные театры, но, конечно, больше всего симпатизировал «Ленкому»… Кроме того, мне очень хотелось к моему образованию добавить еще какой-то московской школы, я ведь был одержим учебой, поэтому пошел в ГИТИС, сразу на второй курс, актерско-режиссерский, к Марку Анатольевичу Захарову. Тут уже все было «по-взрослому»: нас вроде бы не учили конкретно мастерству, зато была среда, которой мы питались. У нас ставили спектакли Роман Самгин, Виктор Шамиров…

— В течение семи лет вы выходили на сцену «Ленкома» в составе его труппы, но свою порцию славы там так и не получили. Как считаете, в связи с чем?

— В репертуарном театре все очень сложно. В данный момент меня туда палкой не загонишь, несмотря ни на какую социальную защиту. Дело в том, что существует иерархия, похожая на армейскую. Трудно перепрыгивать какие-то ступеньки. Подобная форма существования — спокойная, предсказуемая, со своими привычными репетициями и спектаклями, в какой-то момент меня перестала устраивать. Я почувствовал, что такая жизнь, без стремления куда-то вверх, меня затягивает в какое-то болото. И я ее прекратил, став свободным художником. Шамиров увлек меня антрепризной историей, современными пьесами. Я «поймал» другое ощущение — самостоятельности, когда если уже ты включился во что-то, значит, тебе это нравится.

— Чисто теоретически, могли бы вы заниматься чем-то еще кроме актерства?

— Я согласен с мнением, что это, безусловно, не мужская профессия. С определенной долей нарциссизма, когда после удачно отыгранного спектакля тебе могут прислать букет цветов с приглашением поужинать… Думаю, что я не пропал бы и в другой сфере деятельности, только не связанной с коммерцией. Но судьба сложилась так, и замечательно; правда, я без фанатизма отношусь к своей профессии.

— Тогда обывательский вопрос: каково раздеваться в спектакле Ladies Night, когда в переполненном зале женщины визжат почище, чем в стриптизе?

— На самом деле ужасно было поначалу, когда мы только вышли с этим новым, еще не освоенным форматом шоу, с жесткими диалогами… И когда готовились к проекту, художник по костюмам принесла нам эти стринги в цветочек, чтобы мы уже к ним привыкли, пообносили… Помню, как я их принес домой, показал жене, сказал, что готовлюсь к новой работе… Но больше всего боялся, как будут реагировать родители, когда увидят спектакль, но они очень смеялись. Народ, конечно, на ура принимает наше действо.

— Как полагаете, почему большое кино пока обходит вас стороной?

— В нашей профессии многое зависит от случайности. Просто желательно оказаться в нужное время в нужном месте. А навязываться я не умею.

— Вы где-то снимаетесь в настоящий момент?

— Скоро должно выйти продолжение сериала «Всегда говори «всегда». Потом проект «Путейцы», фильм выходного дня «Коля плюс Оля». А сегодня в работе два проекта. Первый — детективно-мистический сериал «Огненный крест», который снимается в Белоруссии, там я играю убийцу, а второй — четырехсерийный фильм «Защита», о сталинских временах на зоне, где у меня роль уголовника. У меня еще такого не было. А тут выдалась возможность войти в роль крайне драчливого персонажа, поносить железные коронки на зубах, поучаствовать в мордобое, после которого болит все тело…

— И как раны залечивали?

— Просто отдыхал, а лучший отдых для меня — рыбалка. В детстве увлекался стендовой стрельбой, отец меня брал с собой на охоту и на рыбалку, где я давал фору всем друзьям отца, и с тех пор мне это нравится. У меня есть ружье, охотничий билет… Другое дело, что нечасто удается вырваться на природу. У нас есть домик в деревне под Вологдой, недалеко от речки, вот иногда летом я туда выбираюсь…

— В потрясающем спектакле «Игра в правду» вы играете семейного человека… Мне кажется, что и в жизни вы именно таков…

— Да, я в этом отношении за стабильность и постоянство и скорее всего однолюб, у меня уже давно семья. Живу в настоящем малиннике (улыбается), в окружении трех женщин — жены и двух дочек. Женился я в двадцать один год. С супругой познакомился в институте, мы однокурсники. Ольга тоже актриса, работает сейчас в Москонцерте, в детском отделе. И я ей очень благодарен за то, что она меня поддерживает во всех моих начинаниях все эти годы.

— Расскажите про дочек.

— Старшей, Евдокии, семь лет, и она ходит в первый класс французско-английской школы, а кроме того, уже снимается в сериале, знакомится с папиной профессией и уже деньги сама зарабатывает, покупает подарки для семьи… А младшей, Кате, три годика, и она ходит в садик. По характеру они полная противоположность друг другу.

Дуся — романтичная блондинка, Катерина боевая девушка, себя в обиду точно не даст. К сожалению, я не очень хороший папа — слишком мало времени уделяю детям. Но когда оно есть, мы с ними обязательно отправляемся развлекаться в аквапарк, кататься на роликах и т. д.

— То есть на детях не экономите?

— И не только на детях. Я совсем не умею накапливать финансы. Считаю, что деньги существуют для того, чтобы их тратить и получать от этого процесса удовольствие. Они у меня, надо признать, долго не задерживаются. Особенно мне нравится тратить их на вещи, связанные с автомобилем. Обожаю находиться за рулем, даже пробки не раздражают.

— Странно, обычно люди, приехавшие в столицу из других городов, прежде всего озабочены покупкой жилья и все силы бросают на это…

— Когда увольнялся из «Ленкома» и надо было где-то жить, я купил комнату в коммуналке в центре Москвы. До сих пор там и живем. У нас просторная комната, хорошие немногочисленные соседи… Понятно, что в планах значится отдельная жилплощадь, но это все будет ведь зависеть от моих гонораров…

— Вы кажетесь очень спокойным человеком, видимо, все эмоции выплескиваете на работе…

— О, вы не видели, когда я хозяйничаю по дому, и если у меня что-то не заворачивается… Это меня приводит в такую бешеную ярость! Недавно вот сам делал ремонт, и, конечно, было тяжко, потому как не очень я люблю все эти обязанности… Долго раскачиваюсь, к тому же последние несколько лет полно работы, и, приехав домой, хочется просто отдохнуть, посмотреть телевизор, лежа на диване, поиграть на компьютере…

— Знаете, но вы себя очень скромно ведете, не напоказ, как множество ваших коллег…

— Не знаю… К популярности стремятся все актеры, тем более что она легко помогает решать какие-то бытовые проблемы, вопросы с гаишниками и т. д. Но все-таки хотелось, чтобы обо мне говорили прежде всего как о хорошем актере, а не в связи с какими-то светскими событиями и мельканием в таблоидах.