Архив

Призрак оперы

Наталия Гулькина — о цене своего успеха, боли и предательстве любимых мужчин

Наталия Гулькина — лицо и голос легендарной группы «Мираж». Яркая, красивая, знаменитая. Четыре раза была замужем, двое взрослых детей. Свою исповедь, в которой есть все: предательство мужчин, коварство подруг, жестокие реалии шоу-бизнеса, — она доверила лишь нашему журналу.

1 декабря 2010 23:54
6256
0

Она заказывает уже третью чашку кофе. «Я люблю именно так, чтобы сливок побольше, хотя мне ведь нельзя — надо держать себя в форме!» Я осматриваю ее критически, как милиционер: «Ну вам, пожалуй, можно!» Она и вправду выглядит качественно: не то чтобы тростинка, просто женщина с талией и при этом с явными формами — мечта любого мужчины. «Да нет, нельзя мне! — смеется она. — Но вообще ради сцены я способна сбросить „лишок“ в считаные дни: перед съемкой могу совсем не есть. Но когда ничто не висит над головой как дамоклов меч, то люблю вкусненькое, сладенькое». — «Когда во рту сладко, на душе хорошо, так и разговор легче пойдет», — подначиваю я. И, как показывает дальнейшее развитие событий, не ошибаюсь.

Наташа, давайте с места в карьер: как стать звездой?

Наталия Гулькина: «Надо бросить школу после восьмого класса, по требованию мамы пойти работать телефонисткой, потом как можно быстрее выскочить замуж и родить ребенка. Но при этом иметь подругу — Светку Разину, которая была бы знакома с Андреем Литягиным. А он должен записывать альбом с Маргаритой Суханкиной. Та, в свою очередь, должна альбом записать наполовину и бросить, потому что ей „учиться в консерватории, а попсовое прошлое может испортить репутацию“. И тогда Литягин должен начать поиски голоса, интонационно похожего на вокал Суханкиной, и не найти. А потом услышать тебя».

И ты — звезда!

Наталия: «Нет, я отказалась».

Кто же от такого отказывается в девятнадцатьто лет?!

Наталия: «Ну как? Я молодая жена, мать. Литягин послушал меня и решил, что я ему подхожу для записи альбома. А я не знаю, что это такое. Хотя вроде заманчиво… И тут Андрей заявляет: „Студия у меня дома, придешь по такому-то адресу…“ Я думаю: „О-о-о! Ну, все понятно!“ И начала его динамить: не могу, завтра, простыла и так далее. А потом он, наверное, догадался! (Смеется.) Пришел на конкурс самодеятельных коллективов, где я как раз заняла первое место, подошел ко мне и говорит: „Дура! Ты мне вообще не нужна. Мне твой голос нужен. Приходи и приводи с собой хоть всех подруг“. Я собрала толпу девчонок, и мы пошли к нему домой. Тогда я впервые увидела, что такое квартирная студия: прямо на люстре висел микрофон, на нем чулок, чтобы слюна не попадала. Литягин все время просил меня петь похоже на Суханкину, ему нужно было создать впечатление, что поет одна и та же девушка. У меня не очень получалось, я мучилась. Но в итоге все было записано. Тогда он сказал: „Спасибо! Я позвоню“, — и отпустил. Все».

Что значит «все»? Звездой-то вы как стали?

Наталия: «Мы с подружкой гуляли с колясками, у нас дети ровесники. Вдруг слышим — из окна разносится на всю улицу: «Завтра улечу в солнечное лето, буду делать все, что захочу». Я спрашиваю: «Что это?» — я альбом-то сведенный не слышала. А подруга отвечает: «Ой, это такая группа — «Мираж». Муж вчера принес запись, мы всю ночь гоняли!» Я обомлела: «Да это же я пою…» Она не поверила: «Да ладно! Ну-ка напой». Я напела. А она шустрая такая: «Пойдем», — говорит. Притащила меня в ДК, где проходила самая популярная дискотека, вызвала диск-жокея: «Вот певица, которая поет «Солнечное лето». Тот, конечно, обалдел и стал меня уговаривать прийти на дискотеку, спеть. Ну я и пришла — жалко, что ли? И вот он по ходу дискотеки кричит в толпу: «А сейчас вместе с группой «Мираж» споет ее настоящая солистка — Наталия Гулькина!» Толпа: «А-а-а!» И я — дуэтом сама с собой! А после дискотеки он дает мне денежку… Я была просто ошарашена: «За что?» Он мне: «За работу. Можешь завтра в другом месте спеть?» Конечно, могу. Мне и просто петь — в кайф, а тут еще деньги платят! В итоге меня позвали в «Олимпийский», там проходили полуподпольные шоу. Сначала женские драки, причем дерущихся обмазывали шоколадом, вареньем, и они дрались всерьез, жестко так. А потом дискотека, на которой я и выступила».

И вот тут на вас обрушилась слава…

Наталия: «Нет. Мне позвонил Литягин и сказал: «Ты какое имеешь право ходить по дискотекам и петь эти песни? Они принадлежат мне!» А я и знать не знала в свои двадцать лет про какие-то там авторские права. Думала, раз я это спела — значит, могу и еще раз спеть. Короче, Андрей поставил ультиматум: «Или ты приходишь работать в группу, или больше никогда не поешь эти песни». Думаю, если бы не эти дискотеки, ни я, ни Светка (как моя подружка) никогда не оказались бы в «Мираже».

У группы было несколько составов?

Наталия: «Конечно! Андрей Разин (он, кстати, одно время работал у нас администратором) теперь твердит, что это он придумал — работать несколькими составами. Ерунда! Это придумал Литягин. Требование было — выступать только под „фанеру“. В ответ на мое удивление Андрей объяснил, что в глубинке аппаратура плохая, а народ ждет привычного студийного звучания. Чтобы его не разочаровывать, надо под „фанеру“. А я не привыкла. Мне нужно хотя бы поверх, вторым голосом. А он: нет — и все. Я смирилась — ведь только пришла, тихая такая девочка, куда мне спорить… Потом уже, когда поднаторела, начала голос подавать, тогда уговорила его включать мне микрофон на сцене, чтобы я могла хотя бы с залом пообщаться. Работать под „фанеру“ вообще неприятно, а уж под чужую — тем более. Ведь часть песен была записана Суханкиной. Я ее песни петь отказывалась… В общем, тяжело со мной было».

Только не говорите, что рассорились вы исключительно по творческим мотивам.

Наталия: «А я и не говорю. И из-за денег тоже. Светка Разина мне как-то сказала: „Ты знаешь, что получаешь меньше всех остальных?“ А я ведь даже не задумывалась об этом. Мне эти деньги — двадцать пять рублей за концерт — казались огромными. Работая телеграфисткой с ночными сменами, я в месяц получала как за три концерта. Я приоделась тогда, маме шубу купила… Поэтому Светке не поверила — куда уж больше-то? А потом девчонки случайно проболтались, что им платят по семьдесят пять. Конечно, я обиделась! Голос мой, я работаю больше других, а зарплата у меня меньше половины…»

«В быту неприятности ходят за мной по пятам, зато в творчестве я востребована. Люди любят старые хиты!»
«В быту неприятности ходят за мной по пятам, зато в творчестве я востребована. Люди любят старые хиты!»

Наверное, за эти деньги надо было еще и другие услуги оказывать…

Наталия: «Да ко мне даже клинья не подбивали! Замужняя, с ребенком… Кому надо? Я порядочная была. Вот и получала меньше других. Короче, из-за этого мы поссорились. Но главной причиной разрыва стало другое. Я вернулась с гастролей, тур был очень тяжелый, по северным городам, а у меня ребенок заболел — температура под сорок! Сейчас младшая дочка более-менее спокойно переносит гастрольные разлуки со мной — у нее Интернет, скайп, сотовый, а вот сын… Лешка в те времена в ноги мне вцеплялся, рыдал: „Мама, только не уезжай!“ А тут еще температура высоченная… Я даже врача вызвать не успела, не говоря о том, чтобы костюмы постирать, вдруг мне звонят — вечером уезжаем в новый тур. Я говорю: „Люди! Имейте совесть! Я месяц отпахала как проклятая. У меня болеет ребенок. Я не поеду…“ Что тут началось! „Ты срываешь гастроли! На кону такие деньги! Или ты поедешь, или мы тебя в порошок сотрем!“ Я рыдала, металась, ребенок в жару… Короче, я не поехала, и меня уволили. По тридцать третьей статье».

За прогул? Испортили трудовую книжку?

Наталия: «Да. Потом, правда, сказали, что если я что-то там отработаю, то исправят на статью „по собственному желанию“. Я отработала».

Литягин вас так запросто отпустил? Ведь не туром же единым…

Наталия: «Он все обещал, что мы будем записывать второй альбом. Когда? В следующий раз, как приеду с гастролей. А потом опять — в следу-ющий. Вскоре я узнала, что второй альбом уже записан. Конечно! Я же все время на гастролях, чего меня ждать?! Ну, я обиделась… Словом, отношения себя исчерпали со всех сторон».

И началась новая, реальная жизнь. Без «Миражей».

Наталия: «Я вместе со своим вторым мужем, Костей Терентьевым, создала группу «Звезды».

А первый муж — Николай — куда делся?

Наталия: «Ну, куда делся… Ушел! Вернее, ушла я. Мы сильно поссорились. Кому понравится — семья, маленький ребенок, а вторая половина носится по гастролям. Вот и ему не понравилось. Он мне сказал: „Я хочу, чтобы вечером я приходил домой, меня встречала жена, а на плите стояли котлеты!“ А тут… какие уж там котлеты! Я взмолилась: „Ты что? Это же моя мечта! Ты убиваешь мою мечту“. Он в ответ: „А ты — мою! Где мои котлеты?“ В общем, на этом семья и закончилась. Он, правда, недавно признался, что благодарен мне за то, что первые годы после развода я не дергала его с алиментами, с претензиями. А мне просто хватало денег! Я и не просила. Он поднялся на ноги, раскрутился, потом даже проспонсировал празднование десятилетнего юбилея группы „Звезды“ в МДМ».

Первый муж, Николай, подарил Наташе звонкую фамилию и сына Алексея. Молодую семью разрушили... котлеты.
Первый муж, Николай, подарил Наташе звонкую фамилию и сына Алексея. Молодую семью разрушили... котлеты.

Как Костя появился в вашей жизни?

Наталия: «О! Появился он шикарно! Представился крутым администратором, сказал, что имеет связи в Министерстве культуры, и предложил свести с нужным человеком. Снял дорогущий ресторан, сказал, что встреча там и назначена. Стол заказал — икра черная, красная, коньяки, вина… Объяснил мне: сейчас нужный человек подойдет, мы все обсудим — график, гонорары… Кто же мог подумать, что все это блеф! Он подговорил официанта, тот все время подходил и сообщал, что наш тайный покровитель задерживается. И так допоздна. А потом Костя мне и говорит: „Ну, видно, сегодня не получится, в следующий раз тогда. Сейчас я заплачу за стол и отвезу тебя домой“. У него были „Жигули“, он по дороге повернулся из-за руля и как-то так посмотрел на меня… В общем, у меня разом снесло крышу! Я была готова там, в его машине, навсегда и остаться».

И какой она — любовь с первого взгляда — оказалась потом на вкус?

Наталия: «Страшное это дело, такая любовь. Костя получил надо мной бесконтрольную власть. Я в упор не видела, что он меня обманывает, обирает, изменяет мне с кем попало, помыкает мной как хочет… У него была мечта — „Вольво 740“. Мечта его сбылась. Потом он от меня на этой „Вольво“ и уехал. Мы поделили имущество так, что мне тоже досталась машина. Стиральная. Больше ничего. Ни денег на сберкнижке, ни других каких-то ценностей. Все куда-то делось…»

Терентьев вскружил Гулькиной голову одним взглядом. Она была готова навсегда остаться в его «Жигулях».
Терентьев вскружил Гулькиной голову одним взглядом. Она была готова навсегда остаться в его «Жигулях».

Долго терпели, а потом вдруг нашла-таки коса на камень?

Наталия: «Он мне не просто изменял, он делал это буквально на каждом шагу и с кем придется. В гримерках, пока я выступала! Я потом укоряла свой коллектив: почему вы мне ничего не говорили? А они мне: „Ты ничего не желала слушать“. Это правда. Я не хотела в это верить! А между тем он обращался со мной как с вещью. Ни во что меня не ставил… Спустя годы я думала: какое же это счастье, что у нас не было общих детей! Иначе мы оказались бы связаны на всю жизнь».

Такая слепая, безумная любовь накрывает, наверное, только творческих людей…

Наталия: «То, что тогда со мной творилось, было ужасно. Он даже… Я расскажу об этом, потому что все равно решила написать книгу, и это будет настоящая исповедь. Так вот — он зара-зил меня. От своих беспорядочных связей. И я — господи, такая дура! — даже не поняла, что он — единственный, кто мог передать мне болезнь. Я сказала ему: «Представляешь? Вот такое дело…» А он: «Да? Ну надо же! Ну что же… Будем лечиться…»

То есть он вас совсем не любил, изначально чистый расчет был?

Наталия: «В прошлом, до встречи со мной, он был судим и сидел за 101-м километром. Я, дура, жалела его, думала, надо помочь, поддержать. Он в юности занимался конным спортом, а потом с друзьями стал играть на ипподроме, на ставках. Они придерживали лошадей. Их на этом поймали, дали срок. Помню, мы снимали клип, я там должна была скакать верхом. Я в первый раз в жизни села в седло, Костя меня учил, но я, конечно, очень неуверенно себя чувствовала. И вот один раз лошадь понесла. Я, неопытная, от страха к ней прижалась, а для лошади это команда — бежать вперед. Она летела по просеке, потом понеслась к конюшне. Конюх выскочил, руки расставил: „Манька, стоять!“ Она — на дыбы и встала как вкопанная. Я, естественно, через нее перелетела и упала на землю. Все подбежали: „Цела? Жива?“ Костя тоже: „Как же так, бедная ты моя…“ Но мне потом рассказали, что это он лошадь хлестнул. Пошутил так. А ведь я могла вся переломаться».

Как вам удалось разорвать отношения, преодолеть такую жесткую зависимость от него?

Наталия: «А я его застала с женщиной. Он, конечно, кричал: „Меня подставили!“ Ну какое там „подставили“… В общем, я все увидела своими глазами, и как отрезало. Я сказала, что ухожу. Что с ним стало! Он плакал, ползал на коленях! Чтобы Костя встал перед женщиной на колени… Но я такой человек: копится, копится — и разом прорывает. Несколько недель он за мной бегал, вымаливал прощение, но я больше не могла с ним оставаться. Самое странное, что он потом все время заводил романы с девушками из „Миража“, и жена у него последняя тоже была из этой группы. Видно, у него произошел какой-то надлом в психике на этой почве».

От второго брака у Наташи остались разбитое сердце и машина... Стиральная.
От второго брака у Наташи остались разбитое сердце и машина... Стиральная.

Вы не встречались больше?

Наталия: «Как-то раз мы с подругой ехали по Москве, вдруг смотрю — на обочине машина, капот поднят, и Костя голосует. Я сказала подруге: „Разворачиваемся и уезжаем!“ Я даже мимо не поехала. А спустя какое-то время мне позвонил приятель и сказал: „Кости больше нет. Сердечный приступ. Не откачали“. Грех, конечно: о мертвом либо хорошо, либо ничего. Но Бог — он все видит. Костя и после смерти не нашел покоя, до сих пор его мать и последняя жена делят урну с прахом: у одной — документы, у другой — сама урна… Вот такая она была, моя любовь с первого взгляда».

Такие душевные раны заживают долго. Разве что клин клином.

Наталия: «У меня и получилось как раз клин клином. Вспыхнул роман с танцором. С Сергеем Мандриком. Как-то все закрутилось — взгляды, жесты, я начала думать, что вот приду, увижу его… Как он ухаживал! Так нежно, так искренне, так самозабвенно! Это было настоящее счастье. Мы прожили в гражданском браке почти восемь лет».

Родилась Яна. Как так получилось? У меня же и аборты были, и спираль, опять же. Видно, дети — от Бога. Я помню, начались страшные боли в животе, тошнота. Я подозревала все что угодно, только не беременность… Но ребенок появился, а любовь начала угасать. Я с дочкой, она же грудная, а он каждую ночь по клубам — ну работает, понятное дело. Утром приходит — я, как любая женщина: «Сереже надо поспать!», ребенка уношу в другую комнату, все сама. А потом он стал нервным, начал срываться, я поняла, что я его раздражаю… В общем, стало ясно, что у него появилась другая женщина".

Безумное счастье с Сергеем Мандриком дорого обошлось – после разрыва с ним певица не хотела жить.
Безумное счастье с Сергеем Мандриком дорого обошлось – после разрыва с ним певица не хотела жить.

Он был вас моложе?

Наталия: «На десять лет. И он просто встретил свою ровесницу. А меня бросил с полуторагодовалой дочерью на руках. Может, он и не бросил бы. Не решился. Но я сама вынесла его вещи на лестницу — устала от обмана… И он ушел. Даже отношения не стал выяснять. Теперь он популярен, раскрутился! А пришел ко мне в стоптанных ботинках. Правда, позже говорил: «Ты действительно думаешь, что у меня ботинок не было? В этих просто удобно было танцевать!»

Но ведь пылкую и нежную любовь имитировать долго невозможно: ну месяц, два, пока мужчина ухаживает, добивается женщины. Но когда начинается совместная жизнь, истинные чувства все равно прорываются наружу. Может, с самого начала у него не было любви?

Наталия: «Мы уже довольно долго жили вместе, а он по-прежнему мог внезапно обнять меня, закружить, посадить на колени. А сколько в его глазах было нежности, когда я носила ребенка! Нет, он любил меня… Но потом плавно все стало меняться. Я хорошо знала его работу, его друзей, я была своя в мире балетных. Когда появился ребенок, Сергею пришлось работать по ночным клубам, чтобы обеспечить семью. Он подготовил номер, в котором было занято еще трое артистов, мы долго его оттачивали, искали неожиданные ходы, и в итоге получилось яркое, красочное шоу, а не просто танцевальная работа на клубной сцене. Они начали раскручиваться, появились деньги. А потом случилось страшное…

У Сергея был близкий друг (не стану называть его имени), он тоже занимался танцами. И вот однажды ночью — звонок, и Сергей вдруг таким напряженным голосом отвечает: «Так! Понял. Ты где? Я сейчас приеду». Я спрашиваю: «Что случилось?» А он меня даже не слышит, настолько погружен в случившееся. И вдруг (как я это поняла, не знаю, у меня вообще очень сильно развита интуиция) я говорю: «Что? Он сбил человека?»

«Младшая дочь спокойно переносит гастрольные разлуки со мной, а сын, бывало, в ноги мне вцеплялся, рыдал: «Мама, только не уезжай!»
«Младшая дочь спокойно переносит гастрольные разлуки со мной, а сын, бывало, в ноги мне вцеплялся, рыдал: «Мама, только не уезжай!»

Увы, моя догадка оказалась правдой. Действительно произошло непоправимое, более того, перепугавшись, наш друг уехал с места происшествия. Погибшим оказался бомж — без документов, без родных. Он уже несколько раз бросался под колеса автомобилей — видимо, чтобы потом содрать деньги с водителей (в местное отделение ГАИ регулярно поступали заявления о таких фактах). После наезда никто не подал на него в розыск, на опознание. Короче, не знаю уж как, но дело это им удалось замять.

И они — это надо же было до такого додуматься! — собрались и отпраздновали, что все обошлось. Я тогда сказала им: «Вы что, сошли с ума?! Вы что отмечаете? Вы в церковь должны идти, молиться, просить Бога о прощении! А вы?» А они в ответ: «Да-да, мы знаем, надо в церковь. Но мы все так переживали, делали что могли, чтобы помочь. Надо же людям хоть немного снять стресс, расслабиться…» Я чувствовала уже тогда, что даром им это не пройдет. Любой поступок имеет свою цену. И правда… Прошло некоторое время, и наш друг погиб. Разбился на машине. Мне позвонила его мать (мы с ней были, да и остаемся, в очень хороших отношениях), вся в слезах. А что я могла ей сказать? Я ведь предчувствовала, что так оно и будет…"

Врач Сергей Реутов появился в жизни Наталии благодаря дочери Яне.
Врач Сергей Реутов появился в жизни Наталии благодаря дочери Яне.

Вы ходили на похороны?

Наталия: «Я уже была чужая в их кругу, но ходила, конечно, я ведь знала этого человека много лет. Подошла, первая поцеловала его в лоб, попрощалась… Кстати, там, на похоронах, я впервые увидела новую женщину Сергея, она там все время в обморок падала. Я еще подумала: «Как странно. Была знакома с погибшим не больше года, с чего бы ей в обморок падать? Я знала его много лет — и не падаю отчего-то. Хотя он мне был куда ближе и роднее…»

Не везет вам на мужчин.

Наталия: «Да уж! За мной вообще неприятности ходят по пятам. Как-то поехали с дочерью в Египет отдыхать. До этого я никогда не ездила зимой — все время летом, а тут уговорили. Так в первую же ночь случился смерч. Шел такой ливень! Электричество во всем отеле погасло, мы сидели втроем (я, дочка и няня), прижавшись друг к другу, и я думала: „Ну надо же! Тут отродясь не было смерча. Достаточно было мне приехать…“ Или в мой единственный выходной собрались на лыжах в Яхрому. Там гора огромная — наверное, с девятиэтажный дом, и мы на „ватрушках“ сверху — ух! И надо же было мне предложить поехать паровозиком… Мы разогнались, влетели на полной скорости в лес, и все, что я помню, — сильный удар в лицо. Я думала, что сейчас у меня высыпятся все зубы. Чуть оклемалась и, конечно, сразу бросилась к детям — целы? А потом смотрю — моя белая куртка стала красной, и окружающие мне говорят: „Ну-ка давай снег прижимай к лицу“. И тут же бросились вызывать „скорую“. Когда в больнице рану промыли, оказалось, что рассечена губа. А у меня через пару дней концерт! Пока меня зашивали, я думала только об одном: как я скажу своему продюсеру, что я с зашитой губой? Как я смогу в таком виде выйти на сцену? А тут еще (наверное, от снега — он же грязный был) началось заражение, губу всю разнесло! В итоге концертный директор сам позвонил мне утром со словами: „Что случилось? Нам позвонили: ты что, разбилась? Все в шоке! Продюсер в шоке! Он обижен, что не от тебя об этом узнал!“ Это врачи, видимо, слили информацию в Интернет. В общем, мы потом с продюсером „год“ не разговаривали, пока не наступил мой день рождения. В память о том случае он мне прямо на сцене подарил мотоциклетный шлем!»

Еще до свадьбы невеста поняла, что совершает ошибку.
Еще до свадьбы невеста поняла, что совершает ошибку.

Зато в творчестве вы удачливы, неужели это не компенсирует всего остального?

Наталия: «Тьфу-тьфу! Я действительно востребованна. Даже сегодня, когда большинство артистов без концертов, у нас нет ни одного свободного вечера. Мы не капризничаем, соглашаемся работать на разных условиях. Залы полные! Людям нравятся старые хиты».

«Я купила четыре песни «Миража» и теперь смело пою их на концертах».
«Я купила четыре песни «Миража» и теперь смело пою их на концертах».

Значит, песни времен «Миража» поете?

Наталия: «Да, спустя десять лет опять пою. У меня был в жизни страшный случай — в конце 80-х, сразу после ухода из «Миража»… Я должна была давать концерт, и не абы где, а во дворце «Крылья Советов», то есть на стадионе. Причем билеты были полностью распроданы. На афишах везде значилось: «Наталия Гулькина и группа «Мираж». И вот в день концерта — звонок в дверь. Моя бабушка открыла, не спрашивая: она же привыкла, что ко мне разные люди приходят. Ввалились двое, а я только из ванны, в халате, на полу сын сидит играет, то есть абсолютно беспомощная ситуация. И они начали мне угрожать! Я каким-то чудом вытеснила их в коридор… Говорю: «Кто вас прислал?» А они: «Это неважно. Ты на сцену не выйдешь! Иначе пеняй на себя, у тебя ребенок». Потом, уже перед концертом, к директору стадиона приехал Литягин и предъявил претензии: почему на афишах значится группа «Мираж»? Что делать? Отменять концерт при стопроцентной продаже билетов? Еле договорились, что выступаю я, а он выпускает свою группу «Мираж» в этом же концерте с новым составом. После этого я дала себе слово не петь песни «Миража», так как мне было очень больно и обидно. Но люди-то из зала просят! Позже Боря Моисеев мне посоветовал: «Что ты мучаешься? Да купи ты у него эти песни!» Мне удалось с Андреем договориться, он продал мне четыре песни по пятьсот долларов. Теперь я их с чистым сердцем пою на концертах».

«Рождение Яны стало настоящим чудом. Я поняла, что дети – от Бога».
«Рождение Яны стало настоящим чудом. Я поняла, что дети – от Бога».

А как получилось, что вы стали выступать вместе с Ритой Суханкиной?

Наталия: «Я писала новый альбом, и она писала. Маргарита давала интервью и сказала: дескать, я пишу альбом, и Гулькина тоже. А журналист так понял, что мы вместе его пишем. Так и вышло в печать, и все начали спрашивать, что да как. И я подумала: а почему бы и нет? Нашли ее номер телефона, позвонили, предложили познакомиться, ведь мы реально не были знакомы все эти годы. В общем, так мы стали «Золотыми голосами группы «Мираж».

В творческой жизни все хорошо, а что в личной? Не так давно вы в четвертый раз вышли замуж — публично, с пафосом.

Наталия: «У меня заболела Яна, я вызвала частную „скорую помощь“. Пришел врач, и мне так понравилось, как он построил отношения с дочерью, как вел себя. А у меня уже полтора года вообще никого не было! Ну я и положила на него глаз. Да и он тоже. Случился роман, потом он сделал мне предложение, я согласилась. А накануне свадьбы внезапно очень плохо себя почувствовала, буквально на пустом месте. И поняла, что я не должна выходить за него замуж, что Бог против этого союза. Но как я могла? Ведь уже были накрыты столы, приглашены гости. Что я сказала бы Сергею? Если быть совсем уж честной, то, наверное, я его все-таки не любила, просто истосковалась по сильному мужскому плечу, по ласке и вниманию. Он тоже был намного меня моложе, я понимала, что нельзя мне быть его женой, надо его отпустить…»

Сегодня сын и дочь – самые преданные поклонники и друзья Наталии.
Сегодня сын и дочь – самые преданные поклонники и друзья Наталии.

А он вас любил?

Наталия: «Он очень хороший человек, просто я сразу поняла, что мы не пара, поэтому и рассталась с ним. Мы остались друзьями, я в отличных отношениях с его мамой. Он сам из Подмосковья. Недавно у меня там был концерт, и хотя к тому времени мы уже разошлись, все равно его родные пришли, после выступления стали звать в гости. Я говорю: „Да поздно уже“. А его мама ни в какую: „Я стол накрыла, столько всего наготовила!“ Сначала она была не очень рада нашему союзу, но потом дела у Сергея пошли в гору, он занялся бизнесом, и она как-то успокоилась — у сына все хорошо. Недавно меня приглашали на свадьбу его сестры…»

Вы помянули Бога как вершителя своей судьбы. Вы религиозны?

Наталия: «После того как мы разошлись с Сергеем Мандриком, мне было так плохо, что впору не жить. Потом мы поехали на гастроли в Уфу, и там я подружилась с хозяйкой кафе, где мы обедали. Она пришла на концерт… И вот прямо перед выходом кто-то из группы возьми да и скажи мне: „Ну как же у вас с Сергеем-то не сложилось? Ведь такая любовь была! Мы не могли налюбоваться…“ Я как начала рыдать! Просто взахлеб! Уже мой выход объявляют, а я реву — не могу остановиться. Кое-как меня припудрили, дали черные очки… На следующий день я пришла в кафе, попросила кофе, а хозяйка спрашивает: „Почему ты в черных очках выступала? У тебя случилось что-то?“ И я ей вдруг как на духу все выложила, всю свою жизнь. Она говорит: „А ты посмотри на ситуацию с другой стороны: ты была с ним счастлива, он оставил тебе дочь…“ Слово за слово, и как-то она перевернула мое сознание. С тех пор мы с ней лучшие подруги — летаем друг к другу в гости. Чуть позже Аля дала мне адрес священника, посоветовала исповедаться. И я пошла. Страшно было! А когда начала исповедоваться, расплакалась… Говорят, если человек на исповеди плачет, она угодна Богу. Вот так вера и вошла в мою жизнь».

Союз с Маргаритой Суханкиной возник спонтанно, но оказался на редкость удачным.
Союз с Маргаритой Суханкиной возник спонтанно, но оказался на редкость удачным.

Что вы сегодня просите у Господа?

Наталия: «Да, наверное, то же, что и любая другая женщина: чтобы дети были счастливы и здоровы, чтобы рядом появился кто-то родной и близкий, чтобы юбилей группы, который скоро будем праздновать, прошел на ура».

Фото: личный архив Наталии Гулькиной, архив «МК»