Архив

Пульт личности

Почему у нас дома не работает телевизор

На первом курсе молодого отца я перегрыз антенну, дабы ни у кого из тех, кто приходит к нам в дом, не было физической возможности включить телевизор.

3 марта 2011 18:35
2531
0
Окно в мир или "черная дыра"?

Ремарк и Бергман

Можно, конечно, с ощущением небывалости собственной значимости процитировать диалог с моей супругой по телефону: «Чем занимается Егор?» — «Смотрит „Седьмую печать“ и читает Ремарка». Сразу создается образ такого вундеркинда, который в три года расспрашивает папу про второй закон термодинамики и играет с мамой в «экзистенциальное — не экзистенциальное» (вместо «съедобное — несъедобное», как вы поняли). Но это, конечно же, не так.

Ремарка он не читает, а с умным видом переворачивает страницы. А выбор книги связан с тем, что она, во-первых, красивая, а во-вторых, ее читает папа. «Седьмую печать» Бергмана он подсмотрел на Новый год, когда мы с женой решили как-то снизить градус восторга от праздничных шоу. И ненадолго прикипел, хотя фильм, прямо скажем, совершенно не детский.

Вообще родителям надо очень четко отслеживать сферу внимания своего ребенка. Благодаря нашим «родительским» киносеансам он примерно месяц смотрел «День выборов» — два раза в день. Сейчас примерно с такой же периодичностью смотрит «Интервенцию». Несколько настораживает, что смотреть ее он предпочитает, размахивая красным флагом, который я ему принес с осенней демонстрации коммунистов (я работаю в отделе политики). Впрочем, этот фильм не может надоесть, хотя коллеги с удивлением замечают, что в моей речи появилось много одесских оборотов из серии «я видел его гулять по бульваре». Разумеется, в идеале надо было бы вообще оградить сына от «взрослых» фильмов, но в крохотной «однушке» это невозможно. Хотя правильный детский синематограф тоже присутствует: Егор периодически просит поставить «Снежную королеву» (старую, с Леоновым и маленькой Прокловой) и с большим удовольствием смотрит мультики про Винни-Пуха. В перспективных планах на ближайшее время у нас зарезервированы «Морозко», «Кащей бессмертный», «Золушка» и «Царевич Проша».


Невеселая карусель

Так получилось, что современная киноиндустрия практически ничего не может предложить маленьким зрителям. Точнее, предложить-то может, но продукт либо нельзя показывать ребенку ни при каких условиях, либо (и здесь я сужу по собственному сыну) он просто неинтересен. Трилогия про русских богатырей — задорная и смешная, но она рассчитана на зрителей постарше.

Впрочем, есть пара очень интересных и правильных проектов. Один из них — «Гора самоцветов». Категорически рекомендую всем молодым родителям. Кроме того, что эта серия мультфильмов, созданная под руководством гениального Татарского, серьезно обогатит малыша духовно и интеллектуально, он, когда вырастет, с огромной долей вероятности откажется пойти на очередную «манежку». Вторая Вещь во многом похожа — это сборник «Колыбельные мира». Около пятнадцати красивых снотворных песен разных народов, причем каждая из них выполнена в эстетике того народа, о котором идет речь.

Но боюсь, что, кроме этого, ничего из современного производства я сыну не предложу, если не считать реставрированных коллекций «Веселой карусели» и прочих добрых советских мультиков.

Бесспорно, я не являюсь экспертом в области современного детского кино, но ситуации, когда я сталкиваюсь с потребителями медиа-продуктов, убеждают меня в том, что я все-таки прав.

Однажды у нас был физкультурный выезд: мы приехали в большой детский центр, где дите могло вволю поползать по специально предназначенным для этой цели сложным лабиринтам. И там мы разговорились с молодой семейной парой, которая привела туда же своего отпрыска — нашего одногодку. Так вот. Он очень любит смотреть телевизор. Особенно ему нравится передача «Голые и смешные». Я из интереса попытался посмотреть одну случайную серию.

Мне кажется, что даже взрослому, который сознательно и бесплатно согласится это смотреть, необходима серьезная психиатрическая помощь. Это не контркультура и даже не мусор. Это что-то такое, что находится далеко за гранью того и другого.

Что интересно, упомянутые родители в целом понимали, что ребенку это смотреть не стоит. Но дите, однажды зацепившись глазами за этот телевизионный субпродукт, теперь требует его постоянно. А я по нашему собственному опыту могу сказать, что попытка оторвать ребенка от любимого зрелища неизбежно приводит к серьезному стрессу, причем и у него, и у нас. Боюсь показаться банальным, но есть очень советский вопрос: кого хотят вырастить такими передачами?..

"Боюсь, ничего из современного кинопроизводства сыну не предложу, если не считать реставрированных советских мультиков".
"Боюсь, ничего из современного кинопроизводства сыну не предложу, если не считать реставрированных советских мультиков".

…Следом за ЕГЭ всплыли на повестке дня новые образовательные стандарты. Общественность взволновалась, какие же предметы оставят обязательными. Моя задача — самому, как можно раньше, научить сына чтению и привить любовь к книгам. Потому что, если ребенок полюбит читать, он самостоятельно найдет ответ на многие вопросы…


Книжкины слезки

Чтение — это наша проблема, с которой мы планомерно боремся. Егор категорически отказывается слушать, как ему читают, причем гамма реакций может быть очень широкой. Книжки с картинками он отбирает и смотрит сам. Книжки без картинок уносит и аккуратно ставит на место прямо во время чтения. Либо, если такой возможности нет, отказывается слушать, уходит к своим игрушкам и углубляется в них.

При этом стоит отметить, что он знает, отличает и произносит все буквы алфавита, причем ему это очень нравится. Он пока не умеет складывать их в слова, но узнает их везде, где видит — на вывесках, футболках и на экране компьютера.

Какое-то время он соглашался слушать сказки Афанасьева, но они объективно слишком сложны для трехлетнего карапуза. Плюс к тому их невыгодно отличает отсутствие сюжетной логики, внятных концовок и избыточная жестокость. Впрочем, последнее — характерная особенность всех народных сказок.

И здесь, пожалуй, можно открыть несколько простых секретов воздействия на маленького нонконформиста. Во-первых, нужно создать благоприятный фон: локализовать ребенка за приятным занятием, которое не требует его внимания. Мы даем в зубы банан или баранку. А пока он разбирается с едой, читаем книжку ненавязчивым фоном. Главное — прекратить, как только он доест или проявит первые признаки недовольства.

После нескольких таких сеансов (хотя их может быть и десять, и двадцать — работаем до результата) дите должно «распробовать» новое развлечение, и, когда оно само придет к вам с книгой, можно считать, что вы одержали очередную уверенную победу.