Архив

Чукча в чуме ждет рассвета

Необыкновенные приключения «Начальника Чукотки»

Этот фильм снимался к пятидесятилетию Октябрьской революции.
И если бы у создателей «Начальника Чукотки» напрочь отсутствовало чувство юмора, то сегодня о нем, как и о большинстве идеологических лент, мало кто вспомнил бы.

20 апреля 2011 20:15
3482
0
фото: Совэкспортфильм

Однажды документалист Виталий Мельников встретился со своим вгиковским товарищем Виктором Рабиновичем. Последний показал режиссеру заметку про комиссара Алексея Бычкова, который в начале двадцатых годов первым догадался собирать на Чукотке пошлину с американских коммерсантов, скупающих там пушнину. Собрав немалую сумму, он из-за появившихся в этом суровом краю белых был вынужден бежать на Аляску. Затем добрался до Калифорнии и вернулся в Советскую Россию, где благополучно отдал деньги властям. История об отважном красноармейце так понравилась Мельникову и Рабиновичу, что они решили снять по ней фильм. А за помощью в написании сценария обратились к Владимиру Валуцкому, который уже имел опыт работы в художественном кино. Ко всеобщему удивлению, снимать «Начальника Чукотки» разрешили довольно быстро. Единственную просьбу молодым авторам высказал тогдашний директор киностудии «Ленфильм» Илья Николаевич Киселев: «Ну вы и накрутили в юбилейном фильме к Октябрю. Просто сплошной анекдот… А тут еще и автор Рабинович. Я не антисемит, но лучше возьмите псевдоним». Так сценарист Виктор Рабинович превратился в сценариста Виктора Викторова.

Еще не вышедший на экраны фильм осудили в магаданском обкоме партии и Северо-Восточном НИИ. Прочитав несколько газетных заметок о снятой картине, они написали гневное письмо авторам фильма, а также всевозможному киношному начальству, что «Начальник Чукотк
Еще не вышедший на экраны фильм осудили в магаданском обкоме партии и Северо-Восточном НИИ. Прочитав несколько газетных заметок о снятой картине, они написали гневное письмо авторам фильма, а также всевозможному киношному начальству, что «Начальник Чукотк

Долго не могли определиться с исполнителем роли Алексея Бычкова. На пробы выстроилась целая очередь артистов, игравших революционеров-героев или одержимых комиссаров. Режиссер картины Виталий Мельников мечтал пригласить Михаила Кононова, которого за два года до этого видел в картине «До свидания, мальчики!». Но из-за кандидатуры Михаила Ивановича начались ожесточенные споры. И тогда Мельников пошел на хитрость: он специально начал затягивать решение с выбором актера. И когда тянуть дольше было нельзя: в картину на подготовительном этапе уже были вложены деньги, то худсовет разрешил делать режиссеру все что угодно, лишь бы он не срывал план съемок.

Чукотку снимали на Кольском полуострове, недалеко от города Апатиты. А вот чукчи были настоящие. Они привезли с собой специально обученных собак и оленей. фото: Совэкспортфильм
Чукотку снимали на Кольском полуострове, недалеко от города Апатиты. А вот чукчи были настоящие. Они привезли с собой специально обученных собак и оленей. фото: Совэкспортфильм

Поначалу снимать хотели на Чукотке, но, съездив туда в экспедицию, отказались от этой затеи: уж больно короткое там лето, в течение которого только и можно работать. Поэтому киношники перебрались на Кольский полуостров. Расположились недалеко от города Апатиты Мурманской области. Здесь развернулось настоящее стойбище. Прилетевшие с Чукотки каюры-погонщики занимались собаками и оленями. А плотники возводили декорации. И все это происходило в жуткий холод. Неудивительно, что оператор картины Эдуард Розовский подхватил воспаление легких, и врачи всерьез опасались за его жизнь. А актер Михаил Кононов позднее вспоминал, что в мае начал таять снег, поэтому приходилось подниматься все выше и выше в горы. Из-за огромного перепада давления у многих членов группы шла кровь из носа и ушей.

Алексея Грибова на роль коллежского регистратора Тимофея Ивановича Храмова утвердили сразу. А вот за кандидатуру Михаила Кононова режиссеру пришлось побороться. фото: Совэкспортфильм
Алексея Грибова на роль коллежского регистратора Тимофея Ивановича Храмова утвердили сразу. А вот за кандидатуру Михаила Кононова режиссеру пришлось побороться. фото: Совэкспортфильм

Нетрудно себе представить, как все обрадовались, когда узнали, что летнюю Чукотку будут снимать в Крыму, под Судаком. Оказалось, что черноморское побережье очень смахивает на суровый край летом. Для правдоподобности пришлось выкрасить скалы в белый цвет, пустить пенопластовые льдины в море, а советские корабли задекорировать под американские. Правда, привезенных чукчей для массовки не хватило, поэтому срочно был брошен клич среди местных. И вскоре три десятка крымских татар превратились в северный народ. Тяжелее всех пришлось актерам. В тридцатиградусную жару они ходили в мехах. Чтобы хоть как-то облегчить страдания, артисты надевали шубы и шапки, но ходили босиком и в плавках.

Чукотку летом снимали в Крыму под Судаком. Правда, сниматься в тридцатиградусную жару в шубах оказалось делом не из легких. Поэтому актеры ходили в мехах, но босиком. фото: Совэкспортфильм
Чукотку летом снимали в Крыму под Судаком. Правда, сниматься в тридцатиградусную жару в шубах оказалось делом не из легких. Поэтому актеры ходили в мехах, но босиком. фото: Совэкспортфильм

На апрельской премьере в Доме кино на входе стояли красноармейцы и на штыки нанизывали пригласительные билеты, точнее, мандаты, на которых было написано: «Махорку не курить! На пол не плевать! Семечки не лузгать!»

Для Виталия Вячеславовича Мельникова до сих пор остается загадкой, как цензоры пропустили «Начальника Чукотки» в прокат и как в 1968 году картина получила премию ЦК ВЛКСМ «Алая гвоздика» как лучший детский фильм.