Архив

Анна Старшенбаум: «С обнаженкой я уже наигралась»

Актриса ответила на вопросы «МК-Бульвар»

Анна Старшенбаум из тех, кого трудно не заметить. И, видимо, сама Анна это хорошо знает. Начав, как и многие молодые актрисы, с сериалов, эффектная девушка быстро доросла до большого метра, и недавно прошли премьеры сразу двух фильмов с ее участием.

27 октября 2010 19:41
21560
0

— Недавно вышли сразу две картины с вашим участием. В фильме «Про любоff» у вас совсем небольшая роль, зато актерский состав весьма именитый. Каково было играть в компании маститых актеров?

— С людьми, которые чего-то достигли, всегда интересно поработать. Например, до этой картины я уже снималась у режиссера Оли Субботиной. И не потому, что у меня была главная роль, просто моим партнером в фильме был Андрей Ильин. И я подумала, что это интересно. После этого она позвала меня в картину «Про любоff». Роль маленькая, но я согласилась, потому что у меня была сцена с Федором Бондарчуком, с которым давно хотелось поработать.

— Ну и как вам Бондарчук?

— Он вообще, конечно, офигенный. Одно время я не понимала: ну Бондарчук и Бондарчук, лысый мужик. Потом с ним пообщалась и поняла, что он такой обаятельный, просто невозможно. Как ребенок, заполняет своим обаянием все вокруг. Я думаю, с ним замечательно работается людям его уровня. Не таким задвинутым, как я. Мне было тяжело.

Вне зависимости от цвета волос у Анны явный роман с камерой. Даже если ее роль в фильме не самая большая, актриса умеет себя подать весьма эффектно.
Вне зависимости от цвета волос у Анны явный роман с камерой. Даже если ее роль в фильме не самая большая, актриса умеет себя подать весьма эффектно.

— С чего началась ваша актерская карьера?

— Все последние годы в школе я училась в театральном классе. То есть у нас уже было актерское мастерство, техника речи, движение и так далее. И как только я вступила в сознательный возраст, то поняла, что больше делать ничего не могу. И родители это понимали. Поэтому папа не удивился, когда я ушла из восьмого класса школы и пошла играть в театр к Спесивцеву. Да и мама тоже. Но моя настоящая актерская карьера началась после первой главной роли два года назад. Анна Михалкова взяла меня в фильм «Скажи_ Лео». Это был мой первый «Кинотавр», первый полнометражный фильм, первое интервью, которое, кстати, взял у меня Федор Бондарчук. Отвечая на его вопросы, я и поняла, что, кажется, попала в кино.

— Прочитала, что Старшенбаум — это ваша измененная фамилия. Зачем меняли?

— Это неправда! Изначально фамилия звучала как Штаркинбаум. А потом предки переправились в Израиль, и на еврейский лад фамилия превратилась в Старшенбаум. Вот и все. Никаких переделываний не было! Все мои ближайшие родственники — все Старшенбаумы.

— А чем, кстати, родители занимаются?

— На мой взгляд, мои мама и папа имеют к актерской профессии непосредственное отношение. Родители познакомились в психушке, где мама проходила лечение. Она не сумасшедшая, просто очень экспрессивная и эксцентричная. Ей сейчас 45 лет, и она разъезжает по стране со своим возлюбленным, который занимается эзотерикой и экстрасенсорикой. Просто послала всю эту жизнь в Москве, продала все, что у нее было, вложила деньги, живет на проценты и колесит по городам. А папа увлекается психологией, и он настоящий аналитик. Мне кажется, что у таких родителей не могла не получиться актриса.

— Вы уже ощущаете на себе последствия нагрянувшей славы?

— Меня начали узнавать, причем еще давно, после сериала «Любовь — не то, что кажется». А сейчас начали узнавать еще больше. Пошла я тут в «Макдоналдс»… В итоге ушла, так ничего и не взяв, — окружили, вопросы начали задавать.

фото: Владимир Чистяков
фото: Владимир Чистяков

— В фильме «Детям до 16» есть несколько сцен, где вы играете обнаженной. Насколько тяжело это было для вас?

— В своей первой роли в театре драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина я практически полностью раздевалась на сцене. Мальчик-партнер тоже раздевался. По сюжету, прекрасная девочка, нежная, чистая, влюбилась в подонка. «Ваал» называлось произведение, по Брехту.

Мальчик лишал ее девственности. Не на сцене, конечно, подразумевалось просто. Меня все это абсолютно не коробит. Кто-то, посмотрев фильм или спектакль, сделает акцент исключительно на обнаженке. А кто-то увидит прежде всего историю, без которой этих сцен бы не было. Ну где вы видели страсть, которая убивает тебя изнутри, без поцелуев, без занятий любовью? Когда ты занимаешься любовью, ты же не думаешь, что твой парень или девушка тебя увидит голым! На экране все было наполнено чувствами и эмоциями. Это же не какая-то порнуха, где приходит сантехник, и у них все на раковине случается! Это красочный артовый фильм с любовью и настоящими слезами. Но я решила больше не сниматься обнаженной! Только если что-то супердостойное.

— Что вас подтолкнуло к такому решению?

— Я думаю, что достаточно это сделать всего один раз, но убедительно. Теперь пусть режиссеры пытаются выдумать новые творческие ходы — хватит за счет моей фигуры выкручиваться. Я наигралась с обнаженкой.

фото: Владимир Чистяков
фото: Владимир Чистяков

— В мужском журнале вы, видимо, снялись еще до этого решения?

— Да, в той ситуации мне хотелось самоутвердиться. И вообще журнал сыграл в моей жизни большую роль. Тодоровский не хотел меня утверждать на роль, сказал, что я еще малоизвестная актриса. Но тут вышел журнал со мной на обложке, и он меня утвердил. Мне, конечно, было обидно немножечко: я же актриса, почему к телу такое внимание? Не это же главное! Но теперь я поняла: кому-то нравится, как я играю, а кому-то — моя грудь! Ну пусть радуются.

— В «Детям до 16» герои — ваши ровесники. А ваша героиня была чем-то похожа на вас?

— Эта картина еще тем особенна, что на момент съемок в моей жизни происходило то же, что и в жизни моей героини. У меня был мальчик, который издевался надо мной как мог. И бросил он меня в тот же день, когда мы снимали сцену, как Кира уходит от Леи. Я весь день ревела. Наверное, специально нельзя сыграть такие вещи. До сих пор не могу смотреть эту сцену без слез.

— Слышала, что вы даже машину свою продали только потому, что она напоминала о бывшем парне. Это так?

— Еще из квартиры съехала, хотя и проплатила за несколько месяцев вперед. У меня просто характер такой внезапный. Это в маму. Она увлекалась тантрой и учила меня: «Не думай о том, что правильно, а что нет. Захотелось — делай, не хочется — шли куда подальше!» Раньше я все время брилась наголо, куда-то металась. А сейчас, когда есть любимый человек и в жизни все хорошо, я успокоилась, появилась гармония. Никуда не тороплюсь и не рвусь, пустила все на самотек.

Анну совершенно не пугает, что ее супруг Алексей Бардуков тоже актер. У молодоженов большие планы на будущее: минимум двое детей и тихое семейное счастье. Фото: ИТАР-ТАСС
Анну совершенно не пугает, что ее супруг Алексей Бардуков тоже актер. У молодоженов большие планы на будущее: минимум двое детей и тихое семейное счастье. Фото: ИТАР-ТАСС

— И кто же тот счастливчик, с кем вы связали свою судьбу?

— Его зовут Леша Бардуков, актер театра «Сатирикон». Играет у Райкина ведущие роли. Сыграл в фильме «Диверсант», «На игре» и в других картинах. Я впервые познакомилась с ним, когда мне было 14 лет. В него влюбилась моя лучшая подруга, а в меня — его лучший друг. Но ни я, ни мой будущий муж их чувств не разделяли. Лет шесть мы не виделись ни разу, а потом были пробы, на которых нас поставили вместе. Я думала, он меня не узнает. И он вдруг: «Я тебя знаю — ты та девочка шесть лет назад». Я просто сошла с ума. Конечно, тогда уже никакой речи о пробах не шло, потому что мы прикалывались, смеялись, и случилась вся эта любовь. Мы начали вместе жить со второго дня знакомства. На следующее утро он сказал, что хочет детей, семью и так далее. Я ему сказала то же самое. Через полгода мы поженились.

— Свадьбу играли?

— Я считаю, что свадьба — это удел тех, у кого в жизни мало ярких событий. Мы, как люди избалованные и уставшие от людей и событий, получаем удовольствие от каких-то спокойных, уютных, интимных вещей. Поэтому все пиршества и праздники не для нас. Мы просто пришли в наш загс в Измайлове, подали заявление, затем поставили подписи, и все.

— И даже никакого семейного ужина?

— Если мне захочется есть, я поем, а если нет, то не буду есть только потому, что так нужно отметить какое-то событие. Ну хочется порадоваться за нас — порадуйтесь! Зачем где-то отсиживаться, звеня вилками?

— Получается, что актерский брак вас не испугал, несмотря на все трудности?

— Нам некогда пугаться. Сейчас мы думаем о покупке жилья, потому что очень хотим детей. Двоих или троих. Но мне, правда, нужно еще посниматься, утвердиться как актрисе. Вот в марте еще проект, а вдруг я буду с животом? Мы каждый день по десять раз это обсуждаем.