Архив

Если «звезды» служат, значит, это кому-нибудь нужно…

Чем занимаются в армии известные люди?

Отдать свой долг Родине — почетная обязанность каждого гражданина мужского пола. Накануне 23 февраля «РД» выяснил, как проходили армейскую службу известные российские певцы, актеры и спортсмены.

17 февраля 2011 18:35
3072
0

Александр Буйнов, певец:

— А я, кажется, всю свою службу сидел на губе. И все, что со мной происходило, в записную книжечку записывал. Так появился рассказ «Один день на губе», где я изобразил всю правду-матку, только немного художественно приукрасил. У нас сержантами были ребята из Западной Украины, и вот они на мне, москвиче, отыгрывались в хвост и в гриву, а я, конечно, в меру своих скромных возможностей сопротивлялся. Однажды записал, как они забрали мясо из моей тарелки и отдали собаке, а я ел просто кашу. А потом замполит нашел мою книжку и сдал в особый отдел дивизии. А там у меня кроме рассказов телефончики были записаны разные — Саши Градского, Мартина Била (он американец, но бежал из Америки, стал гражданином СССР)… Майор Сидоров был, конечно, в бешенстве от этого «Дня на губе». «Начитались Солженицына? — ревел он на меня. — Такого в нашей Советской армии быть не может! Сейчас же пиши, кто этот Мартин, кто этот Градский!» Я тогда долго про них сочинял, но, слава богу, все как-то утряслось.

Вадим Галыгин, бывший КВНщик, артист разговорного жанра:

— Вообще-то я с самого начала своей сознательной жизни планировал сделать армейскую карьеру. Поступил в Минское высшее военное командное училище. Должен был стать артиллеристом, служил в 120-й дивизии, потом в военной академии учился. Но буквально с 1-го курса училища я попал в местную команду КВН, и учеба как-то сразу отступила на второй план. В итоге уволился в запас в звании старшего лейтенанта.

Дмитрий Носов, бронзовый призер Олимпиады−2004 в Афинах по дзюдо, актер:

— В нашей спортроте армейского духа как такового я не почувствовал. И в части я, как подающий большие надежды спортсмен, практически не появлялся — готовился к Олимпиаде. Так что эти два года службы прошли незаметно. Хотя друзья мне рассказывали, что у них чуть ли не каждый день случались казусы. Однажды на поле наткнулись на какую-то железяку. Прапорщик приказал солдатам копать. Трудились они 2 дня и откопали… вагонетку. А когда поняли, что не достать никак, прапор передумал: «Закапывайте обратно, потом будем болгаркой пилить». А лично я боевой запал испытал уже не в армии, а на съемках фильма «Путь». Три недели на базе ВДВ нас учили тому, о чем я даже и не подозревал во время службы в армии. Подъемы в 5 утра, марш-броски, физические и тактические упражнения — все приближено к настоящим боевым условиям. Я даже стрелять из автомата именно здесь научился. В итоге выяснилось, что в конце подготовки я настрелял больше, чем 30 бойцов за все время службы. А про современную армию могу лишь сказать, что она требует значительных доработок. Вместо того чтобы драить полы и строить полковникам дачи, лучше пройти полгода такой интенсивной подготовки.

Леонид Агутин, певец:

— Не могу сказать, что я рвался служить, но и откосить особо не пытался. На карело-финскую границу попал прямо из дворика, где горланил с ребятами песни. Меня пугали дедовщиной, а я, наоборот, решил доказать свою значимость. Было дело, я однажды лично нарушителя задержал. Сейчас все это смешным кажется, а тогда я сиял от гордости, кажется, как начищенный пятак. Но на границе я долго не задержался. Как только сержанты узнали о том, что я умею петь, меня сразу перевели в ансамбль песни и пляски. Правда, за самоволку во время гастролей мне все же пришлось с ансамблем расстаться и снова вернуться на службу.

Валентин Юдашкин, модельер:

— Я считаю, что с армией мне повезло. Я служил в картографическом отделении воинской части в Звенигороде. Мыл казармы, выполнял нормативы — все, как у всех… Но потом у жены прапорщика случился юбилей: она отмечала 50-летие и хотела быть лучше всех. Я помог ей изменить имидж — так расстарался, что муж свою Дусю не узнал. В итоге я получил большой кусок торта и очередь из офицерских жен, тоже жаждущих перемен. А ребят из воинской части я стриг в бытовке. Меня за это уважали, и деды никогда не трогали. Помню, у меня тогда еще назрел замысел изменить нашу форму — я же невысокого роста, и на мне она сидела мешком, пришлось ушивать. У меня, кстати, с тех пор много эскизов сохранилось. Некоторые из них я использовал для разработки современной формы.