Звезды

Снежная королева

«С Димкой Марьяновым у нас и сейчас хорошие отношения. Отдыхаем вместе, наши дети дружат»

Со времени развода известной пары фигуристов Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха прошло три года. Все это время пресса пристально следит за перипетиями личной жизни экс-супругов. Про Ирину вот недавно написали, что она замуж выходит.

30 января 2011 18:42
7916
0

Когда все видели их с Ильей на льду, восхищались: такая красивая пара, чемпионы, гордость российского спорта… Для них — и цветы, и медали, и любовь зрителей. А они в это время мечтали о том, что когда-нибудь у них будет свой собственный дом, родится ребенок и они наконец начнут жить как нормальная семья. Потом все это появилось, а брак распался. Выходит, спорт и был тем самым стержнем, на котором держались их отношения? Пережив развод, Ирина твердо намерена устроить свою личную жизнь. Вот только партнера себе ищет такого, который не связан ни с фигурным катанием, ни со спортом.

— Ирина, с какой фигурой, пируэтом на льду вы могли бы сравнить свою жизнь?

Ирина Лобачева: «Какой интересный вопрос! Даже не знаю. Думаю, что с восьмеркой. Прошла полностью один круг, а сейчас иду на второй. Какого-то особого разнообразия в моей жизни не наблюдается, все так или иначе связано с фигурным катанием».

— Вы впервые встали на коньки в семь лет…

Ирина: «Да, и это был мой приговор. (Смеется.) Я росла в довольно бедной семье, а коньки тогда стоили дорого, кроме того, найти их было практически невозможно. В то время фигурное катание было очень популярным видом спорта, просто какой-то бум. У всех на устах были имена Ирины Родниной и Александра Зайцева, родители записывали детей в секции фигурного катания. Катки заливали практически у каждого дома. И когда счастливчики, которым купили коньки, выходили на лед, все остальные, кто пришел просто поиграть в снежки, им страшно завидовали. Конечно, я очень хотела кататься, но о большом спорте и не мечтала лет до девяти».

— Вы сразу «почувствовали лед»?

Ирина: «Я была достаточно координированной девочкой, поэтому сразу встала и поехала. Тренировалась сначала в детском городке в Солнцеве, там же получила свою первую медаль. Радость была огромная! Папа мной очень гордился, говорил, что я должна стать фигуристкой. И вот тогда я впервые подумала о спорте. Кроме того, Роднину ведь тоже звали Ириной, так что все говорило в пользу того, что я стану чемпионкой». (Смеется.)

— А кто был вашим первым партнером?

Ирина: «Я очень долго, лет до пятнадцати, была одиночницей. Но потом возникли проблемы с коленями (которые так до сих пор и остались). И меня поставили в пару с Олегом Онищенко. Хороший такой парень из Одессы. Но танцевать с ним мне казалось чем-то ужасным.

Я не понимала, как можно взять мальчика за руку, обнять его. В общем, была ужасной дикаркой. Мама меня успокаивала, говорила, что это только танцы. (Смеется.) Вот такая девичья история. Конечно, потом мы с Олегом друг к другу привыкли, но катались вместе недолго. После него моим партнером был Леша Поспелов. Он сейчас живет в Швейцарии и весь такой из себя немец-немец. Я его даже не сразу узнала. Мы пересекались года два назад на чемпионате Европы, куда я приехала со своей белорусской парой". (Ирина тренировала танцевальную пару Ксения Шмырина — Егор Майстров. — Прим. авт.)

— Поспелов был вашей первой любовью?

Ирина: «Нет, моя первая любовь — это вот как раз Олег Онищенко. Молодые тогда были — пятнадцать лет, кровь играла… Но он не захотел больше кататься, уехал в Одессу, а я твердо решила, что стану чемпионкой. Так наши пути разошлись».

— Переживали?

Ирина: «Это смотря с чем сравнивать. Если с моими нынешними переживаниями, то все, что было тогда, — просто детские присыпки. Конечно, слезы я по Олегу лила, но это довольно быстро закончилось. Жизнь бурлила: тусовки, бары, кабаки после тренировки».

За свою карьеру фигуристка завоевала много спортивных наград. В том числе серебряный кубок Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити в паре с Ильей Авербухом.
За свою карьеру фигуристка завоевала много спортивных наград. В том числе серебряный кубок Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити в паре с Ильей Авербухом.

— Вы нарушали спортивный режим?!

Ирина: «Еще как нарушала! (Мечта-тельно улыбается.) Тогда я могла „зажигать“ до четырех утра, а в восемь поехать на тренировку и работать целый день. Сейчас мне такое не под силу».

— У фигуристов, которые катаются в паре, очень часто завязываются романтические отношения.

Ирина: «В большом спорте жизнь очень ограниченна: сборы, тренировки, выступления. Отношения завязываются там, где проводишь основную часть времени. Не всегда в паре, на льду, но в кругу спорт-сменов. Мы ведь ездили на сборы и с легкоатлетами, боксерами. На недостаток поклонников я никогда пожаловаться не могла, я была хорошенькая».

— Илья Авербух в интервью нашему журналу рассказывал, что ваша совместная работа свела на нет всю романтику. Можете с этим согласиться?

Ирина: «Могу. Мы с Ильей познакомились, когда нам было по семь лет. Мы вместе катались в группе у Анны Громовой. Я его, конечно, тогда никак не воспринимала. Но через девять лет мы встретились снова. И выяснилось, что нам интересно друг с другом, и как-то нас друг к другу потянуло… Я не хотела кататься с Ильей. Вспоминала свою первую любовь — Олега Онищенко: я считала, что развитию наших с ним отношений помешала именно работа. И не хотела повторения ситуации. Но тренеры настояли, и мы с Ильей начали кататься в паре».

С актером Дмитрием Марьяновым у Ирины был бурный роман.
С актером Дмитрием Марьяновым у Ирины был бурный роман.

— Трения на льду переносятся в жизнь?

Ирина: «И обратно — из жизни на лед. „Ты почему не вынесла мусорное ведро?“ — „А ты почему не сделал поддержку так, как надо?!“ Когда мы с Ильей уехали в Америку и стали жить вместе, потихоньку научились разделять жизнь и работу. Но все равно, наверное, все эти мелочи накапливаются, накапливаются и переполняют чашу терпения».

— А почему вы не остались в Америке?

Ирина: «Нам там все не нравилось: люди, местность. Мы жили в штате Делавэр — деревня деревней. Мы с Ильей как только приехали, сразу решили, что вернемся в Россию, даже не стали оформлять грин-карту. Мечтали, как приедем в Москву, Илья будет делать свое собственное шоу, я займусь тренерской работой. Что наконец-то у нас появится свой дом, родится ребенок. Все так и вышло. Только наш брак это не спасло. Я читала какое-то интервью Ильи, в котором он сказал: „Я не хочу вспоминать прошлое“. Честно говоря, это меня задело. Ведь наше прошлое было достаточно ярким, интересным. К тому же будущее очень тесно связано с прошлым и зависит от него. Мне кажется, эгоистично вот так перечеркнуть все то, что было раньше. Но, с другой стороны, я Илью понимаю. Легче забыть то хорошее, что нас связывало, чтобы разойтись спокойно и не трепать нервы».

— Может, в нем обида говорит?

Ирина: «Думаю, нам не на что обижаться друг на друга. Мы вместе работали, шли в одной упряжке. Бывали у нас ссоры и разногласия — но у кого их нет? Мне кажется, дело в другом. Утром мы вставали вместе, проводили вместе каждый день, приходили с работы домой. Все то же самое. Однообразие, замкнутый круг. А у мужиков, когда им стукнет тридцать лет, начинается какой-то сдвиг по фазе: а вдруг я чего-то не успею, не узнаю в жизни? Надо попробовать!»

На ледовом шоу Ирина и Денис Матросов показывали красочные номера. Но, увы, победа досталась другой паре – Татьяне Навке и Алексею Воробьеву.
На ледовом шоу Ирина и Денис Матросов показывали красочные номера. Но, увы, победа досталась другой паре – Татьяне Навке и Алексею Воробьеву.

— Вы с Ильей друг другу доверяли?

Ирина: «Да. Кроме разве что последних двух лет. Когда родился Мартин, я заметила, что что-то изменилось. Я, кстати, очень много встречала таких пар, которые, прожив вместе много лет, расставались после рождения ребенка. Может, дело в том, что мужчине начинает не хватать внимания? Его женщина начинает заниматься не только им, любимым, но еще и этим маленьким любимым, которому надо поменять памперсы, накормить, которому тоже нужна забота».

— Илья сказал, что ваш брак был в большей степени партнерством…

Ирина: «Может, это у него были партнерские отношения. А у меня была любовь! Если он так сказал, значит, он абсолютно ко мне несправедлив. Зачем тогда было создавать семью и рожать ребенка?! Он, как нормальный мужчина, не эгоист, должен был расставить точки над „i“ еще до того, как родился Мартин. Зачем портить нервы маленькому человеку — слабому, беззащитному? Ему ведь не объяснишь, что он появился на свет потому, что у нас были партнерские отношения. Я не могу поверить, что все это он носил в голове с шестнадцати лет. Скорее всего просто ляпнул сгоряча… Илья никогда не был подлецом и, надеюсь, им не станет. И я не думаю, что все годы, которые мы прожили вместе, он считал, что мы всего лишь партнеры. Если это так, я просто перестану его уважать. Сейчас я Илью уважаю. Все, что он может делать для Мартина как отец, он делает. Не только алименты (это само собой), он еще полностью оплачивает его обучение, мне помогает. Многие отцы, уйдя из семьи, про детей просто забывают».

— Судя по его интервью, он Мартина просто обожает.

Ирина: «Наверное, потому, что мы оба обожаем Мартина, мы и разошлись. Чтобы ребенок не видел скандалов и ссор, мы решили поступить вот так. Оба решили, а я сделала».

Сын Мартин – симпатичный и активный мальчик. Фигуристом быть не хочет, но мечтает стать султаном.
Сын Мартин – симпатичный и активный мальчик. Фигуристом быть не хочет, но мечтает стать султаном.

— Вы поняли, что как женщина исчерпали все возможности сохранить семью?

Ирина: «Мы разошлись, потом опять сошлись, продержались две недели. И поняли, что больше не сможем. Я считаю, мы правильно поступили. Еще бы чуть постарше стал Мартин — и все было бы гораздо сложнее. Ему тогда исполнилось три года, и он не понимал, что произошло. Илья ведь у нас был виртуальным папой. Вроде бы и есть, но все время на работе. Уезжал, когда Мартин еще спал. Приезжал, когда он уже спал. В основном сын находился со мной или, когда мы с Ильей вместе отправлялись в тур, с бабушками. Наверное, как и всем мужчинам, Илье был неинтересен кроха. Зато сейчас, когда Мартин подрос, что-то понимает, они с отцом не разлей вода: с удовольствием играют вместе в футбол или компьютерные игрушки».

— Илья часто видится с сыном?

Ирина: «Гораздо чаще, чем когда мы жили вместе».

— А со свекровью у вас какие отношения? В прессе писали, что при разводе вы даже оговорили условие, что она не будет видеться с внуком.

Ирина: «Ну, это глупости. Никто им общаться не запрещает. В принципе у нас никогда не было особых отношений с Юлией Марковной. Не знаю, почему так. С папой Илюшиным мы всегда хорошо общались. Недавно она позвонила и попросила позвать к телефону Мартина, чтобы услышать его голос. А потом и мы довольно долго разговаривали, нашли какие-то точки соприкосновения, поняли друг друга как женщина женщину. Я ни на кого зла не держу. У меня своя жизнь, Мартин растет. У него уже девочки появились».

— В школе?

Ирина: «Нет, пока в детском саду. В школу мы решили отдать его с семи лет. Но это такой детский сад, после которого Мартин сразу может пойти во второй класс. Они уже не только палочки-крючочки в прописях выводят, но и таблицу умножения изучают, и примеры с иксами решают. И вот он пришел и говорит: „Мамочка, я на Новый год хочу костюм султана, у меня будет несколько девочек“. Я думаю: боже мой, что же с тобой будет дальше, какой сердцеед из тебя вырастет!»

— Замечаете у него тягу к фигурному катанию?

Ирина: «Совсем нет. Этот вид спорта для него точно закрыт. Мы с Ильей пытались поставить сына на коньки. Правда, никто его специально не тренировал. Сразу было видно, что тяги нет. Вот футбол ему интересен».

— Вас по телевизору смотрит в ледовом шоу?

Ирина: «Себя он смотрит. (Смеется.) Он же цветы приносит после каждого нашего выступления. Говорит: «Мама, а ты видела, как я выбежал? А ты видела, вот тут я чуть не упал?»

— Кем собирается стать?

Ирина: «Я знаю, что Илья в детстве хотел стать дальнобойщиком. Представьте, у Мартина точно такая же мечта! Когда я ему говорю, что надо учиться, чтобы потом выбрать хорошую профессию, он отвечает, что будет водить машины. В общем, поговорка про яблоню и яблоко верна».

— Ирина, в Интернете пишут, что якобы вы снова собираетесь замуж.

Ирина: «Это неправильная информация. Замуж я не собираюсь, но личная жизнь у меня есть. Есть мужчина, с которым мне комфортно и хорошо».

Илья Авербух считал, что совместная работа убила в их отношениях с Ириной всю романтику.
Илья Авербух считал, что совместная работа убила в их отношениях с Ириной всю романтику.

— И которого вы тоже нашли на льду…

Ирина: «Все о чем-то думают не о том».

— Все думают про вашего бывшего партнера по ледовому шоу Дмитрия Марьянова.

Ирина: «Не буду называть фамилий. Да, сейчас у меня есть мужчина. Но я и до этого со многими встречалась, была, так сказать, в активном поиске. Не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что нашла именно то, что искала. (Смеется.) Но жизнь покажет, как будут развиваться наши отношения».

— И ваш новый герой не связан с фигурным катанием и ледовыми шоу?

Ирина: «Не связан ни с каким видом спорта, слава богу».

— Вы живете вместе, как семья?

Ирина: «Нет, пока только встречаемся».

— А Мартина вы с ним познакомили?

Ирина: «Конечно. Мне очень важна реакция сына. Как он воспримет человека, с которым я, возможно, соберусь связать свою жизнь. Со всеми мужчинами, с которыми я встречалась за эти три года после развода, я Мартина знакомила. Я хочу, чтобы в общении с этим человеком он чувствовал себя комфортно».

— А если вдруг Мартин не примет вашего избранника, откажетесь от отношений?

Ирина: «Нет, я выберу мужчину. Я понимаю, что ребенок вырастет. Уйдет из дома. Не успеешь оглянуться, скажет: знакомься, мама, это моя жена, а вот тебе и внук. Глядя на Мартина, я думаю, что он с этим затягивать не будет. На примере своей мамы я понимаю, как тяжело одной. Хотя и я рядом, и Мартин тоже. Но это совсем другое. Я не хочу быть одна».

— Ваша известность и чемпионский титул влияют на отношения с противоположным полом?

Ирина: «Во-первых, никто не знает, кто я такая. В гриме, на катке я выгляжу иначе, чем в обычной жизни. Узнать меня сложно. А сама про себя я много не рассказываю».

— «Я Ира, на коньках катаюсь…»

Ирина: «Ну что-то вроде того. Если спрашивают про профессию, я отвечаю, что она связана со спортом. Потом люди, конечно, докапываются до сути».

«Мы мечтали, как приедем в Москву, Илья будет делать свое шоу, я займусь тренерской работой. Появится свой дом, родится ребенок. Так и вышло. Только брак это не спасло».
«Мы мечтали, как приедем в Москву, Илья будет делать свое шоу, я займусь тренерской работой. Появится свой дом, родится ребенок. Так и вышло. Только брак это не спасло».

— И у них шок…

Ирина: «Бывали такие ситуации. (Смеется.) Я встречалась с молодым человеком, который был моложе меня на десять лет. Когда он узнал, что я чемпионка мира, серебряный призер Олимпиады, для него это действительно был настоящий шок».

— А где вы с ним познакомились?

Ирина: «Познакомились случайно, в самолете. Ну где еще я могу знакомиться, если я все время в разъездах? Самолет, поезд, автомобильные пробки — мои любимые варианты». (Смеется.)

— Ну и что — его напугал ваш статус?

Ирина: «Нет, не напугал. Но обязал как-то — что надо соответствовать, много зарабатывать… Вообще-то со всеми, с кем я встречалась после развода, у меня остались дружеские отношения. Мы перезваниваемся. Я довольно жесткий, скандальный человек в работе, но в отношениях мягкая, белая и пушистая. Никогда не рву грубо. Оставляю надежду: может быть, жизнь такая штука, все может быть…»

— Чаще отношения заканчиваете вы?

Ирина: «Во всех ситуациях, которые у меня были в жизни, я. Но тоже не просто так, на все свои причины. Я сама очень постоянный человек, и если я в ком-то не уверена… Сейчас, пережив развод, я к таким вещам стала спокойнее относиться, а раньше мне надо было точно знать, что мой мужчина не ходит куда-то на сторону. И я все держала под контролем».

— В спорте вы уже добились всех мыслимых наград. Думаете о том, чтобы переключиться на что-то иное?

Ирина: «Я думаю о том, чтобы попробовать себя в качестве инструктора по фитнесу или гимнастике. Все же мечтают похудеть. (Смеется.) Мне хочется отойти от фигурного катания, узнать что-то другое. На снег уже смотреть не могу — везде каток чудится. Я тренировала белорусскую пару, и достаточно успешно, но работать за зарплату в пять тысяч рублей и получать тычки от руководства мне надоело. Кроме того, и площадок не хватает. Бегать кого-то просить, платить свои деньги — те, что я заработала на проектах, — я не могу. У меня сын подрастает».

— А Илья не зовет вас в свои шоу?

Ирина: «Последние два года — нет. Думаю, так будет и в этом году. С чем это связано, не знаю. Я с ним не разговаривала на эту тему. Он продюсер, директор — приглашает, кого считает нужным. Я считаю себя личностью и не хочу унижаться и просить. Нет так нет. С голоду не умираю».

«Папа у нас был виртуальный: все время в разъездах. Ему был неинтересен маленький сын».
«Папа у нас был виртуальный: все время в разъездах. Ему был неинтересен маленький сын».

— А участие в телевизионных ледовых шоу приносит вам удовольствие?

Ирина: «Конечно, это общение, новые люди. Новые знакомства. Но и, естественно, это тяжелая работа. Когда начинался проект „Лед и пламень“, мы с Денисом (партнер Ирины Денис Матросов. — Прим. авт.) тренировались по десять часов каждый день. А иногда его отпускали со съемок уже поздно вечером, и на каток мы приезжали за полночь. У меня день смешался с ночью. Но участие в шоу — это еще и хороший заработок. К тому же я не могу находиться дома. Два дня посижу — и все уже, тоска».

— А вы переживаете из-за оценок, полученных на проекте? Хочется вам выиграть?

Ирина: «Лично я не переживаю. Мне-то к чему уже стремиться, я свои медали заработала. А партнер, конечно, очень хочет одержать победу. Мы потом отсматриваем номера, за которые получили низкие оценки, он возмущается, что нас засудили. Но я понимаю, что проект — это прежде всего зрелищное шоу. Поэтому отношусь ко всему спокойно и с иронией».

— С кем из партнеров вам было особенно хорошо танцевать?

Ирина: «Ни с кем. К любому из них я лезла в поддержку и молила: „Господи, спаси и сохрани. Мне еще ребенка растить“. Знаешь, что нужно сделать эту поддержку, чтобы хотя бы пять девять получить. (Смеется.) Все мои партнеры были по-своему хороши. Валера Сюткин — очень позитивный человек. Димка Марьянов — очень сильный, крепкий, с ним можно было какие-то сложные, интересные поддержки придумывать. Володя Шевельков — очень серьезный и ответственный: работать надо, кататься надо. Денис Матросов — трудоголик. Я ухожу с катка, а он еще продолжает тренироваться, отрабатывает трудные элементы. Катается до тех пор, пока его не прогонят. С партнерами мне везло, а то иной раз такие попадаются — от коллег наслышана…»

Ирина всегда была хорошенькой и на отсутствие мужского внимания не жаловалась.
Ирина всегда была хорошенькой и на отсутствие мужского внимания не жаловалась.

— С Димой Марьяновым у вас действительно был роман?

Ирина: «У нас и сейчас хорошие отношения остались. Наши дети дружат. Мы вместе отдыхаем иногда… Я уже не могу про эту „свадьбу“ говорить. Как развелась, так меня несколько раз замуж выдавали и беременность приписывали».

— А слабо пойти под венец?

Ирина: «Легко! Сейчас у меня самый интересный возраст. Раньше я смотрела на мужчин сквозь розовые очки. А теперь научилась в них разбираться, вижу насквозь. Вот он сидит, врет тебе в глаза, а ты думаешь: ну-ну, что ты еще скажешь! С иронией отношусь ко всему. Белое платье? Раньше я хотела настоящую свадьбу с фатой и платьем. А сейчас… ну тоже можно. Только потом куда его девать? Лучше уж что-нибудь более практичное».

фото: Виктор Горячев, Олег Наумов, Арсен Меметов/"Теленеделя", Personastars, Photoxpress