Архив

Евгений Пастернак: «Горжусь своим отцом!»

«РД» узнал, как потомки поэта хранят его литературное наследие

В этом году исполнилось 120 лет со дня рождения Бориса ПАСТЕРНАКА. Среди его друзей было много выдающихся поэтов Серебряного века: Марина Цветаева, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Андрей Белый, Валерий Брюсов…

28 октября 2010 19:12
2936
0

— В нашем доме всегда ощущалась особая творческая атмосфера. Но мне от отца поэзия не передалась. Я был расположен к физике, к точным наукам. В 17 лет поступил на физический факультет, но в 1942 году был призван в военную академию и потом более 12 лет служил кадровым военным. Уже при Хрущеве, когда проходило сокращение числа военнослужащих, меня демобилизовали.

— На протяжении многих лет, несмотря на ваше негуманитарное образование, в вас все-таки уживались и физик, и лирик. Это было неудивительно — влияние Бориса Леонидовича?

— Безусловно. Хотя я не пошел по его стопам, его творчество, постоянное с ним общение оказали на меня огромное влияние. Оказывается, в моей душе вместе с физикой жила поэзия, лирика…

Когда полвека назад не стало Бориса Леонидовича, мы с моей женой, Еленой Владимировной, стали заниматься подготовкой к изданию его произведений. Надо напомнить, что после публикации в 1958 году романа «Доктор Живаго» и присуждения Борису Леонидовичу Нобелевской премии (он вынужден был отказаться и не поехал ее получать) — положение с выпуском его книг было сложным. Можно сказать, поколение 60—70-х годов прошлого века с большим трудом узнавало о творчестве Бориса Пастернака. Ходили самиздатовские сборники.

— Когда же дали «зеленый свет» книгам Бориса Леонидовича?

— Мы, родные Бориса Леонидовича, вздохнули свободно четверть века назад, когда были сняты ограничения на его произведения. К 100-летию со дня рождения Б. Пастернака в 1989—1990 годах вышло его пятитомное собрание сочинений. И это было большой радостью для всех, кто любит его творчество.

Хочу вспомнить добрым словом поэта Андрея Андреевича Вознесенского. Он был председателем комиссии по литературному наследию Бориса Пастернака и отстаивал сохранение Государственного дома-музея Пастернака в Переделкине. Символично, что когда-то Андрей Вознесенский 14-летним юношей передал свои первые стихи моему отцу. Можно сказать, он стал учеником Бориса Леонидовича.

…Теперь буквально года не проходит, чтобы нас с женой куда-то не приглашали, то конференция собирается, то презентация книг, то встреча с зарубежными филологами, студентами, работающими в пастернаковедении. Совсем недавно наш большой друг, народный артист Сергей Юрский, сообщил, что кинорежиссер Сергей Попов работает над фильмом о событиях полувековой давности. И Сергею Юрскому доверено в этом фильме сыграть роль Бориса Леонидовича.

— Пять лет назад появилось Полное собрание сочинений Бориса Пастернака. Как и сколько времени шла работа по подготовке этого уникального издания?

— На эту работу я и Елена Владимировна потратили годы. Вместе с нами трудились редакторы, консультанты, эксперты. Первоначально сверяли тексты с рукописными, иногда машинописными оригиналами. Делали ксерокопии документов в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), где есть фонд Пастернака. То же самое касается рукописного наследия в доме-музее поэта в Переделкине. Третий источник — то, что было у нас дома и у родных.

Суммарный объем издания составил 7800 страниц, 12 томов. Первые два тома — стихотворения 1912—1959 гг. В третьем — повести, статьи, эссе. Четвертый том занимает роман «Доктор Живаго», пятый — публицистика и драматургия, в шестом публикуются переводы. В седьмом-десятом томах — письма от поэта и к поэту, 11-й том — воспоминания о Б. Л. Пастернаке. Мультимедийный диск (12-й том) является своеобразным расширяющим навигатором. В нем также помещены драматургические переводы Шекспира, Гете…

— В чем ценность этого собрания сочинений по сравнению с другими изданиями?

— По нему можно изучать творчество поэта, как говорится, «под любым углом». ПСС не только раскрывает тайны поэзии, прозы, драматургии, публицистики. Четыре тома, которые занимают письма, это новый, неожиданный роман, фактически книга в книге. В это издание вошло то, что Борис Леонидович думал высказать обществу. Поэт оставался самим собой со своих первых студенческих стихов и до последних строк. Как я полагаю, главным для него была преданность искусству, преданность слову Божьему, преданность жизни как таковой…

— Сегодня не только вы, Евгений Борисович, но и ваш сын Петр и вдова вашего брата Наталья Анисимовна, вся семья Пастернак заботится о наследии поэта…

— Да, недавно вышла книга «Понятое и обретенное», наш совместный труд с Еленой Владимировной, которая в этом случае была редактором-составителем. Больше половины страниц посвящено родительскому дому семьи Пастернак. Читатели смогут ближе познакомиться с семьей интеллигентов ХIХ—ХХ веков.

Вышла переписка моих родителей «Существованья ткань сквозная». Только что издана книга «Хождение по канату», в которой собраны воспоминания любимой сестры папочки Жозефины — Жени Пастернак. Она жила в Англии, сохранилось много ее писем отцу и его писем к ней. Книга эта очень рефлексивна, она дополняет человеческий портрет Бориса Пастернака. Семейная нота во всех этих книгах отличается от свидетельств знакомых, друзей, соратников.

В сохранении наследия отца я вижу главное дело своей жизни, это мой долг. С годами убеждаюсь, что число интересующихся поэзией, прозой, публицистикой, переводами, письмами Бориса Пастернака все увеличивается. Память о нем и о его творчестве живет среди самых разных поколений в России и за рубежом.