Архив

Леонид Парфенов:«Свое ведение я работой почти не считаю»

«МК-Бульвар» побывал на съемках его новой программы «Какие наши годы»

Погружение в историю уже давно стало настоящим коньком для Леонида Парфенова. И погружаться туда он, как известно, любит весьма обстоятельно…

1 декабря 2010 19:06
3351
0
фото: Руслан Рощупкин

Декорации — это то, что поражает в первую очередь. Одна из студий «Останкино» превратилась в старый московский дворик — с эстрадой, лавочками, березками, арками, в которые въезжают автомобили, и людьми в костюмах эпохи, которая, казалось, была еще вчера. Дворик — внутри огромного сталинского дома. Декораторы хотели остановиться на двух этажах и снимать только на высоте первого, но в итоге получилось три, причем в натуральную величину. То, что они из поролона и пенопласта, не сразу поймешь, даже находясь в студии. В окнах висят настоящие шторы и люстры, за некоторыми из них — обставленные такой же настоящей мебелью квартиры и даже балкон, на который при желании могут выйти ведущие Леонид Парфенов и Татьяна Арно.

Многое в программе происходит впервые. Выпуск «Времени» ведут Игорь Кириллов и Екатерина Андреева. Фото: Руслан Рощупкин.
Многое в программе происходит впервые. Выпуск «Времени» ведут Игорь Кириллов и Екатерина Андреева. Фото: Руслан Рощупкин.

«Какие наши годы» снимаются на стыке эпох: ушедшей и современной — каждому значимому событию прошлого находится аналог в настоящем, что помогает понять: многие вещи по своей форме и содержанию остались прежними. Так, говоря о массовом расстреле в Новочеркасске, в студию приглашают не только участников событий тех лет, но и защитницу Химкинского леса, олицетворяющую массовый протест сегодня. А вспоминая о годе рождения программы «Время», которая вышла в эфир в 1968-м, в студии появляются диктор Игорь Кириллов и ведущая Екатерина Андреева, которые впервые пробуют провести импровизированный выпуск вместе.

Ксения Собчак рассуждает о вошедших в моду женских брюках. Фото: Руслан Рощупкин.
Ксения Собчак рассуждает о вошедших в моду женских брюках. Фото: Руслан Рощупкин.

О современности напоминает еще и огромный сенсорный экран, тщательно «загримированный» под доску объявлений. На нем Леонид Парфенов со знанием дела время от времени передвигает фотографии и документы ушедшего времени. И успевает просвещать, развлекая, показывая на деле, что такое его любимый жанр «инфотейнмент». Впрочем, развлечений на сей раз куда больше. Масла в огонь подливают работающий на площадке настоящий оркестр и танцевальная группа «Стрит-джаз», которая в мирное время прикидывается обычной массовкой, а как только начинает звучать музыка, пускается в пляс. В гости к Парфенову приходят не только поговорить, но и спеть. Например, Вера Брежнева в «1968-м» изобразила Светлану Светличную из «Бриллиантовой руки», спев песню «Помоги мне» и даже оголив плечи в конце. Правда, последнюю фразу знаменитого киношного эпизода певица интерпретировала весьма вольно, закричав: «Не виноватая я, Парфенов сам ко мне пришел!»

Армен Джигарханян, исполнитель главной роли в фильме «Гонщики», сам приехал в студию за рулем легендарного «Москвич-412». Фото: Руслан Рощупкин.
Армен Джигарханян, исполнитель главной роли в фильме «Гонщики», сам приехал в студию за рулем легендарного «Москвич-412». Фото: Руслан Рощупкин.

«На мой взгляд, Леонид Парфенов в этом проекте чувствует себя довольно успешно, — говорит шеф-редактор программы Сергей Надеждин. — У него амплуа ведущего ток-шоу и шоу одновременно. Для журналиста, который привык быть строгим и даже слегка холодным, это довольно сложная роль. Лично я увидел здесь для себя нового Парфенова — даже не ожидал, что он может быть свойским, раскованным и так далее. Возможно, что часть его традиционной аудитории это не приняла, но ведь наивно ожидать, что он все время будет одинаковый». И словно в подтверждение этих слов Леонид Парфенов залихватски берет под руку с одной стороны — Веру Брежневу, с другой — Татьяну Арно и удаляется с ними в боковую дверь, открывая ее ногой. «Это было сильно», — смеясь, замечает по окончании съемки эпизода Татьяна.

Секс-символ нашего времени Вера Брежнева перевоплотилась в секс-символа 1960-х Светлану Светличную и спела песню «Помоги мне» из кинофильма «Бриллиантовая рука». Фото: Руслан Рощупкин.
Секс-символ нашего времени Вера Брежнева перевоплотилась в секс-символа 1960-х Светлану Светличную и спела песню «Помоги мне» из кинофильма «Бриллиантовая рука». Фото: Руслан Рощупкин.

Съемки программы идут довольно динамично: сначала снимают интервью со всеми гостями, участвующими в проекте, затем отдельно — экскурсы в историю от ведущих. Правда, накануне нашего визита предыдущий съемочный пул завершился в третьем часу ночи, начавшись около 10 утра. Спали Парфенов и вся съемочная группа не более четырех часов, но это уже никого не волнует: главное, не нарушить график. В пятиминутном перерыве, ища возможность пообщаться, проходим вместе с ведущим в его гримерку и понимаем, что очень мешаем — на столе у Парфенова разложены тексты к его подводкам, которые нужно успеть повторить и проговорить. Но выхода нет, и ведущий, как настоящий профессионал, соглашается ответить на несколько вопросов.

Декорации для программы получились настолько масштабными, что им позавидуют на «Мосфильме». В телевизионной студии вырос трехэтажный дом в натуральную величину с аркой для въезда машин. Фото: Руслан Рощупкин.
Декорации для программы получились настолько масштабными, что им позавидуют на «Мосфильме». В телевизионной студии вырос трехэтажный дом в натуральную величину с аркой для въезда машин. Фото: Руслан Рощупкин.

— Леонид Геннадьевич, предложение вести проект «Какие наши годы» вы восприняли как что-то новое для вас или, наоборот, возвращение к чему-то привычному и любимому?

— Для меня поговорить про советское время, как вы понимаете, не новость. И, конечно, тематически эта программа как-то пересекается с «Намедни». Но там была журналистика, и я в третьем лице что-то такое объективистски рассказывал о тех событиях. А здесь все в контакте: люди, аудитория. И вообще все на ощупь: продукты, цены, музыка, мода, политические события — все проживается в реальном времени. А в смысле ведения — это вообще небо и земля. Это шоу, которое требует от меня абсолютно других навыков, красок, приемов. Не скажу, что прямо уж такое шоуменство, но все-таки попытка чего-то развлекательно-познавательного.

— Если сравнивать эту работу со съемками документальных фильмов, то это совершенно другая ипостась.

— Автор и журналист, кем я был, скажем, на «Зворыкине-Муромце» или в «Птице-Гоголе» — это действительно трудная работа. Мы работаем с архивами, договариваемся о командировках, что-то планируем. А, собственно, ведение я работой почти не считаю. В сравнении с журналистикой это чистое исполнительство.

Геннадий Хазанов пришел в «Какие наши годы» и вспомнил о том, как в 1968 году Советский Союз впервые познакомился с месье Фантомасом и комиссаром Жювом в исполнении Луи де Фюнеса и порассуждал о феномене этого фильма. Фото: Руслан Рощупкин.
Геннадий Хазанов пришел в «Какие наши годы» и вспомнил о том, как в 1968 году Советский Союз впервые познакомился с месье Фантомасом и комиссаром Жювом в исполнении Луи де Фюнеса и порассуждал о феномене этого фильма. Фото: Руслан Рощупкин.

— А ваши личные воспоминания будут?

— Они тоже есть, но специально я ничего от первого лица не говорю. Вот был у нас, например, депутат Владимир Груздев, основатель известной торговой сети, и мы с ним, обсуждая продовольственную программу, поделились воспоминаниями о семьях наших родителей — кто, что, как и где доставал. У меня отец на заводе работал, а у него — офицер. И вот мы обсудили продуктовые заказы, военторговские магазины, что было с колбасой и маслом и что везли родственники, ежели у кого-то была командировка в Москву или Ленинград.

— Как всегда, в ваших программах — все на высоте с костюмами.

— Да, у нас все подлинное. Вот сегодня «1968-й», и на мне водолазка, пиджак — все чехословацкого производства. А вот пиджак из «1961-го», а вот — джинсовый костюм из «1982-го», кожаная куртка из «1990-х». (В гримерке стоит вешалка, на которой аккуратно, один за другим развешаны костюмы для других программ. — «МКБ».) Кстати, у меня самого джинсового костюма никогда не было, и я тоже об этом сказал на программе. Джинсы были, а потратить еще 150 рублей на куртку — это уже слишком. (Смеется.)

Костюмы ведущего и предметы реквизита — не бутафорские, а абсолютно подлинные. На Леониде — водолазка и пиджак чехословацкого производства, а на машинке и лошадке только что катались дети. Фото: Руслан Рощупкин.
Костюмы ведущего и предметы реквизита — не бутафорские, а абсолютно подлинные. На Леониде — водолазка и пиджак чехословацкого производства, а на машинке и лошадке только что катались дети. Фото: Руслан Рощупкин.

— У вас появилась соведущая. Раньше вы никогда не работали дуэтом.

— Ну почему же — на проекте «Хребет России» я был не один. Но это не важно. Я сам предложил руководству Татьяну Арно, потому что понимал, что должен быть не один в кадре — это все нужно проживать компанией. Иначе получится, будто я погружаюсь в прошлое и делаю что-то для себя. Шастаю как волк-одиночка среди двора, населенного людьми. А это неправильно. У нас другая задача.

В гримерную заглядывает кто-то из съемочной группы и просит пройти Леонида на площадку. Читать текст ему приходится вслух уже на бегу. В студии тем временем появился Армен Джигарханян, который, как исполнитель главной роли в фильме «Гонщики», поделится своими воспоминаниями об автомобиле «Москвич−412», одерживавшем громкие победы на международных ралли тех лет. Через минуту в студии появляется и сам «Москвич» белого цвета. «Я просто снимаю шляпу перед группой, которая занимается костюмами и реквизитом, — говорит шеф-редактор Сергей Надеждин. — Мы перед ними ставим довольно сложные задачи, и большую часть наших довольно экзотических запросов они выполняют совершенно невероятным для нас образом. То мы просим их достать реанимобиль Брежнева, то треугольные пакеты для молока, которые появились в 1962 году. Причем не купить современные, а изготовить такие же, и чтобы они текли. Потому что раньше нарушали технологию: вместо того чтобы обклеивать их полиэтиленом изнутри, их просто обрабатывали парафином. Вот несколько таких пакетов мы изготовили вручную, и они присутствовали у нас в студии». Для следующего эпизода — рассказа о первом советском «Оскаре» за фильм Сергея Бондарчука «Война и мир» — в студии появляется деревянная пушка, которую взяли напрокат на «Мосфильме». В другом эпизоде в студии и вовсе стоял танк.

Нелегко приходится и режиссерам Андрею Сычеву и Роману Быковскому. Помимо ведущих и гостей в программе участвует массовка, и для каждого ее героя нужно придумать отдельную мизансцену. Люди постарше играют в шахматы на лавочке, молодые люди отрабатывают строевой шаг, дети катаются на игрушечных автомобилях, кто-то прогуливается. «Массовка, живем!» — по команде режиссера все актеры начинают выполнять поставленные им задачи.