Архив

Женя Любич считает что ни на кого не похожа и гордится своим днем рождения

Анкета на бульваре

На вопросы «МК-Бульвара» ответила петербургская певица, участница французского коллектива Nouvelle Vague

15 декабря 2010 19:04
4556
0

— Опишите себя тремя прилагательными.

— Грустная, ироничная, разная.

— С каким животным вы бы себя сравнили?

— У меня есть кошка. Все говорят, что она похожа на меня. А еще говорят, что я ни на кого не похожа…

— Каким своим поступком вы особенно гордитесь?

— Рождением.

— Какая ваша детская мечта уже осуществилась?

— В детстве я мечтала стать балериной. И даже поступила в Вагановское училище. Я прилежно ходила на все занятия, пока не сломала ногу. Два месяца мне пришлось лежать дома на диване со сломанной ногой. Я понимала, что обратной дороги нет, и грустно читала Роберта Бернса в переводах Маршака. В какой-то момент я услышала музыку. Музыка играла у меня в голове. Так родилась моя первая песня на стихи Бернса. Видимо, тогда зародилась мечта сочинять и петь песни. Теперь можно сказать, что она осуществилась.

— Куда уходит детство?

— В какие-то города. А вообще-то, наверное, никуда не уходит…

— Какую книгу вы прочитали недавно?

— «Камера обскура» Набокова.

— Какая киноновинка вам понравилась, а какая нет?

— Из понравившихся — фильм Сергея Дебижева «Золотое сечение».

В следующей своей картине он обещал снимать меня, чуть ли не в главной роли. Наверное, этот фильм мне понравится еще больше.

— Ваша самая дорогая вещь?

— Гитара. У меня, кстати, она не одна. Я даже боюсь сбиться со счета, но самая любимая та, что я купила в Париже, недалеко от Пигаль, на первые деньги с концертов с Nouvelle Vague.

— Вы когда-нибудь сталкивались с преступниками?

— Помню, когда я начинала выступать со своими песнями, был такой клуб «Черная дыра». Там я однажды пела какую-то лирическую песню на английском языке, и ко мне подошел пьяный большой бритый мужчина и сказал: «А ты сама понимаешь вообще, что ты поешь?» Я ответила, что понимаю, так как жила в Америке какое-то время. Но мужчину только разозлил мой ответ. И он поставил мне условие, что не выпустит меня со сцены до тех пор, пока я не спою ему про «Владимирский централ». Я, конечно, не знала слов, но пришлось петь: куплеты на «ла-ла-ла», а припев мне подпевал весь зал. Позднее этот клуб закрыли, но черные дыры остались…

— Вам приходилось драться в жизни? Когда в последний раз?

— В последний раз дралась со звукорежиссерами. Летом один такой «профессионал» меня не включил в мониторы, и то же самое случилось осенью. Это были два разных человека, но оба получили от меня по мозгам.

— Для вас мат — это…

— Вы же не о коврике, на который прыгают с высоты? И не о шахматной ситуации? Мат в речи может быть грязным, а может быть искусством.

С матом, как с анекдотом, — он не пошлый, пока это смешно.

— Вы когда-нибудь смотрели каналы для взрослых?

— Нет, в основном я смотрю только на каналы и реки Санкт-Петербурга, после чего пишу песни.

— Вам приходилось чистить зубы пальцем?

— Конечно, а чем же еще? Я только так и умею! Не обувной же щеткой их чистить, в самом деле…

— У вас есть «сувениры» из отелей?

— Иногда у меня возникает желание прихватить что-нибудь — начиная от рюмок и заканчивая кроватью. Но пока у меня есть только один памятный сувенир: я забыла как-то сдать ключ от номера в одном мотеле.

— Если бы вам не нужно было работать, то чем бы вы занимались?

— Тем же, чем и сейчас: писала бы и пела свои песни.