Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Лариса Удовиченко: «Мне уже не 15 лет, и оператор должен видеть мое лицо»

В фильмографии Ларисы Удовиченко свыше 80 картин

30 января 2008 17:49
2719
0

А вскоре добавится еще одна: на прошлой неделе актриса закончила сниматься в новом полнометражном фильме «Вареники с вишней». «МК-Бульвар» побывал на съемочной площадке и, побеседовав с Ларисой Удовиченко и режиссером Александром Хваном, разузнал все подробности о новой киноленте.

А вскоре добавится еще одна: на прошлой неделе актриса закончила сниматься в новом полнометражном фильме «Вареники с вишней». «МК-Бульвар» побывал на съемочной площадке и, побеседовав с Ларисой Удовиченко и режиссером Александром Хваном, разузнал все подробности о новой киноленте.

— Лариса Ивановна, как вы согласились сыграть женщину по вызову? Роль все-таки неоднозначная.

— Во-первых, меня привлек звонок Миры Григорьевны Тодоровской — соавтора сценария и продюсера фильма, потому что она тот продюсер, который не снимает фильмы просто так. Она позвонила и сказала: «Есть работа, и мне кажется, тебе будет интересно». И я, не читая сценария, сказала: «Да». Потом, когда я узнала, что режиссером будет Саша Хван, я снова закричала: «Да!». И лишь после я уже прочитала сценарий. А насчет роли… Ну как неоднозначная? Наоборот, моя героиня решается на такой поступок, который не каждый отважится сделать. По сюжету Валентина случайно сбивает на «жигуленке» бандита, который «ставит ее на счетчик»: либо 100 тысяч долларов, либо они украдут ее дочь. И чтобы заработать деньги, она идет на панель. В общем, то, что делает моя героиня, — это проявление материнской любви.

— С другой «дочкой» — Катей, роль которой исполняет Екатерина Вилкова, вы быстро сошлись? Я смотрю, вы в перерывах между съемками так мило болтаете, рассказываете ей какие-то веселые истории с прошлых съемок…

— Мы сошлись очень хорошо. Я видела ее в фильме Ильи Шиловского «Нас не догонят». Я была членом жюри фестиваля, в котором эта картина участвовала у нас в конкурсе, и мы тогда единогласно дали Кате приз за лучшую женскую роль. Поэтому, когда мне назвали ее фамилию, я обрадовалась тому, что у меня будет талантливая молодая партнерша. Мы с ней моментально перешли на «ты». Меня кто-то как-то спросил: «Как она так запросто тебе тыкает?» А мы ведь с ее мамой одного возраста. А я говорю: «Она моя коллега. Она не какой-то посторонний человек. И к тому же мне приятно, что Катя меня воспринимает не как какую-то закостенелую тетку». (Смеется.)

— Вам как актрисе где интереснее сниматься: в таком фильме, как этот, где камерная обстановка и все действие происходит в одном месте? Или когда много разных объектов?

— Я не задумывалась над этим. Мне интересно работать с талантливыми людьми. У нас прекрасная группа, я знаю всех по именам, каждого люблю, с каждым свои шутки-прибаутки. Великолепный оператор Игорь Кожевников и его помощники. Они стараются. Катюшка-то молодая: ее как ни посади, все равно красивая будет. А со мной уже нужно поработать: мне не пятнадцать лет — и надо умело свет поставить. Но Кожевников отличается тем, что понимает, видит женское лицо.

— Вы как-то участвовали в создании костюмов своей героини? Или надели то, что вам предложили?

— Нет, я снимаюсь в своей одежде. И в дубленке Миры Григорьевны Тодоровской. (Смеется.)

— Зеленая комбинация тоже ваша?

— Все мое! Эту комбинацию я покупала для спектакля, в жизни я так не хожу. Но для спектакля она не пригодилась и завалялась у меня на годы. Она была совершенно новая, даже с этикеткой. И вот оказалось, что пригодилась для фильма. Так как картина маленькая, вещей мало, то я подумала, что мне удобнее сниматься в своей одежде.

— Реквизит никакой из дома не приносили?

— Принесла какие-то свои примочки. Свои цветы принесла. Например, длинный такой бамбук. Засыхает, бедный, уже. Ну ничего — оживет. Любимую мою разделочную доску для сыра… Есть какие-то вещи, которые создают атмосферу дома.

— Вы часто так делаете?

— Нет, не делаю никогда. Только на этой картине как-то так сложилось, потому что картина маленькая, камерная. Две актрисы, и все происходит в одном месте.

— А вы умеете сами готовить вареники с вишней?

— Нет. (Смеется.) Вообще я умею готовить и неплохо это делаю. Но тесто любит руку. Тесто — это такая вещь, которой нужно заниматься все время. Даже блинчики: если вы полгода их не пекли, они могут получиться не «один комом», а пять, пока не настрополишься. А у меня всегда тесто получалось разным. Я пыталась делать и пельмени, и вареники. Но тесто у меня почему-то получается крутым, а оно должно быть тонким и незаметным, чтобы его было мало. Но зато я с удовольствием ем вареники. Но не с вишней. (Смеется.) Я люблю вареники с картошкой, какими-нибудь грибами, печенкой. В общем, не сладкие.


АЛЕКСАНДР ХВАН: «БЛОКБАСТЕРЫ МЕНЯ НЕ ИНТЕРЕСУЮТ»


— Фильм «Вареники с вишней» — это что: комедия, триллер?


— Я бы назвал это абсурдным фарсом. Для меня образец этого жанра — фильмы Романа Полански.


— Подворовываете?


— Цитирую. Прежде всего — общую атмосферу.


— Камерность?


— Да, камерность. И то, что все балансирует на грани между клоунадой и хоррором. Когда зрителя бросает из огня да в полымя.


— Весь сюжет умещается в один день?


— Даже не в один день, а в несколько часов. Мы и сняли фильм в стиле блиц — за полмесяца.


— Как актрис утверждали на роли?


— Сразу как-то решили…


— То есть даже проб не было?


— Нет. Они прочитали сценарий, мы поговорили, и они сразу согласились. Это я пришел на проект достаточно случайно. Просто в компьютере у своего исполнительного продюсера я увидел этот сценарий и сказал: «А давайте я его поставлю». И после каких-то переговоров оказалось, что это возможно. Я как раз искал камерный сценарий, такой фильм, который можно было бы снять без больших постановочных усилий. На мелком ремесле, что называется…


— Почему?


— Ну потому что у меня есть некое противодействие к индустрии блокбастеров, к которой пытается идти наше кино и которым все щеголяют. А я подумал, что кино — это все-таки не компьютерные эффекты, не трюки. Кино — это прежде всего актерская игра, изощренное движение камеры и создание атмосферы. В такой камерной истории, мне показалось, есть возможность пойти, что называется, вглубь, а не вширь. Показать, что можно сделать кино и на деталях. И не за очень большие деньги. Собственно говоря, это второй опыт в моей работе. Десять лет назад я снял картину «Дрянь хорошая, дрянь плохая», где тоже практически все действие происходило в одном павильоне. И было задействовано только три человека.


— Как и тут?


— Нет, тут два. Клиент вообще не появляется. Никогда. И в этом тоже есть некая наша фенечка.


— И что, не было совсем никаких сложностей во время работы?


— На самом деле — тьфу-тьфу-тьфу, стучу по дереву — удивительно легко прошла эта работа, как по маслу. Снова стучу по дереву.