Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Алиса Гребенщикова: «В чудеса я верю больше, чем в реальность»

В своих интервью Алиса Гребенщикова давно не говорит о знаменитом папе. Ей есть что сказать о себе самой.

Валентина Пескова
13 февраля 2008 17:17
1166
0

Успешная кино- и театральная актриса, недавно ставшая еще и отличной фигуристкой — в паре с Алексеем Тихоновым она заняла третье место в проекте «Ледниковый период», — Алиса давно является личностью, и знаменитая фамилия здесь совсем ни при чем. Даже на собственном сайте она сократила ее до первой буквы. Говорит, «чтобы сэкономить пространство».

Успешная кино- и театральная актриса, недавно ставшая еще и отличной фигуристкой — в паре с Алексеем Тихоновым она заняла третье место в проекте «Ледниковый период», — Алиса давно является личностью, и знаменитая фамилия здесь совсем ни при чем. Даже на собственном сайте она сократила ее до первой буквы. Говорит, «чтобы сэкономить пространство».

— Алиса, по окончании ледового проекта вы уже на коньках стоите, наверное, лучше, чем на ногах?

— Нет, но ощущения коньков на ногах мне действительно не хватает. (Смеется.) Я к ним так привыкла, что они мне уже даже снятся. У меня даже при ходьбе физические ощущения другие: больше приближенные к полету.

— Ожидали от себя такие успехи? Вашу пару очень хвалили.

— Вы очень правильно говорите — хвалили пару. Алексей — очень хороший партнер, я тоже удобный партнер, потому что не спорю со старшими. Я понимаю, что и Алексей и Илья в миллионы раз лучше разбираются в фигурном катании, чем я. И моя задача: внимательно слушать все, что мне говорят, и впитывать. Так как я — натура пытливая и любознательная, мне это удается в той или иной степени.

— Кажется, все ваши выступления записывал на видео ваш дедушка.

— Да, дедушка был главным поклонником проекта. Думаю, как-нибудь я обязательно приеду к нему и посмотрю, что же такое у нас получилось. Потому что по ходу съемок смотреть программу у меня возможности не было.

— Как-то в интервью вы сказали: театр и кино я сейчас не очень люблю. Я люблю чудо. Вы верите в чудеса?

— Да, я верю в чудеса. В чудеса я верю даже больше, чем в реальность. А иногда даже подменяю реальность чудом. Мне так веселее жить, а это очень важно для меня. Заставить меня что-то делать достаточно сложно, только если я сама не буду убеждать себя в том, что мне это интересно.

— Для вас было чудом, когда вас буквально в ночной рубашке приняли во МХАТ? (Показываться в театр Алиса пришла в короткой юбке, не зная, что во МХАТе носить короткие юбки запрещено. Тогда она одолжила у подруги ночную рубашку и вышла на сцену читать рассказ Чехова босиком. — «МКБ».)

— Нет, я была в этом уверена. У меня есть такое качество: уверенность в собственных силах. Когда я чего-то очень хочу, то не думаю о том, что может не получиться. И это во многом является залогом моих побед. Когда я пришла во МХАТ в ночной рубашке и выходила босиком на сцену, я была уверена, что все будет хорошо. С другим ощущением лучше не приходить на пробы.

— Мхатовские традиции совпали с театральным образованием, которое вы получили в ЛГИТМиКе?

— Да. Мой педагог по актерскому мастерству училась в одно время с Татьяной Дорониной, и мы воспитывались с сознанием того, что МХАТ — это лучший театр. Это была достаточно консервативная школа, и для меня не было ничего удивительного в структуре жизни театра. Сейчас этот театр почему-то находится в оппозиции, но я считаю, что нужно уважать людей, которые занимаются сохранением традиций. Ведь туда приходит достаточно широкий круг публики, которой хочется вдохнуть ностальгический воздух советских времен: и они просто получают удовольствие от чистоты и простоты форм, воплощенных на сцене.

— Алиса, вы себя в детстве не отождествляли с какой-нибудь сказочной героиней? Мне кажется, вы чем-то похожи на героиню сказки «Алиса в Стране чудес».

— Я оценила это произведение только тогда, когда стала взрослой. И чем старше становлюсь, тем интереснее мне его читать. Если говорить обо мне, то для меня моя страна чудес — это кинематограф. И я действительно немножко как Алиса. Она жила-жила своей обычной жизнью, но потом побежала за кроликом, упала в нору, и у нее все перевернулось. Так же и я: жила своей обычной жизнью, но потом на моем пути встретился кинематограф, и я попала в сказку. Кстати, мой официальный сайт в Интернете посвящен именно «Алисе в Стране чудес» и оформлен иллюстрациями Джона Дэниела — это первый художник, который иллюстрировал книгу Кэрролла. А сайт я так и назвала: «Alice G in Wonderland». Фамилию «Гребенщикова» писать долго, так что я сэкономила пространство.

— Вы как-то сказали, что у вас было счастливое детство, а самым счастливым местом являлся Карельский перешеек. С чем это было связано?

— Мне по-прежнему там хорошо. Место нравится тем, что это такая система хуторов, где нет заборов. У нас там домик в лесу, напротив дома — огромное поле, много свободного пространства. Места детства всегда накладывают отпечатки.

— И там до сих пор живет ваш дедушка?

— Да, у него там все прекрасно. Спутниковое телевидение, ноутбук, он даже выходит в Интернет с мобильного телефона и посылает мне письма.

— Параллельно изучая английский…

— Да, мой дедушка — человек, на которого нужно равняться.

— А как ваш английский язык?

— Неутоленная необходимость практики не дает мне покоя. Прошлым летом я ездила в Англию и поняла, что языком нужно заниматься много и интенсивно. А когда вернулась в Россию, закрутилась в паутине бытовых дел. Думаю, в какой-то момент, когда я буду больше предоставлена самой себе, возможно, когда выйду на пенсию, а может быть, это произойдет раньше, то буду изучать и английский, и испанский. Например, в отпуске по уходу за ребенком.

— Отпуск уже планируется?

— Ну как это можно планировать?

— А еще вы, кажется, хотели научиться танцевать фламенко?

— Да. Но это уже когда ребенок подрастет.

— Алиса, а вас в детстве наказывали? Мне кажется, с вашим характером вы были способны на многие поступки, когда родителям пришлось бы несладко…

— Вы знаете, у меня были настолько лояльные родители — они мне всегда очень мягко давали понять, что я не права. Мама была очень терпеливой и мудрой; родители всегда как-то так мягко и со стержнем объясняли: так делать больше не надо.

— За зеленые волосы и серьгу в носу тоже не ругали?

— Нет. Ну хочется ребенку — пусть делает. Я же никому этим не приношу вреда. Мама, наоборот, сказала: «Ой, как здорово — пусть будет». А волосы я не все покрасила, а только часть. Просто взяла флакончик зеленки, выкрасила несколько прядей и пошла в школу. А еще колокольчик вплела в косичку и бубенчики какие-то.

— Вы своих детей будете воспитывать так же мудро?

— Не знаю, будут дети — время покажет.

— В характеристике вашего имени написано: «Алиса — очень обаятельная девочка и, несмотря на некоторую леность, — всеобщая любимица». Про вас?

— Да, это абсолютно я. Потому что когда мне неинтересно, меня невозможно заставить ничего делать. Я начинаю придумывать поводы, для того чтобы не делать того, что мне не хочется. Например, очень не люблю гладить.

— Когда вы жили в общежитии, в вашей комнате было много колокольчиков и шкатулок. Как выглядит ваше жилище сейчас?

— Сейчас — абсолютно белые стены. С одной стороны старый стол и старый буфет 1930-х годов, а с другой стороны — просто белые оштукатуренные стены. В общем, ничего лишнего. И еще — очень много фотографий. Я с большим увлечением делаю коллажи — собираю фотографии и по-разному их компоную. Правда, пока они стоят у стенки. С одной стороны, мне их так хочется куда-нибудь повесить, а с другой — не хочется портить белые стены. А еще в ванной у меня есть резиновые кружки.

— То есть скандал в доме будет устроить сложно.

— Со скандалами у меня вообще сложно. Я и ругаться-то не умею, и отношения выяснять тоже.

— Может быть, это потому, что периодически вы устраиваете себе «день улитки» и раскладываете все, что происходит в вашей жизни, по полочкам?

— Я жду его не дождусь. Это когда я проснусь, забираюсь с ногами в кресло — у меня дома есть большое кошачье кресло и белый плед, с подушечкой, — возьму ноутбук или книжку и читаю. В первой половине дня. А потом во второй половине дня разговариваю по телефону с Петербургом, после чего мне приходят километровые счета.